27 сентября понедельник
СЕЙЧАС +14°С

Все против пенсионерки Загребаевой: история одного ростовского выселения

За аварийное жилье в центре обещали 3 миллиона, но выселяют с приставами

Поделиться

Валентина Загребаева бьется за право на жилье пять лет

Валентина Загребаева бьется за право на жилье пять лет

Поделиться

С 2015 года жительница исторического дома в Университетском переулке Валентина Загребаева бьется в судах с администрацией. Как и чем помочь ей — власти решили почти сразу, но найти квартиру для Загребаевой и сына не могут уже шесть лет. Женщина рассказала корреспонденту 161.RU, с чем столкнулась в попытках заставить чиновников соблюдать закон.

Пять дней превратились в пять лет

Трехэтажка в Университетском переулке, 63 — это машина времени. Дверь подъезда — грубо сваренные железные листы, старый кодовый замок давно вырван с корнем. Вход заклеен листовками: «Рабочий дом для наркозависимых», «Помощь для людей в трудной жизненной ситуации», «Ипотека». Внутри — на стенах подъезда — граффити. Но за обшарпанными, покрытыми трещинами стенами еще узнается архитектурный стиль дореволюционных мастеров — здание возвели где-то на пороге XIX и XX веков, краеведы называют его доходным домом Севастопуло.

Дом признали аварийным еще в 2009 году, но расселить и снести не могут уже 12 лет. Последние жильцы — Валентина Загребаева и ее сын из коммуналки на третьем этаже. В телефонном разговоре 17 января Валентина рассказывает о борьбе за жилье.

— У меня есть решение суда от 2015 года. Там два исполнительных производства — на меня и на моего сына. По ним нам должны предоставить как минимум двухкомнатную квартиру — мы же совершеннолетние, разнополые. Депутаты выделили на каждое производство по 1,5 миллиона рублей. Но теперь нас втискивают в «однушку» в маневренном фонде. <...> Жилье должны были предоставить в течение 5 дней — ведь дом аварийный. Но эти 5 дней превратились в 5 лет.

Подъезд дома Загребаевой выглядит жалко

Подъезд дома Загребаевой выглядит жалко

Поделиться

18 января на обычно пустой лестничной площадке третьего этажа дома Загребаевой стало тесно от судебных приставов. Выселяют. Загребаева пытается истребовать от сотрудников документ, на основании которого те действуют, но безуспешно. Ей приходится бежать в квартиру, чтобы собрать вещи, пока ФССП опечатывает дом.

— Выселять отсюда меня начали еще 15 января. Целая свора налетела — рейдерский захват, прямиком из 90-х. Я кашляла, у меня была температура. Пристав пришла без постановления [о выселении] и без понятых.<...> Прибежал представитель Пролетарского района. У него в руках ключ, контракт на жилье [«однушка» в маневренном фонде], а я говорю, что подписывать ничего не буду. В рамках какого производства заключен контракт? Они сэкономили одну квартиру и деньги [которые были выделены по исполнительным листам], получается? — спрашивает Загребаева.

Жилье в маневренном фонде, которое сейчас предлагают Валентине, — это «однушка» на улице Рыльского. По документам, это одна из 11 квартир, которые город купил для переселенцев из аварийных домов и людей с тяжелыми заболеваниями.

«Где деньги, Зин?»

Валентине Загребаевой 65 лет, на пенсию она вышла в 2012 году. До этого она работала медсестрой в онкологическом институте Ростова — по 12 часов, помогала на операциях знаменитому хирургу Вадиму Касаткину. Ту работу называет «своей самой любимой».

После ухода на пенсию появилось время, и Загребаева начала заниматься общественной работой. Сначала собирала подписи соседей, чтобы приватизировать участок под домом. Вскоре после этого и посыпались уведомления о том, что дом аварийный и жильцов надо выселить.

В доме уже не осталось других жильцов, кроме Валентины

В доме уже не осталось других жильцов, кроме Валентины

Поделиться

Загребаева отмечает, что у семьи было бессрочное право на жилье — это значит, что выселить могут только с ее согласия. Это право на одну из квартир она получила от своей соседки — в 80-х она ухаживала за ней, поскольку та была слепой, и женщина оставила квартиру в коммуналке в завещании.

— Администрация вышла с иском о том, чтобы [Загребаеву] просто тупо выселить, — рассказывает представитель организации «Быть услышанным» Павел Сагайда, представлявший Загребаеву в суде. — Без компенсации. Потому что выкуплена ее квартира, которая была на ее сыне. А Валентина сказала: «Нет, я попала сюда по договору соцнайма. У меня есть я и еще один сын — тоже совершеннолетний». И подали в суд. Суд первой инстанции был против нее, а областной суд отменил решение первого суда и вынес решение в их пользу.

