Город мнение «То яма, то бугорок». Демограф объяснил, почему не надо паниковать из-за убыли населения на Дону

«То яма, то бугорок». Демограф объяснил, почему не надо паниковать из-за убыли населения на Дону

Он объясняет, почему в регионе значительно снизилась смертность

Юрий Крупнов считает, что в демографических показателях Ростовской области нет ничего особенного

Убыль населения в Ростовской области оказалась самой большой среди регионов России по итогам 2022 года. А из данных Росстата следует, что впервые за многие годы нет прироста за счет миграции — и даже возникла миграционная убыль.

Но председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что сравнивать регионы по абсолютным показателям некорректно. В низкой рождаемости на Дону нет ничего особенного, а миграционная картина меняется во многих регионах, утверждает эксперт. Подробнее о донской демографии — в его колонке.

На мой взгляд, абсолютно несуразными и возмутительными являются заголовки, что Ростовская область — первая по убыли населения.

Первый пункт. Очень сложная картина в отношении возрастной структуры населения, миграционной структуры — [например], сколько молодежи приезжает. Понятно, что на Кубань и в Московскую область значительно больше миграция, чем в Ростовскую область — в том числе с Севера России и с Дальнего Востока. В этой ситуации невозможно сравнивать.

Второй пункт. Абсолютные цифры ничего не показывают. У нас тут как бы лучше выглядит Нижегородская область. Но там население — три миллиона, а в Ростовской — больше четырех миллионов человек. Поэтому если вывести относительные цифры, а не абсолютные, то получается, что если бы в Нижегородской области жило тоже столько же, сколько в Ростовской области, то мы бы должны были писать цифру убыли населения — 32 тысячи. То есть больше, чем в Ростовской области.

Такие заголовки нельзя делать, потому что они не отражают реальность. С учетом сложности структуры населения, миграционных процессов и так далее устраивать такое, в дурном смысле слова, соцсоревнование между субъектами — одним плюсики ставить, другим минусы — это издевательство над здравым смыслом.

Если мы тщательнее всмотримся в относительные цифры, то [окажется], что в них вообще нет ничего поразительного. На Кубани относительные цифры меньше, в Московской области чуть ли не в два раза меньше, чем в Ростовской. А что такое Московская область и Кубань? Это регионы с большой долей молодежной миграции. Московская область — это ворота в Москву. Люди едут, чтобы попасть в столицу, но там дорого — они устраиваются в Подмосковье. Возрастная структура населения в этом случае значительно выигрывает у областей, в которые не так активно приезжает молодежь, а, скорее, даже уезжает. Меньше пожилых людей, меньше смертей в таких младомиграционных областях. Чему тут удивляться? Поэтому нельзя сравнивать Ростовскую область и Московскую или Ростовскую область и Кубань — это совершенно разные субъекты федерации с точки зрения тех же миграционных процессов.

Почему миграционный поток в Ростовскую область сократился и даже ушел в минус в 2022 году?

Всё, что вы предполагаете, всё, что я предполагаю, — это только предположения. Никаких исследований, серьезных опросов никто не проводил. Мы понимаем, что [снижение притока мигрантов] связано с мобилизацией и с близостью Ростовской области к новым субъектам РФ. Этот фактор нельзя снимать. Это одна ситуация.

А вторая ситуация — к сожалению, в стране резко поляризуются регионы по притоку миграции. Кубань, Москва, Московская область, например, хитовые с точки зрения миграции. А многие регионы становятся серенькими. В том числе Ростовская область. Потому что полюса миграционной привлекательности выигрывают в конкуренции.

Но они выигрывают не оттого, что кто-то что-то плохо сделал, а по известным обстоятельствам. Столица у нас одна, море, Краснодар, быстро растущий Сочи, более теплые места — всё это в Ростовской области не повторишь и тем более [не повторишь] где-нибудь в Тамбовской.

Эти миграционные полюса концентрируются и ужесточаются. И если не проводить специальные мероприятия — [например], не завозить из дальнего зарубежья кого-то, — то ситуация будет не такой, какой она была несколько лет назад.

Почему рождаемость в Ростовской области долгое время остается намного ниже смертности?

По смертности цифры значительно меньше, чем в предыдущие два года — в ковид. Потому что, слава богу, в прошлом году эта ковидная эпопея была закрыта. И это связано не только с состоянием вируса — [с тем], что он ослабел, ушел, грипп его стал вытеснять, — но и с тем, что прекратились крайне губительные антиковидные мероприятия.

[Например], когда у нас та же плановая медпомощь стала резко падать. По Ростовской области врачи приводили цифры, чуть ли не в два раза меньше [стало оказываться] плановой медпомощи. А болезни никуда не делись. Закрывали учреждения, назначали красные зоны и все — на борьбу с ковидом, опасность которого была явно переоценена и, соответственно, повлекла массу неправильных действий. Ковидную эпопею закрыли. И везде улучшились показатели убыли — существенно сократилась смертность.

А с рождаемостью мы на дне ямы ползем. Очередной ямы. Потому что каждые 25–30 лет у нас ямы. Так устроена рождаемость — синусоидная форма: то «яма», то потом «бугорок». Вот в начале 30-х годов пойдет «бугорок». С чем это связано? Да с тем, что в предыдущую «яму» девочек родилось существенно меньше — по Ростовской области где-то в полтора раза. То есть сейчас молодых женщин, которые сейчас вошли в репродуктивный возраст, в полтора раза меньше, чем в 2010 году.

Самое главное, что везде — и в Ростовской, и в Московской, и в Нижегородской областях — доминирует всё та же полуторадетная семья. То есть число молодых женщин снижается, а установки на рождение детей примерно одинаковые — полтора условного ребенка. Отсюда и количество рожденных падает. Что мы и видим по цифрам.

И при чем здесь какая-то особенная ситуация в Ростовской области? Абсолютно ничего особенного. Всё это средние цифры. Поэтому на пустом месте возвели Ростовскую область в некие чемпионы по убыли населения. В целом всё везде одно и то же. Надо понять, что вопросы демографии — это вопросы десятилетий. Чтобы что-то изменить в позитивном плане, надо обсуждать условно какую-то тридцатилетку — Ростовская область — 2050. И нужно планировать на эту тридцатилетку.

А что мы можем сделать? Только одно — повышать детность в семьях. А это значит укреплять семью, делать ставку на культ многодетной семьи. И это никак не связано с текущими цифрами — они такие же, как были <...> год назад, два года назад и будут еще два года вперед.

Согласны с автором?

Да
Нет

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Пляжи, веломаршруты и европейские городки. Журналист рассказала, чем заняться в Калининграде и области
Серафима Путиева
Мнение
Бензин заменили на газ, а чипсы — на творог: семья с ребенком поделилась секретами экономии
Анонимное мнение
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
Ростов продали «комфорт-классу». Как погоня чиновников за квадратными метрами убивает город
Марина Гаричян
Ведущий корреспондент 161.RU
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем