27 октября среда
СЕЙЧАС -1°С

Перед беззаконием все равны

Суд, следствие и даже прокуратура объединились вокруг дела ростовчанина Гаджи Магомедова. Складывается впечатление, что после скандала с попустительством в деле о гибели студента Максима Сычева, силовики всеми силами...

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Суд, следствие и даже прокуратура объединились вокруг дела ростовчанина Гаджи Магомедова. Складывается впечатление, что после скандала с попустительством в деле о гибели студента Максима Сычева, силовики всеми силами пытаются доказать, что перед законом у нас все равны, но выглядит это снова неубедительно.

История началась 2 мая 2011 года в Ростове. Как следует из постановления следствия, в этот день около 22:00 Гаджи Магомедов, находясь возле продуктового магазина «Надежда» по улице Стабильная 11/1 в донской столице, напал на 25-летнего жителя города Кропоткин, Краснодарского края Максима Рыпалова. Завязалась драка, а вскоре прозвучал выстрел. Максим получил огнестрельное ранение грудной клетки с повреждением легкого. Такой диагноз значился в справке из травмпункта, которую следователям передал сам потерпевший. Справку подшили к возбужденному уголовному делу по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью», а вот оружие найти так и не удалось.

Подозреваемого Гаджи Магомедова ростовские полицейские задержали 19 мая, а уже на следующий день судебная коллегия Ростовского областного суда постановила заключить его под стражу сроком на два месяца.

«Позже срок содержания моего подзащитного в СИЗО был сокращен до 6 июля, – рассказывает адвокат в Наталья Сахарова. – Его задержание произошло в 20:47 19 мая, и по закону отпустить должны в это же время. Мы спокойно дожидались его освобождения, но всего за несколько часов до «звонка» от следователя, ведущего это дело, в суд поступило ходатайство о продлении срока содержания под стражей моего подзащитного. По закону такие ходатайства можно подать не менее чем за неделю до даты освобождения. Однако подали его в 14:25».

По словам адвоката, это грубейшее нарушение закона было «не замечено» не только начальником отдела РП на ОТ отдела №8 СУ при УВД по городу Ростову Шапошниковым, лично подписавшим и направившим ходатайство в суд, но и самими служителями Фемиды, без лишних вопросов взявшимися за его рассмотрение. Нарушений таких в деле предостаточно.

«Когда мы прибыли в суд, то Гаджи уже находился там и сидел за решеткой. На его руках были множественные травмы от наручников, а спина вообще представляла собой одну большую ссадину. Он мне позже объяснил, что травмы получил в результате отказа выйти из камеры с сотрудниками следственного изолятора. Они пытались увести Гаджи, не говоря, куда и зачем и не представляя никаких документов. Естественно, он отказался. За это его избили и протащили по полу на спине до выхода из камеры», – возмущается адвокат.

Ход рассмотрения ее ходатайства Наталья вспоминает с печальной улыбкой.

«В зал заседания вошла судья, и мой подзащитный пожаловался на плохое состояние в связи с тем, что его избили. Тут же нами было написано ходатайство с просьбой вызвать скорую помощь. Однако помощник прокурора Советского района Ростова Елена Хачатурова, являющаяся гособвинителем, заявила так: «Мы здесь не медики, но видно, что обвиняемый находится в нормальном состоянии». А дальше было еще веселее, – рассказывает адвокат. – В 21:00 – время, когда мой подзащитный уже 13 минут незаконно находился за решеткой в зале заседаний, – мы обратились к помощнику прокурора Елене Хачатуровой с просьбой исполнить требования Уголовно-процессуального кодекса и отпустить его из-под стражи. Все это я снимала на видеокамеру. Увидев что ведется съемка, гособвинитель не нашла ничего лучше, как просто отвернуться и сделать вид, что меня просто нет. С таким я еще ни на одном судебном разбирательстве не сталкивалась».

Но веселье закончилось довольно быстро. Вскоре был объявлен вердикт судьи о продлении срока содержания Гаджи Магомедова под стражей на месяц. Сейчас он продолжает находиться в СИЗО. Вскоре ему предстоит снова предстать перед теми же людьми, которые с легкостью обогнули закон, но теперь Гаджи будут грозить не месяцы под стражей в следственном изоляторе, а годы в колонии или тюрьме.

Чем объяснить такую предвзятую жестокость следователей и судей, ни сам Гаджи, ни его адвокат не знают. Зато, возможно, знает потерпевший по этому делу – Максим Рыпалов, который, в отличие от своего обидчика, с судебной системой знаком давно и лично.

«Рыпалов М.А. 6 мая 2007 года, около 2:00 на площадке перед баром «Высшая лига» по адресу: станица Павловская, улица Промышленная, 44, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно произвел выстрел из пистолета травматического воздействия в лицо гражданину Фирсову Г.Г. и тем самым умышленно причинил ему (Фирсову Г.Г. – Прим. автора) тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни», – говорится в приговоре судьи Павловского районного суда Краснодарского края Мышко А.А.

За сухими фразами юридического документа не разглядеть, что пострадавший от травматического пистолета Рыпалова почти полностью ослеп, потому что стреляли ему в лицо с расстояния вытянутой руки. Но за эту «шалость» отделался Максим четырьмя годами условно, выплатил пострадавшему 400 000 рублей компенсации морального ущерба. Что, видимо, не слишком обременило 25-летнего безработного парня на Porsche Cayenne.

«Практика нарушений закона со стороны судей и следствия и в России и в Ростовской области не редка. За последние два года к нам поступило 20 жалоб на нарушения в отношении подозреваемых. Половина из обратившихся жалуется на следствие. Но обратившихся единицы. Остальные просто закрывают глаза на происходящие нарушения, – рассказывает член Общественной наблюдательной комиссии Валентина Череватенко. – В случаях, когда происходит такой произвол, защитить себя обвиняемый может, только вынося все происходящее на суд общественности. Но главное – необходимо визуализировать все происходящие нарушения, то есть записывать на видеокамеру или диктофон, а также собирать все документы».

Однако ни камера, ни диктофон уже давно не пугают тех, для кого закон «что дышло». За разрешенную законом попытку включить диктофон во время судебных слушаний ростовский адвокат Ирина Ермакова едва сама не попала за решетку и была вынуждена объявить голодовку. Упорное нежелание следователей принимать во внимание данные независимых экспертиз по делу об убийстве семьи нижегородского собровца уже вызывает возмущение общественности – и это пока еще суд не начался. На этом фоне дело Гаджи Магомедова выглядит незначительным, но далеко не окончательным штрихом к картине под названием «Перед беззаконием все равны».

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...