26 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +13°С

Нашла коса на бизнес. Репортаж о втором дне битвы за рынки под Ростовом

Власти официально подтвердили, что блокировка рынков связана с Борзенко

Поделиться

Предприниматели сидят на сцене, сконструированной для власти

Предприниматели сидят на сцене, сконструированной для власти

Поделиться

Утром 28 апреля на парковке возле рынка «Атлант» были только владельцы торговых точек и продавцы. Покупатели если и приезжали, то по незнанию — новость о закрытии территории торгового комплекса после рейда силовиков разлетелась быстро. Ночью здесь появились бетонные блоки, преграждающие путь к магазинам. Как сотни предпринимателей потратили день, чтобы дождаться объяснений от властей, и что они получили — в репортаже корреспондента 161.RU Ирины Бабичевой.

Масштабный рейд 27 апреля, в котором участвовали тысячи сотрудников полиции, Росгвардии и ФСБ, связан с уголовным делом о махинациях с землей в Аксайском районе. Подозреваемыми по нему проходят действующий глава района Виталий Борзенко и члены семьи бизнесменов Бабаевых: они — владельцы земли под рынками.

Вы из нас второй «Черкизон» хотите сделать?

— Бросай машину, давай пешком! В десять на площадь, там все наши! — слышится громкий крик. Это один из предпринимателей на трассе обращается к другому.

Теперь «площадью» на «Атланте» называют парковку перед магазином «Велоас». Утром 28 апреля здесь нет ни одной машины — только сотни возмущенных предпринимателей.

— У меня <…> кассовый аппарат, всё онлайн. Пять лет кассой пробиваем. Каждая точка зарегистрирована в налоговой. Нам говорят: «Борзенко, туда-сюда…» Мы тут при чем?

Это возмущается Алексей Дыва, владелец торговой точки «Всё для дома» и работодатель 14 человек — все официально трудоустроены, получают белую зарплату на карту.

Во вторник магазин Алексея открылся, как обычно, — в 08:00. В полдесятого приехала полиция.

Предприниматели хотят, чтобы со въезда убрали бетонные блоки

Предприниматели хотят, чтобы со въезда убрали бетонные блоки

Поделиться

— Сотрудники зашли к нам в магазин, мы разговаривали. Я говорю: «В чем дело, чего вы хотите?» Они спрашивали кассовый аппарат, налоги. Я всё, как положено, показал. <…> Говорю: «Вы из нас второй "Черкизон" хотите сделать?»

Когда Дыва впервые приехал на «Атлант», здесь был пустырь. Представитель рынка показал землю, посмотрел бизнес-план Алексея и предложил площадку в 200 квадратных метров. Павильон Дыва поставил на свои деньги. Строили подрядчики администрации — «надежные, проверенные», говорит Алексей. На павильон предприниматель не жалуется: и в снег и в дождь крыша не течет, за пять лет — ни одного нарекания.

По словам Дывы, полиция «сама не знает, чего хочет». Проверили документы и ушли.

Предпринимательница Анжелика утверждает, что «никто из предпринимателей не против смены руководства» — лишь бы дали людям работать.

— У предпринимателей непосредственно какие нарушения? Какие вообще претензии? Налоги платим. За кассовые аппараты платим. Работу даем. За сотрудников тоже платим, — говорит женщина.

Через 20 минут после начала утреннего митинга предприниматели начинают возмущаться, что никто из чиновников или силовиков не пришел рассказать, почему на территории рынка стоят бетонные блоки и что вообще происходит.

— Здравствуйте, я исполняю обязанности главы Аксайского района, — пробивается сквозь гул недовольных голос Константина Доморовского.

— О-о-о, — отвечают предприниматели. — Погромче, погромче!

Толпа смыкается вокруг чиновника.

— Мы с вами. Вчера разрабатывали комплекс мероприятий, сегодня мы заканчиваем их разрабатывать, — говорит Доморовский. В чем именно заключался «комплекс мероприятий», так и останется неясным.

И. о. главы администрации района приглашает инициативную группу в аксайский ДК на встречу с представителями регионального департамента потребрынка и администрации Ростова-на-Дону, где готовы разместить часть бизнесов.

— С какой целью это делается? Чтобы мы могли предложить новые торговые места…

— Да нам не надо! — отвечают из толпы.

— Мы сейчас находимся в одинаковом положении, — настаивает Доморовский. — Вы, мы — находимся вместе. Я пришел, чтобы помочь решить этот вопрос. Ваша проблема — это наша проблема. Понимаете? Мы стараемся ее решить.

Константин Доморовский на утренней встрече с предпринимателями

Константин Доморовский на утренней встрече с предпринимателями

Поделиться

Доморовский подтверждает то, о чем второй день молчат силовые ведомства: ограничения работы рынка связаны с делом против собственников земли.

