4 августа среда
СЕЙЧАС +30°С

Без электричества и соблазнов. Как бывших наркоманов спасают в заброшенной воинской части под Ростовом

161.RU пересказывает истории обитателей реабилитационного центра

Поделиться

Центр создан религиозными активистами, но молитвы тут — дело добровольное

Центр создан религиозными активистами, но молитвы тут — дело добровольное

Поделиться

Среди живописных полей между селом Кагальник и поселком Зеленый есть место, которое можно было бы назвать забытым Богом, если бы Бог не помогал живущим здесь выбраться из бездны грешной и зависимой жизни. Корреспондент 161.RU Анастасия Миронова рассказывает истории обитателей реабилитационного центра, где через молитвы и труд лечат от алкоголизма, наркомании и курения.

Посетителей Христианского реабилитационного центра встречают распахнутые старые ворота, ветхие постройки, зелень деревьев и щебетание птиц. Это бывшая воинская часть. Здесь нет электричества и газа, но есть помощь и поддержка окружающих. Местные обитатели считают, что место по-своему святое, а значит, для него не чужды чудеса исцеления.

Нас встречает Игорь, мужчина лет 60 с крепкими руками, загорелой кожей и добродушной улыбкой. За ним по пятам идет статный пес Рэм.

Поделиться

— Вы его не бойтесь, Рэм — христианская собака. Никого не обижает, даже молится с нами.

Игорь вырос в обычной советской семье: учился, ходил в походы. Но жизнь сломали наркотики — модное и пагубное увлечение привело в тюрьму.

— Я жил в замкнутом круге: наркотики, кражи, тюрьма; наркотики, кражи, тюрьма, — вспоминает Игорь. — Когда воровал, я не думал о том, какое горе испытывают люди, которых я обокрал. Я вообще ни о чем не думал. Ценностей не было. Пока я так жил, я потерял всю свою семью. Каждый раз я думал, почему они, а не я? Они же хорошие, добрые люди, такие должны жить. Вместо них должен был умереть я.

В общем мужчина отсидел 20 лет. Он говорит об этом спокойно, но видно, что с сожалением. Вспоминая, Игорь смотрит то вдаль, то на пса, что улегся в ногах.

— Когда я последний раз сидел, у меня остались только два друга, которые по-настоящему переживали за меня. Я вышел в 2015 году и похоронил одного из них. Он умер у меня на руках. В тот момент я почувствовал невыносимую пустоту, от которой не спасало ничего. Тогда я твердо решил, что пора заканчивать такую жизнь.

Последний оставшийся друг вызвался помочь Игорю найти место, где помогут начать новую жизнь. Они звонили в разные реабилитационные центры, но то не было свободных мест, то не принимали без документов, то был карантин.

— В тот момент я думал, что Бог просто не дает мне шанса на исправление.

Вскоре перезвонили из Христианского реабилитационного центра.

— Предупредили, что это под Азовом, но я был готов ехать хоть в Китай.

Лицо Игоря светлеет, когда он вспоминает тех, с кем в 2015 году прошел полугодовой курс реабилитации. Еще не раз он скажет, что благодарен добрым людям, которые были в его непростой жизни.

— Поначалу было сложно, потому что здесь не было людей, с которыми я привык общаться. Здесь не говорят на те темы, на которые я привык. Было сложно. Я очень скучал по умершему другу и каждый день молил Бога, чтобы он мне подарил нового друга или чтобы я стал кому-то другом.

После завершения курса Игорь остался жить в центре. Это не запрещается, ведь сюда часто попадают люди, у которых не осталось ни семьи, ни знакомых, ни места, где бы они могли жить. Они становятся «служителями» — помощниками для тех, кто только встал на путь исправления.

— Когда уже пробыл в центре чуть больше года, к нам приехала проверка — искали террористов. Наш руководитель был беженцем из Украины, у него не было документов, и поэтому его депортировали. Чтобы не началась неразбериха, я проявил инициативу и занял его место. Я не стремился к этому, просто так вышло, — рассказывает Игорь. — Здесь я переосмыслил жизнь, в ней появились ценности, которых мне так не хватало. У меня много друзей, даже за границей. Вот как бывает.

Христианский реабилитационный центр основал Сергей Кулаков — тот самый украинский беженец, к которому обратились родители, чьи дети страдали зависимостью. Многие семьи и сейчас помогают центру. Важно отметить, что центр межконфессиональный: здесь исповедуют христианство любых направлений. Больше всего в центре протестантов, но есть и православные христиане, и даже атеисты.

