Криминал Спецоперация на Украине Суд над Денисом Мурыгой подробности

Мурыга, позывной «Шрек». Сослуживец замкомандира «Айдара»* рассказал в суде о подрыве моста в ЛНР

Как диверсия помогла батальону и его бойцам подзаработать. Версия Сероуса

Дениса Мурыгу судят по статьям об участии в незаконном вооруженном формировании и прохождении обучения «для осуществления террористической деятельности»

В Южном окружном военном допросили первого свидетеля по делу украинца Дениса Мурыги — его сослуживца по батальону «Айдар» (запрещен в РФ и признан террористическим) Дениса Сероуса, который отбывает срок в Самарской области. Журналист Сабина Бондарь рассказывает, о чём рассказал суду бывший айдаровец, ставший в России наркоторговцем.

«Надо было убивать»

9 ноября Южный окружной военный суд начал слушание по делу Мурыги, обвиняемого в участии в незаконном вооруженном формировании. Первый допрос свидетеля провели по видеосвязи, так как Денис Сероус отбывает 11-летний срок за сбыт наркотиков.

Денис Сероус родился в Новомосковске Днепропетровской области. До задержания работал грузчиком в городе Днепродзержинске. С Мурыгой познакомился в Луганской области, когда добровольно поступил в батальон «Айдар», приехав в Донбасс из Киева.

Сероус сообщил суду, что Мурыга как один из заместителей командира батальона «Айдар» лично участвовал в планировании и подрыве моста в Лисичанске в 2015 году. На допросе Сероус вспоминал не только о попадании в «Айдар» и поставленных перед батальоном задачах, но и о том, что его выгнали оттуда якобы из-за национальности. Как русского.

При этом Сероус заявил, что вступил в «Айдар» добровольцем в октябре 2014 года, потому что «полностью разделял идеологию киевского режима». Бывший айдаровец заявил, что искренне верил: на Донбасс вторглись российские оккупанты, а жители юго-востока Украины — сепаратисты.

Айдаровец неоднократно повторял, что пошел в батальон из-за патриотического настроя

— Вы знаете, что такое батальон «Айдар» и, если знаете, то имели ли вы к нему какое-либо отношение? — спросил Сероуса представитель прокуратуры.

— Батальон «Айдар» был сформирован еще на Майдане, — ответил он. — Потом он перешел под Вооруженные силы Украины. Два раза менял воинскую часть. Я непосредственно там нес контрактную службу как и Денис Мурыга, но не сразу.

Примерно в октябре 2014 года я, как патриот Украины, решил вступить в ряды нацбатальона «Айдар». Спросил людей — они подсказали, как туда попасть. Конечно, я понимал, что айдаровцы осуществляют вооруженную борьбу с пророссийскими сепаратистами. Я купил билеты до города Старобельска Луганской области, где меня должны были встретить. Меня никто не встретил. Я подошел к таксисту и за 50 гривен доехал туда. У таксиста я спросил, где именно базируется батальон «Айдар». Он подсказал, что на территории бывшего колбасного производства в селе Половинкино. Там меня встретили и приняли.

— Какой-то договор с вами заключался? Какие-то документы вы подписывали, может, делали какие-то отметки в военном билете?

— Ну мы принимали типа присягу. Был контракт с ВСУ, но это было уже после Нового года. Я вступил в октябре, и через полгода с нами заключили контракт на прохождение военной службы в ВСУ, в добровольческом батальоне «Айдар». Действие контракта было до окончания особого периода. Насколько мне известно, контракт был направлен в военкомат. Кто именно занимался моим оформлением, я не помню. После того как меня зачислили в «Айдар», мне выдали камуфлированную одежду, шевроны батальона, а также автомат Калашникова. Хотя с собой я привез каску, броник и спальник, которые покупали волонтеры в Киеве. После распределения я попал в подразделение командира с позывным «Клим». Он рассказал о функции разведывательно-штурмового отряда.

