14 июня понедельник
СЕЙЧАС +27°С

«Фронтовые истории были написаны слезами»: воспоминания ветеранов о Великой Отечественной войне

Рассказывая о прошлом, ветераны вспоминают не события, а людей

1 649

Поделиться

Слушая эти истории, становится понятно, что самоизоляция — это не испытание

Слушая эти истории, становится понятно, что самоизоляция — это не испытание

Поделиться

В преддверии 75-летия Великой Победы ветераны принимают поздравления. Но мало кто знает, через что действительно пришлось пройти тем, кто пережил войну.

Тамара Васильевна Белякова и София Александровна Степина рассказали свои личные истории, которые не могут не затронуть душу.

Для Тамары Васильевны Беляковой война началась в Кировоградском полевом эвакопункте. Тогда 16-летнюю девушку звали Томочка. В полевом госпитале катастрофически не хватало рук. Полтора месяца Тамара стирала бинты, грузила тяжело раненных в эшелоны, мыла полы. Просто увидела и не прошла мимо. Ела, что достанет, работала сутками, спала иногда и только сидя — лишних кроватей в эвакопункте не было. Через полтора месяца госпиталь двинулся вслед за фронтом и Томочку оформили, чтобы взять с собой. Так вместе и дошли до Берлина…

Её все время спасала работа. 33-й год, когда мать осталась одна с четырьмя детьми, она запомнила не из-за репрессий, а из-за голода, человек мог присесть, а сил встать уже не хватало, так и умирали — сидя. Ели все, даже молодую траву, казавшуюся тогда сладкой на вкус.

— Швейная машинка спасла мать и четверых детей, не знаю, спасла ли я кого-то в госпитале, наверное, но госпиталь помог мне выжить, — вспоминает Тамара Васильевна.

Командир госпиталя, который тогда находился под Берлином, часто слушал радио. Сегодня Тамаре Васильевне 92 года и она не помнит, как пришла Победа. Её ждали, все понимали, вот-вот… Но уже не помнит. Говорит, плакали и танцевали.

Рассказывая, ветеран вспоминает не события, а людей.

— После войны поехали поменять вещи на продукты в Кущевскую, а вывозить продовольствие из Кубани запрещали. При досмотре грузовика незнакомый офицер назвал ее женой и только поэтому кукурузу в чемодане не отобрали. Разные были люди, а все-таки хорошие, — говорит Тамара Васильевна.

После войны Тамара Васильевна работала на автобазе, наравне со всеми грузила мешки. Когда ее ставили в кузов, где их надо было только подтаскивать к краю было полегче. В 46-м ушла работать в центральную сберегательную кассу с зарплатой 450 рублей в месяц. Тогда на эти деньги можно было купить две булки хлеба. Закончила вечернюю школу, а потом — вуз в Ростове-на-Дону, недалеко от улицы Карла Маркса (сегодня — Б. Садовая), получила диплом финансиста, а вскоре и служебное жилье. В Сбербанке Тамара Васильевна проработала почти 40 лет.

При воспоминаниях о войне, голос Тамары Васильевны становит все тише, постепенно отдаляясь, словно эта та самая страшная война, которая с каждым днем все дальше.

София Александровна Степина — тоже ветеран ВОВ. В этом году ей — исполнилось 90 лет, а жизнь свою помнит, словно все вчера.

София Александровна Степина

София Александровна Степина

Поделиться

— Детства у меня, считайте, не было — в 11 лет, когда началась война, все дети из небольшой деревни в Вологодской области, где я жила, оставили школу и начали работать в колхозе — с 5 утра до 12 ночи, каждый день. Мужчины ушли на фронт. Дети помогали грузить зерно на баржи, по двое таская тяжелые мешки, сеяли хлеб, руками разбрасывая зерно в землю, косили серпом, молотили, веяли, удобряли… Труднее всего оказалось убирать рожь, которая вырастала выше нас. В один день, разом, мы стали взрослыми, — вспоминает София Александровна.

Отец Софии Александровны и три его родных брата ушли на фронт, а трое детей остались с мамой. Ели, когда еда была. По 100 граммов хлеба на человека стали давать только на третий год войны.

— Слово «патриотизм» тогда в деревне не произносили, это было просто не нужно. Что объяснять, если артиллерийская канонада была слышна с фронта, расположенного за сотню километров. Короткие перерывы делали только для того, чтобы послушать сводку с фронта по радио, — говорит ветеран.

О Победе узнали утром, кто-то кричал в голос на всю деревеньку. В этот день всех детишек собрали, чтобы накормить. Однорукий фронтовик председатель колхоза сказал спасибо, а потом плакали все.

Через несколько лет после войны, когда отец вернулся, девочка поехала с ним в Вологду. На обратной дороге, ожидая теплоход, они просидели полдня на пристани, рассматривая странного бойца с огромными часами на руке. Этот человек оказался родным братом отца, он возвращался домой, но мужчины не узнали друг друга, просидев рядом несколько часов, так их изменила война.

Чтобы колхозники могли собрать на зиму грибов и ягод, им давали лошадь и телегу. Ездили за 10 километров. Подводу загружали, а сами шли пешком, 20 километров тогда за расстояние не считали.

Первой покупкой Софии Александровны стали часы «Звездочка», в это время она уже закончила училище и начала работать учительницей, надо было распределять время на уроках. Их она хранит до сих пор, они показывают время точно, так же, как и 50 лет назад.

София Александровна Степина 19 лет была начальником отдела кадров и спецработы «Гострудсберкасс» в Ростове-на-Дону. Одной из ее главных задач стал подбор молодых специалистов, которые не очень-то тогда спешили устраиваться на невысокую тогда зарплату в банк. Контролер-кассир, оформлявший все платежи, получал в конце 60-х, примерно, 50 рублей в месяц. Об этих временах ветеран вспоминает с улыбкой.

— Самоизоляция — это не испытание, — говорит София Александровна, которая сегодня дисциплинировано ходит только в магазин и Сбербанк, чтобы подышать по дороге воздухом, таким же свежим, как недавней весной 45-го.

Новости компаний

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...