— Проводится проверка, каким образом и насколько законно эта земля приобретена. Эта процедура предусмотрена законом. Вопросы надо задавать правоохранительным органам, — подчеркивает чиновник.

Предприниматели заявляют о готовности выкупить землю под магазинами. Доморовский отвечает, что это можно будет сделать только после проверки.

— Я не знаю, сколько [она] будет проводиться, — сразу признает он. — Вопрос к правоохранительным органам. Пока будет проводится проверка, рынок работать не будет. Нарушены ваши права? Обратитесь в прокуратуру.

Редакция 161.RU, как и любые другие СМИ, третий день не может услышать от пресс-службы ГУ МВД по Ростовской области и других силовых структур, официального объяснения, почему были сначала окружены, а теперь заблокированы рынки в Аксайском районе.

Предприниматели просят Доморовского убрать бетонные блоки.

— Не я их ставил, — ответил и. о. главы администрации Аксайского района. Спустя несколько минут он добавил: — Их уберет тот, кто их поставил.

Владельцы ИП предложили отправиться к блокам, раз они никому не принадлежат, сдвинуть их — и посмотреть, что будет. Тогда-то, считают бизнесмены, хозяин преграждений быстро объявится.

— Вчера было совещание под руководством замгубернатора. Прокуратура и полиция пообещали, что доступ будет обеспечен, — уверяет Доморовский.

— И что? — спрашивает предприниматель. На подъезде к рынку он провел почти час.

Один из предпринимателей поинтересовался у чиновника, зачем тот пришел на рынок.

— Чтобы поговорить с вами, услышать ваши условия, — отвечает чиновник.

— Наши условия — мы хотим работать, — резюмируют бизнесмены.

Сцена без лица

После того как чиновник покинул предпринимателей, владельцы ИП стали рассуждать, что делать дальше. На площадь заехала «Газель» с поддонами — водитель пошутил, что проехал «партизанскими тропками». Из поддонов начали складывать сцену.

Минут через 15 объявляют, что членам инициативной группы удалось «выбить встречу с замгубернатора». Пока ждут чиновника, сцену занимают люди старшего поколения.

Елена — предприниматель, продает одежду. На «Атланте» женщина работает три года. Она считает, что территорию на границе Ростова и Аксайского района хотят зачистить от торговли.

— Я вообще ничего не понимаю. С чем конфликт? Видимо, с землей, да. Какой-то дяденька высоковольтный.

В строительство своего павильона Елена вложила миллион рублей — это, говорит она, минимум, потому что люди на рынке вкладывают и «по 20, 30, 50 миллионов».

Наталья Перепелица считает, что «Атлант» — самый чистый и цивилизованный рынок в городе. До него Наталья работала на «Темернике», где «было холодно и грязно».

Три года назад Наталья перебралась торговать текстилем на «Атлант». Каркас для павильона поставила администрация рынка, а отделочные работы оплатила Перепелица. Цена вопроса — два миллиона рублей. Магазин Натальи занимает 150 квадратных метров.

— Закрыли самый нормальный рынок в городе. И никто не может дать никаких объяснений. На основании чего [закрыли]? Если власти делят между собой этот рынок, люди при чем? Нам всё равно, кому платить [за аренду]. Будь это директор из Москвы, Батайска или Аксая, — говорит предпринимательница.

Люди находились на площади с 10 утра

Люди находились на площади с 10 утра

Поделиться

Она называет разговоры про притоны «настоящим враньем» и утверждает, что о проблемах с землей или законом здесь никогда не слышала.

— Сюда еще надо добавить черную трансплантологию, поедание младенцев и не знаю что, — говорит муж Натальи Владимир.

После визита силовиков во вторник предприниматели создали коллективные чаты, куда сбрасывают любые новости о ситуации с рынками. Предложение чиновников перевезти товар на ростовские ярмарки там восприняли с недоумением.

— Какая ярмарка, я диваны продаю, — написал бизнесмен Аркадий Авдалян.

Владелец торгового павильона Александр Копченко считает, что приехавший на встречу с бизнесменами и. о. главы района Доморовский «не уполномочен решать вопросов и не в курсе происходящего».

— Просто приехал посмотреть, что происходит и соберутся ли здесь люди.

Магазин обошелся Копченко в 5 миллионов рублей. Он здесь с самого открытия.

— У нас есть кредиты на организацию, и сотрудники брали кредиты для своих личных нужд. А вчера я был вынужден людям сказать, что у них больше нет работы и я не смогу им платить зарплату. Потому что мы работаем сезон, он достаточно короткий — 6 месяцев. Я людей отпустил домой.

Уведомление Александр не подписал — отказался, потому что на документе не было ни печати, ни подписи, ни даты.