«В подразделение «Клима» входили люди с позывными: «Ярик», «Мишаня», «Рубик», «Лесоруб», «Псих», «Копченый»»

— В батальоне «Айдар», когда вы там были с октября 2014 года по март 2015-го, кто входил в состав батальона: добровольцы, кадровые военные или еще кто-то? Откуда они были?

— Кадровые военные были, но и добровольцы. Кто откуда — в основном из других частей Украины и наемники. На этой базе было пять подразделений, среди которых было наше — из 13 человек. Ее называли рота «Клима». Кроме нас там были подразделения: «Афганская рота», «Золотая гора», «Гора», «Рота черных». Мой позывной в батальоне был «Аватар», который я придумал себе сам. Заместителем «Клима» тогда был Денис Мурыга с позывным «Шрек». Насколько я помню, он уроженец Крыма.

Слушая допрос сослуживца, Мурыга периодически закрывал голову руками

— Какие знаки отличия были у вас?

— Были шевроны. Воинская часть 2950, написано «Айдар» и сова была нарисована. Нам выдали оружие.

— А у Мурыги было это всё оружие и прочее?

— По-моему, нет.

— А что, он ходил без оружия? Кто выдавал это оружие?

Ну у нас были там те, кто официально находились. Если ты идешь в наряд по караулу, то тебе давали оружие. Ты ж не будешь с палкой охранять периметр? Мы передавали оружие друг другу для несения караульной службы.

— Какой-то учет там велся по передаче оружия? Вы где-то расписывались о том, что получили оружие, боеприпасы?

— Нет. Никак. Ну потом как официально тебя уже признают, после того как ты контракт заключаешь, то уже оружие постоянно с тобой — ты его никуда ж не денешь.

— Для того чтобы вступить в батальон, нужно было разделять какие-то взгляды? У него должны были быть какие-то политические идейные взгляды или брали всех подряд?

— Всех подряд. Насколько я знаю, там было двое иностранцев. Один был с русским паспортом.

В перерыве между допросом журналисты пытались поймать взгляд подсудимого на камеры
А сам Мурыга что-то пытался объяснить адвокату

— Мурыга высказывал взгляды, касающиеся ненависти к «русским оккупантам»? — уточнил гособвинитель. — Сам Мурыга поддерживал эти взгляды?

— Ну, сказать по чесноте, да — он недолюбливал их. Высказывал идеи, что русских необходимо уничтожать. Личная неприязнь у него была. Причину не знаю. Да. «Шрек» был ярым ненавистником русских и на постоянной основе пропагандировал нас на борьбу с ними. Призывал по возможности брать в плен живыми для последующих публичных пыток с применением видеосъемок, при этом поясняя, что это является основным, антироссийским принципом деятельности батальона «Айдар». Могу пояснить, что я сам русский по национальности, но на тот момент не придавал этому значения.

Денис Мурыга родился в Крыму, но до задержания жил в городе Рубежное под Луганском. Женат, имеет 15-летнюю дочь. В 2015 году добровольно вступил в «Айдар», проходил обучение во Львовской области, после чего стал заместителем командира подразделения в Лисичанске. Весной 2022-го Мурыга был задержан на границе в Ростовской области, куда пытался въехать под видом беженца. Замкомандира нацбатальона Денису Мурыге предъявлены обвинения по двум статьям: части 2 статьи 208 УК РФ «Участие в деятельности незаконного вооруженного формирования» и 205.3 УК РФ «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности».

— В батальоне были люди, которые принимали участие в революции на Майдане придерживались нацистских взглядов, убеждений?

— Да. Естественно.

— А какую-то зарплату вы получали и от кого?

— Когда заключил контракт, то начали капать деньги на карту «Приватбанка». Тебя занесли в штаб, и всё. Это было уже ближе к декабрю.

— А до этого амуниция, оружие, боеприпасы — откуда всё это было?