Поделиться

Для всех обязательно соблюдать правила пребывания, в числе которых запрет на хранение и употребление наркотиков, алкоголя, табачной продукции; прохождение санитарно-медицинского обследования; соблюдение порядка дня; передача контактов родственников руководителю. В реабилитационном центре никто никого не держит: хочешь уйти — можешь сделать это в любое время, только предупреди об этом руководителя.

— Не все проходят курс до конца. Кому-то тяжело отказаться от привычек, кого-то не устраивают условия жизни, — делится Вячеслав, местный житель. Пока мы не заговорили, он внимательно читал Библию, что-то подчеркивал, задумчиво перечитывал фрагменты. — А я только здесь смог наконец стать свободным. У меня сестра далеко живет, а кроме нее нет никого родного. Реабилитацию закончил, хочу еще немного окрепнуть духом и поехать работать.

Центр существует исключительно на пожертвования. Условия проживания не придутся по вкусу изнеженному городским комфортом человеку: туалеты на улице, домики отапливаются дровами, мыться нужно в бане, работать на огороде и заботиться о скоте. Однако для многих местных это лучшее, что было в их жизни.

— Я двух сыновей похоронила, — вздыхает обычно улыбчивая Семеновна. Ее здесь все зовут ласково — бабушкой. Жизнерадостность Семеновны никак не сочетается с ее непростой судьбой. Она беженка из Украины — в 2014 году женщина и потеряла своих детей и сама чуть не погибла. В ее дом попал снаряд, женщина пролежала под обломками три дня. Ее вытащили, привезли в Россию и оставили под мостом.

— Это что у тебя за прицел, — смеется Семеновна, указывая на фотоаппарат. Улыбаясь, щурится, но смотрит прямо в душу. Как говорят местные, она всегда шутит, так что с ней не до скуки. На месте она не сидит, огород — ее зона ответственности. Семеновна никогда ни на что не жалуется, даже пытается отказаться от смены повязки на ноге, хотя это необходимо.

Поделиться

31-го числа я закончу курс. В магазин захожу, а на водку даже не смотрю. Мне неинтересно, дорогая она сейчас или дешевая. Другие интересы появились, — рассказывает Сергей, колоритный старичок с татуировками на руках. На вопрос об их значении отвечает:

— Когда-то они что-то значили для меня, а сейчас для меня имеет значение только Бог. Я много лет грешно жил, в тюрьмах бывал: за кражи, убийства. Пытался бросить пить, курить, но везде много соблазнов. А надоело это всё. Идешь по улице грязный, вонючий, а на тебя все тычат пальцами, мол, алкаш, сам виноват, всё пропил, проколол. А я ведь тоже человек. Даст Бог, может и семью смогу завести.

Эта мысль, кажется, греет его душу. Говоря о семье, Сергей мечтательно смотрит в небо и лучезарно улыбается.

— Сколько таких, как я, лежит в земле. Если бы я не попал сюда, не пришел бы к Богу, наверное, давно бы помер, — вздыхает Сергей. — А вы уже видели нашу свинку? Это я за ней ухаживаю.

На территории центра живет не только свинка, но и бычок, молодая корова, козы, овцы и даже кролики. За хозяйством ухаживают местные: пасут, кормят и чистят скот. По задумке создателей центра, труд помогает забыть о пагубных желаниях.

В реабилитационном центре нет собственного врача. Периодически к ним приезжает медик Людмила Оскольская. Она помогает центру с ноября: на свои деньги покупает лекарства, молится вместе с местными обитателями и лечит. Эту улыбчивую девушку в шляпе и очках здесь называют «послом Божьей воли» или даже «святой». Людмила — врач не просто по образованию, но и по призванию.

— Таких людей не всегда забирает скорая, другие пациенты не соглашаются находиться с ними в одной палате, — говорит медик. — Поэтому часто приходится сталкиваться с запущенными случаями, трофическими язвами с опарышами, кишащими внутри.

— Им говорят, что они отбросы общества, что сами виноваты. Они никому не нужны. Но это такие же обычные люди. Им просто нужна помощь, поддержка, любовь и нужен Иисус, тогда они снова возвращаются к нормальной жизни.

Куда обратиться, если нужна помощь?

Христианский реабилитационный центр: +7 919 873-13-56.


Благотворительный фонд имени святой великомученицы Анастасии Узорешительницы: +7 (863) 308-20-46.


Комплексный социальный центр по оказанию помощи лицам без определенного места жительства г. Ростова-на-Дону: +7 (863) 263-01-12.

оцените материал

  • ЛАЙК18
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...