По другую сторону бетонных блоков стоят три незагруженных фуры с товаром Копченко — трубами для капельного полива. Их нельзя ни завезти, ни вывезти.

— Покупают [у меня] в основном фермеры. Они в шоке. Люди парализованы.

Многие не подписывали уведомления

Многие не подписывали уведомления

Поделиться

— Стояла на ряду, работала, все хорошие цивильные люди. Единственный раз три года тому назад встречали Новый год. Позволили себе поставить столик и выпить шампанского. <…> А так каждый день приходим просто работать. У всех семьи, — рассказывает предпринимательница Галина Кузьменко.

Она думает, что землю под рынком переделят, как это будет выгодно заинтересованным лицам, и бизнесу позволят работать дальше — просто спустя время.

Около двух часов дня со сцены объявляют, что замгубернатора все-таки не приедет. И советуют «быстро, даже немедленно» расходиться — появилась информация, что к рынку подъезжают силовики.

— Встретимся у ДК в 16:00. Разъезжайтесь! Хоть поешьте. А то нас сейчас обвинят в организации несанкционированного митинга.

Площадь пустеет за несколько минут.

Доступа нет. Бумаг об этом тоже нет

К 16:00 в актовом зале местного ДК собирается аншлаг. В четыре часа дня охранник закрывает двери здания. Тех, кто не успевает зайти внутрь, просят подождать на улице.

В начале заседания и. о. главы администрации Аксайского района Константин Доморовский предлагает общаться в формате «краткий вопрос — ответ».

Первый вопрос от собственников магазинов — как администрация может помочь «организовать доступ к объектам». По словам и. о. главы Аксайского района, у властей нет запрета на ведение торговли, но работать на рынке «Атлант» предприниматели всё равно не могут.

Чиновники предложили перейти на другие места. Временно

Чиновники предложили перейти на другие места. Временно

Поделиться

— На сегодняшний день мы тоже не имеем документа, на основании которого нет доступа на эти земельные участки. Поэтому мы можем вам только рекомендовать обратиться в правоохранительные органы с просьбой разъяснить, на каком основании вы не можете попасть на свой земельный участок, — сказал Доморовский.

Он подчеркнул, что Росгвардия выполняет свои обязанности, а влияние местной администрации на структуру не распространяется.

— Кем распоряжение выдано нас закрыть? — спрашивают в зале.

— На сегодняшний день администрация не располагает никаким документом, который бы подтверждал ограничения. Мы только фактически видим.

— Тогда мы можем спокойно работать? — интересуются предприниматели.

— Я же сказал, документального подтверждения нет. Фактически мы видим, что по периметру рынка стоят Росгвардия, полиция.

— Губернатор 20 лет назад [не знал о проблемах с землей]?

— Губернатора 20 лет назад, который сегодня управляет, в области не было. Я не уполномочен отвечать за губернатора. <…> Можно было бы вообще не встречаться. Но это было бы неправильно с точки зрения муниципальной власти. Муниципальная власть имеет ровно столько полномочий, сколько у нее есть. Вот больше нет. Все вопросы мы запишем и транслируем в соответствующие органы. Получив ответы, доведем их [до вас].

— С какой целью вы нас здесь собрали? — спросил Ростислав, предприниматель.

— <…> Чтобы предложить определенные торговые места на территории города Ростова-на-Дону.

Эти слова Константина Доморовского потонули в гуле.

— Чтобы вы рассмотрели. Не понравится — не надо, — повысил голос чиновник.

В местном ДК — аншлаг

В местном ДК — аншлаг

Поделиться

— Видели ли вы масштаб площадей, которые заняты [на «Атланте»] на данный момент? Те инвестиции, которые были произведены этими предпринимателями? Вы предлагаете, условно, людям с двух тысяч квадратов переехать на Центральный рынок? Или прекратить деятельность? Это означает банкротство в течение двух недель. То, что вы предлагаете, — это не про наши интересы. Это не компромиссное решение, — сказала Яна Веселова, предпринимательница.

— Я видел те масштабы, о которых вы говорите. Данное предложение носит временный характер. Никто не знает, сколько продлится эта проверка. Я лично не знаю. Но реакцию определенную я должен какую-то проявить. Я ее проявляю, — ответил Доморовский.

— Мы не садовники и не огородники, которые собрали вещи в машину и уехали. У нас средний бизнес, здесь есть оптовики, которые снабжают значимыми товарами весь регион. <…> Как вы себе технически представляете временный переезд? Это невозможно в таких масштабах, — добавила Веселова.

— Я согласен, что тот уровень бизнеса, который достигнут вами сегодня, в результате принятых мер не будет на этом же уровне функционировать далее. <…> Но мы сейчас говорим о первоочередных мерах, которые хоть как-то могли бы поддержать вас.