— Не знаю. Пропитание, одежду волонтеры давали еще в Киеве, а боеприпасы и оружие — не знаю. Человек, который мне дал оружие, оно у него было вписано в военный билет. Когда я заступал в караул, то он мне просто давал свой автомат, а сам ложился спать. У нас один автомат был на двоих. Это вот было так с октября по март 2015 года.

— Для чего создавался батальон? Какие его цели были вам известны?

— Защищать свою родину.

— От кого? — уточнил представитель прокуратуры.

— От русских оккупантов.

— Вы сказали, что батальон «Айдар» создавался для защиты родины от русских оккупантов? Под словом «родина» вы что подразумеваете? Поясните, пожалуйста, эти слова?

— Территорию Украины от 1991 года.

— А под русскими оккупантами кого вы подразумевали?

— Нужно было убивать всех русских. Если лично я, то я в своих взглядах разочаровался.

— Правильно суд понимает, что вы, говоря о целях «Айдара» — защита Украины в границах от 1991 года от русских оккупантов, говорили об идеологии данного вооруженного формирования?

— Да.

— Исходя из того, что вам известно об этой идеологии, поясните, пожалуйста, кого в батальоне «Айдар» подразумевали под русскими оккупантами? В чём заключалась оккупация?

— Ну не соглашающиеся с украинским правительством. Вам, наверное, будет так понятнее.

— Как относились бойцы вашего подразделения и батальона в целом к жителям Луганской области?

— Как сказать, за всех сказать не могу — всё зависело от настроения. Кто не пил — нормально относился, кто выпьет — косо на них смотрел.

По словам Сероуса, Мурыга «вырос в глазах командиров», после чего попал в командующий состав батальона

По словам свидетеля, в марте 2015 года, когда подразделение дислоцировалось в Лисичанск, Мурыга негласно стал замещать командира Игоря Радченко с позывным «Рубеж». Сероус отметил, что в Лисичанске Мурыга «вырос в глазах офицеров», а позже и вовсе был личным охранником командира.

— Он замещал «Рубежа», когда тот куда-то уезжал. А «Рубеж» был ну как? Должность я не знаю. Нам сказали, он будет главный в Лисичанске, — сообщил Сероус суду. — «Шрек» по званию был сержантом и отличался суровым характером, но пользовался в «Айдаре» большим авторитетом. Не могу как-либо плохо его характеризовать, а только с положительной стороны — как хорошего командира. Его должность никак не менялась — он был заместителем «Клима». На каком основании ему подчинялись остальные члены батальона, я не знаю, но он точно обладал связями с руководством батальона.

Айдаровцы зарабатывали контрабандой

Свидетель рассказал, что Мурыга в составе батальона «Айдар» обеспечивал беспрепятственное прохождение контрабанды товаров через блокпосты.

Сероус отметил, что поменял свои взгляды после выхода из батальона

— Вам что-либо известно о деятельности и преступлениях батальона «Айдар» или же вашего подразделения в боестолкновениях против мирного, русскоязычного населения ЛНР?

— О преступной деятельности? Ну одно я знаю… И то это не преступность, а заработок денег назывался, вот и всё. Это было самое главное. На Золотом-5 там уже считалось, что серая зона — потом Луганская область. Туда пропускали машины за деньги с теми же самыми продуктами. Это было решение «Рубежа». А Мурыга ездил там — дань собирал, если своими словами сказать. Мы приехали на усиление блокпоста в селе Золотое-5, где проходила дорога, по которой часто шла контрабанда автомобильным транспортом. В числе контрабанды в основном были бытовые товары, сигареты, пиво, продукты питания. Наша задача была — брать деньги за пропуск данных товаров. Деньги шли в «Айдар». На этом блокпосту мы были по трое и четверо суток. Потом нас сменила группа под командованием «Шрека». Мы вернулись в расположение базы Лисичанска.