После этого, как рассказывает Загребаева, приставы возбудили два исполнительных производства для поиска квартиры семье — одно на нее, второе на сына. Бумаги перегоняли из одного района в другой, никакого результата не было. Администрация даже пыталась оспорить действия приставов.

— В итоге приставы не смогли исполнить около 8 или 9 решений суда. В 2015 году, на заседании думы, перед Александром Ищенко (председателем Заксобрания Ростовской области. — Прим. ред.) отчитались, что выделили по 1577 тысяч на каждого взыскателя, на меня и моего сына, — рассказывает Валентина.

Но ни денег, ни квартиры Загребаевы не увидели.

— Меня больше всего поражает — почему приставы не арестовали жилье города, чтобы передать мне и моему сыну? — говорит Загребаева. — Всё то же социальное жилье. И если планировали снос в 2009 году — неужели нельзя было найти дом? То есть с 2015-го по 2017-й они эти деньги не использовали! «Где деньги, Зин?»

Поскольку дом на Университетском переулке, 63 стоит в самом центре Ростова — всего в паре минут до Большой Садовой и Публичной библиотеки — Загребаева уверена, что у властей есть планы на этот участок. Кадастровая стоимость земли под домом — 2,8 миллиона рублей.

— Я попортила им много крови — это во-первых. Во-вторых — бьются под территорию Театра кукол. А тут рядышком, пожалуйста, — святое место. Земля в центре города, развитая инфраструктура. Что еще нужно? А тут какая-то вша осталась, мешается, — говорит о себе Валентина.

Приставы Кировского района опечатывают дом Валентины

Приставы Кировского района опечатывают дом Валентины

Поделиться

Адвокат-перебежчик

В марте 2018 года Загребаева обратилась к адвокату с просьбой помочь ей подать иск для получения жилья. Валентина не всегда могла присутствовать на судебных заседаниях, так что она оформила доверенность на адвоката.

— Первое судебное заседание состоялось в июне. Но только в июле адвокат пишет [заявление в суд], что ему нужно ознакомиться с материалами дела — он затянул дело на несколько месяцев. На судебное заседание явилась только я и он, администрация не явилась. Просил ввести меня в курс дела — на руках искового заявления у него не оказалось, — возмущается Валентина, вспоминая работу адвоката.

Адвокат не предъявил свой ордер на заседании, и Валентине пришлось вводить его в дело как своего представителя.

— Это было странно, но я же не юридически грамотный человек, — отмечает Загребаева.

В иске он подписался за обоих Загребаевых. По доверенности он мог расписаться своей подписью, но, по словам Валентины, адвокат решил всё подделать таким образом, чтобы создать впечатление, что это подписались Загребаевы. Именно из-за этого иска возникла ситуация, при которой администрация должна Загребаевым не две квартиры и не «двушку», а только одну однокомнатную квартиру. Валентина уверена, что между адвокатом и судьей был какой-то сговор.

— Я писал заявление в Следственный комитет по этому вопросу, — говорит Павел Сагайда, — там экспертиза признала, что это не подпись Загребаевых. Ленинский суд отменил решение, которое было принято.

Приставы отказались показывать Загребаевой документы, на основании которых они ее выселяют

Приставы отказались показывать Загребаевой документы, на основании которых они ее выселяют

Поделиться

Проблема в том, что все последующие судебные решения ссылались именно на это — подложное. Так что судебные тяжбы начинаются с самого начала. Валентина говорит, что очередное заседание должно было пройти 17 января, но из-за выселения попасть на него она не смогла. Валентина уверена — ФССП знали о том, что у нее было назначено заседание, и именно поэтому решили его сорвать.

— На прошлом «налете» (15 января. — Прим. ред.) девушка-пристав мне уже сказала, что нас уже давно продали. Я не сомневаюсь, — считает Загребаева.

Валентина считает выселение незаконным. Она уже подала административные иски на службу судебных приставов по незаконному проникновению в жилище и злоупотреблению должностными полномочиями.

Редакция 161.RU обратилась в пресс-службу администрации города, чтобы узнать — имеет ли Ростов какие-то планы на участок и почему процедура расселения дома затянулась на 12 лет. Оперативный ответ дать не смогли.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ36
  • ПЕЧАЛЬ9

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...