Яна Веселова не считает предложение властей компромиссным

Яна Веселова не считает предложение властей компромиссным

Поделиться

— Как человек с 200 квадратных метров может переехать в условные 20? — спросила другая предпринимательница.

— Человек может взять здесь товар, какую-то часть, и продавать на тех 20, — считает Доморовский.

— Что бы вам сейчас здесь ни рассказывали, точного решения не будет, — сообщил Петр Пятибратов, руководитель ЛДПР по Ростовской области. — У меня есть достоверная информация — рынок этот не будет работать. Вам советую написать претензию тем людям, с кем вы заключали договоры. И когда их будут банкротить — а их точно будут банкротить, потому что земли эти изымут в пользу государства — вы станете хотя бы в какую-то очередь. Убытки, которые вы сегодня несете, надо зафиксировать. Потому что у предпринимателей, которые брали с вас аренду, достаточно средств по изъятию, чтобы покрыть ваши убытки. Что вообще произошло? У Бабаева были земли. Они договорились с Борзенко разменять эти земли.

— Я бы хотел предостеречь вас от этих сведений, — вставил ремарку Доморовский.

— Земли эти не разменяли, — не услышал Пятибратов. — Не знаю, по каким причинам. Власти на момент задержания Борзенко знали, что будут проблемы с рынком. Почему не оповестили, не отреагировали, никто не понимает. Сегодня вам лапшу здесь на уши вешают.

Пятибратов сорвал овации.

— Почему бы не разрешить продолжить [предпринимательскую] деятельность до решения в правовом поле? — еще раз обратилась к властям Яна Веселова.

— Запретила прокуратура, она и должна тогда разрешать, — ответил Доморовский.

Он уточнил, что не видел никакого постановления.

Прийти к итоговому решению не удалось

Прийти к итоговому решению не удалось

Поделиться

— Но кто еще может запретить? Прокуратура и суд, — продолжил он.

— Давайте с уважением отнесемся к этим прекрасным людям, которые выделили свое время на нас. Естественно, я вижу, что они ничего не знают, ничего не понимают. Я думаю, что мы зря тут находимся, зря пришли. Мы ждали других ответов, — сказал Хосейни Мир Абуль Касим, президент «Донского афганского отделения».

Он считает, что решать вопрос нужно на более высоком уровне.

— Один вопрос только такой: раз нет решения суда, раз незаконно закрывают наш рынок, нашу деятельность, раз нас голодными оставляют, хоть пока следствие идет, дайте нам работать. Пока не будет решения суда. В этой стране есть закон вообще? Я не понимаю, честное слово. [Чем] они думают? Вот мы как бараны голосуем за них, а они, когда нам очень плохо, они задом поворачиваются к нам. Мы петицию… Мы всё напишем, но нам надо завтра работать, ребята. Петицию, заявление — мы всё напишем, но нам надо завтра работать. Петиция, заявления — всё это долго доходит. Местные органы и власти должны нам помочь. Мы очень надеялись на Аксайский район. Но, видите, Аксайский район не может нам помочь, к сожалению, — заключил Хосейни.

— Задайте себе сам вопрос: а что сделали вы, чтобы себе помочь? Вы написали куда-то какой-то запрос, получили какой-то ответ? По-человечески спрашиваю, — ответил ему Константин Доморовский.

В конце встречи предприниматели составили обращение на имя губернатора региона и депутатам. Обсуждали, как выйти на федеральных спикеров и правозащитников. Новый этап противостояния бизнесмены назначили на 29 апреля. В планах — прийти к 08:00 на рабочие места, открыть торговлю. И посмотреть, что из этого выйдет.

Константин Доморовский после встречи сообщил журналистам, что не сможет пообщаться с прессой, поскольку спешит на совещание с правительством. Корреспондент 161.RU смог дозвониться чиновнику в девять вечера — чтобы спросить, уберут ли блоки, в каких местах и какие меры будут приняты по итогам встречи с предпринимателями. По словам чиновника, он передал начальству все пожелания предпринимателей.

Доморовский отметил, что на встрече с замгубернатора не уточнялось, когда именно уберут бетонные блоки, преграждающие въезд на территорию рынков.

— Говорилось, что их два будет — два въезда и два выезда, как там можно интерпретировать. Для того чтобы представители полиции могли контролировать, кто туда заезжает, кто выезжает. Вот это будет. А все остальные — порядка 54, кажется, выезда — они будут все забиты блоками.

— До того момента, пока будет идти проверка?

— Конечно, пока идут проверочные мероприятия, такой режим будет установлен.

По теме (14)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ10
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Следишь за зачисткой рынков под Ростовом? Подпишись на статьи по этой теме и получай их по почте
Загрузка...
Загрузка...