— По поводу деятельности в селе Золотое-5. Вы говорили, что айдаровцы обеспечивали контрабандное перемещение товаров между Луганской областью и территорией Украины? Вам лично известно, как Мурыга собирал дань, как вы говорили?

— Ну идут машины. Стоит КПП, да? Их не пропускаем. К тебе подойдет солдатик и скажет, мол, договорись с командиром. Ты идешь договариваться, тебе скажут — с каравана 10 тысяч гривен. Нравится вам — проезжаете, не нравится — разворачиваетесь и уезжаете. Вот и всё. Мурыга это обеспечивал. Там был блокпост и там стояло человек 15 айдаровцев. Периодически наша группа там присутствовала, потому что мы туда ездили. Мы просто пропускали за энную плату денег всех. А так друг друга там сменяли.

— Вы сказали, что батальон «Айдар» создавался для того, чтобы бороться с русскими оккупантами, позже вы начали пояснять, что с октябрь по март ваше подразделение и остальные подразделения, которые там дислоцировались, занимались контрабандой. Каким образом контрабанда помогает бороться с русскими оккупантами?

«На патриотизме [был], не думал об этом»

Кто и как подорвал мост под Луганском?

— С вами лично подсудимый Мурыга какими-то своими достижениями делился? О каких-то операциях рассказывал с его участием?

— Да, было у них одно задание — подорвать мост. Короче, «Рубежа» и Мурыгу пригласили лично туда на планирование этой операции. Ориентировочно в конце февраля — начале марта при очередной смене на этом посту «Шрек» нам рассказал, что он настолько пользуется авторитетом у руководства «Айдара», что его лично вместе с Радченко приглашал на совещание сам генерал-майор с позывным «Протон». Со слов «Шрека», ему поставили задачу взорвать мост через реку Северский Донец в районе Станицы-Луганской.

На моменте, когда речь зашла о подрыве моста, Мурыга снова поднял голову на экран

— Для чего нужен был его подрыв и когда это было?

— Контроль контрабанды под его руководством продолжался до конца марта 2015 года. А мост подорвали для того, чтобы не было дороги в ЛНР. Он сказал, что весь поток контрабанды должен идти только через поселок Золотое-5 и контролировался только батальоном «Айдар». «Шрек» рассказал, чтобы выполнить эту задачу, он через военнослужащих ВСУ приобрел 800 килограммов тротила и автомобиль. Рассказал, что в середине марта 2015 года он в составе членов батальона «Айдар», чтобы выполнить задачу, поехал с оружием, использовав по пути несколько автомобилей по подрыву моста. Из миномета он обстрелял этот мост. Потом два снайпера убили двух часовых, охранявших мост. О том, сколько человек пострадало, «Шрек» не говорил.

«Мурыга сказал, что после убийства постовых они подорвали мост взрывчаткой»

— До какого времени вы были участником батальона «Айдар»?

— Где-то до июля 2015 года. С 2016 года я уже отбываю наказание.

— В связи с чем и при каких обстоятельствах вы вышли из состава батальона?

— В Днепропетровской области на полигоне Пригвардейская. Там происходило боевое сражение подразделения. Там меня избили за высказывание мое, и я попал в госпиталь. Там узнали, что у меня родственники в России живут.

— А что, нельзя было родственникам вашим в России жить?

— Ну не приветствуется это. Идеология такая у людей. Русский — враг. Моя мама проживает на территории Белгородской области. Они узнали и по приказу «Клима» жестоко избили меня, после чего я лежал в больнице. После этого меня исключили из «Айдара» и назвали москалем. Он сказал, что «Айдар» создавался исключительно с антироссийским характером и в его составе не должно быть сочувствующих Российской Федерации. С мая по декабрь 2015 года после исключения из батальона я подрабатывал на различных стройплощадках Днепродзержинска. 27 декабря 2015 года через КПП Брянской области поездом Киев — Москва я пересек границу с Россией.

Следующее заседание суда по делу участника нац батальона «Айдар» состоится 6 декабря.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем