27 января среда
СЕЙЧАС +3°С

«Я — как инкубатор»: как устроено суррогатное материнство в Ростовской области

Рассказываем истории женщин, решивших родить ребенка чужим людям

Поделиться

Некоторые до сих пор с опаской относятся к суррогатному материнству, но для тех, у кого бесплодие, это иногда единственный способ завести ребенка

Некоторые до сих пор с опаской относятся к суррогатному материнству, но для тех, у кого бесплодие, это иногда единственный способ завести ребенка

Поделиться

Выносить ребенка и отдать его чужим людям — их работа. За нее неплохо платят: за один раз можно заработать до миллиона рублей. Речь идет о суррогатном материнстве. Корреспондент 161.RU пообщался с ростовскими сурмамами и узнал, почему они решают рожать другим за деньги, стоит ли оно того и как они относятся к тому, что их считают инкубаторами.

Четырежды мать, дважды — суррогатная

Ростовчанка Ольга родила ребенка китайской паре всего два месяца назад. Во время беременности женщина жила в Москве со своими двумя дочерьми, в Ростов вернулась после родов. Это были четвертые роды Ольги и вторые — в качестве суррогатной матери. Женщине 25 лет, и, пока позволяет здоровье, она собирается родить еще пару раз.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Сейчас я в разводе. Когда появился второй ребенок в семье, мы с мужем разошлись: он ни в браке, ни после не хотел принимать участие в нашей жизни. Я осталась одна с двумя детьми на руках. Искать себе мужчину и становиться содержанкой, чтобы меня каждый раз попрекали, что я жую чужой хлеб, я не хотела. Выйти на любую обычную работу не могла — младшей на тот момент еще не исполнилось и года. Я узнала о программе для женщин, которые хотят стать сурмамами. Мои первые роды прошли очень легко. И я подумала: это как раз для меня, — рассказывает Ольга.

Женщина обратилась в агентство, сдала необходимые анализы, подтверждающие, что она здорова, и скоро ее в качестве своей сурмамы выбрала ростовская пара.

— Мы лично не знакомились, все общение происходило через координатора. Заключили договор, я прошла все необходимые медицинские процедуры, успешно перенесла подсадку (перенос эмбрионов в полость матки. — Прим. ред.) и стала ждать родов, — говорит Ольга.

Ольга всегда осознавала, что вынашивает чужого ребенка, поэтому материнского инстинкта не было

Ольга всегда осознавала, что вынашивает чужого ребенка, поэтому материнского инстинкта не было

Поделиться

В суррогатном материнстве принимают участие три человека: генетические мать и отец и суррогатная мать — женщина, вынашивающая и рожающая от генетических родителей. Суррогатное материнство возможно только путем ЭКО (искусственного оплодотворения. — Прим. ред.). Оплодотворенную яйцеклетку на стадии 3–5-дневного эмбриона переносят в матку сурмамы. После родов мама пишет отказ от ребенка, и его оформляют на его генетических родителей.

Во время первой суррогатной беременности Ольга жила в Ростове. Ежемесячно сурмамам платят зарплату, около 25–30 тысяч в месяц, кроме того, оплачивают походы к врачам, лекарства и «беременную» одежду. Ольга говорит, что найти другую работу с такими условиями невозможно.

— Фактически я просто сидела дома, занималась чем хотела, проводила время с детьми, отдыхала. А на зарплату не только кормила себя и детей, но и полностью их одела и обула, — объясняет Ольга.

Женщина рассказывает, что никто не контролирует, куда сурмама тратит зарплату. Ее задача — выполнять все предписания врачей, хорошо питаться и по возможности оградить себя от стрессов. Собственно, все, что должна делать любая беременная.

Роды у Ольги прошли благополучно. После них в течение пары дней она получила деньги — 800 тысяч рублей. А через несколько месяцев, когда организм восстановился, решила стать сурмамой снова. На этот раз «заказчиками» оказались родители из Китая. На время беременности Ольге пришлось переехать в Москву.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Когда вынашиваешь для иностранцев, там немного жестче требования. В столице тебе снимают жилье: можешь сама найти квартиру, и ее оплатят, либо ее находит агентство. Некоторые мамы снимают квартиру на двоих и работают, чтобы в итоге получить больше денег. Это не запрещено, если не связано с физическим трудом. Я не работала, была со своими детьми, по программе можно жить с детьми и даже мужем, — говорит Ольга.

С китайскими родителями Ольга несколько раз общалась по скайпу через переводчика. Они спрашивали о ее самочувствии и о том, все ли ее устраивает. А на роды приехали с подарками.

Несмотря на все эти бонусы, родные и друзья Ольги не сразу смирились с решением зарабатывать таким образом, но затем все же поддержали ее.

— Я не вижу ничего плохого в этой работе. Да, она необычная. Но это работа, и у меня к ней именно такое отношение. Часто спрашивают, как можно отдать чужим людям своего ребенка. Но в том-то и дело, что это не мой ребенок — у него нет ни частички меня. И я сразу приучаю себя к мысли, что я такой инкубатор, в котором чей-то малыш просто растет и развивается. Как курочка высиживает яйца, так же и я сохраняю чужого младенца, — говорит Ольга.

Нормальная работа, просто необычная

Анастасия Сиракова родила московской паре мальчика в 2017 году. Женщина оказалась в сложной финансовой ситуации и решила ее исправить, узнав о программе суррогатного материнства.

— Мой бывший муж оставил меня без средств к существованию с пятимесячным ребенком на руках. Я очень рано вышла из декрета работать, но с малышом это было невозможно: то он болел, то еще что-то происходило. В итоге я решилась на сурматеринство, и это оказалось достойной заменой стандартному 8-часовому рабочему дню, — рассказывает Анастасия.

После первых же родов в качестве суррогатной матери Насте удалось решить вопросы с жильем и закрыть кредиты. А затем ее пригласили в одно из агентств на юге России курировать других суррогатных мам.

Анастасия считает работу сурмамой нормальной, просто немного необычной

Анастасия считает работу сурмамой нормальной, просто немного необычной

Поделиться

Так же, как и Ольгу, Анастасию поддержали родные и близкие, хотя суррогатное материнство до сих вызывает у людей неоднозначную реакцию.

— Мне нечего стыдиться. В суррогатном материнстве нет ничего плохого, хотя это удивляет иногда даже медиков. Например, когда я, вынашивая ребенка по программе, сдавала анализы и просила оформлять документы для сурматеринства, некоторые врачи говорили: «О, мы думали, такое бывает только в фильмах», — вспоминает Настя.

Но женщина уверена, все сложности стоят того — не только из-за финансового вознаграждения.

— Я рожала вместе с мамой ребенка. И когда малыш уже появился на свет, его положили на стол, эта девушка плакала от счастья и не знала, к кому ей бежать: то ли к младенцу, то ли ко мне. Она рыдала и звонила бабушкам, своим друзьям. Благодарила меня еще, наверное, неделю. У нее было столько эмоций, столько счастья! — говорит Анастасия.

Что, если мама не отдаст ребенка?

— Сейчас суррогатное материнство становится востребованным, потому что бесплодие молодеет. В некоторых парах супругам до 35 лет, — говорит директор агентства Екатерина Минеева.

Женщина сама столкнулась с проблемой бесплодия в молодом возрасте.

— Сейчас у меня шестеро детей. Трое из них появились на свет от суррогатных мам. У нас с супругом не получалось завести ребенка. Я обивала пороги кабинетов врачей, рыдала и искала любую информацию, которая мне поможет. Тогда сфера вспомогательных репродуктивных технологий не была так развита, как сейчас, и многие относились к суррогатному материнству настороженно, — рассказывает Екатерина.

После своего удачного опыта с сурмамой Екатерина решила помогать женщинам с похожими проблемами. Таких в очередях к гинекологу оказалось немало.

— Тем, у кого проблемы с зачатием, нужны доноры яйцеклеток. Тем, у кого проблемы с вынашиванием, — суррогатные мамы. Мы подбираем и доноров, и мам, — объясняет Екатерина.

Донором может стать любая девушка, у которой нет медицинских противопоказаний. Кандидаток в обязательном порядке проверяет врач. Если все хорошо, девушке выписывают стимулирующую гормональную терапию, назначают определенный день и час и пунктируют (извлекают яйцеклетку с помощью прокола фолликула. — Прим. ред.). В яйцеклетке содержится геном матери, поэтому будущие родители часто подбирают донора по привычкам, характеру, внешности. Иногда значение имеют мельчайшие детали, например, форма мочки уха или тембр голоса.

Суррогатные мамы никак не влияют на то, каким будет ребенок, поэтому критерии их подбора другие.

— Кандидатка должна быть без лишнего веса, ростом от 160 см, в возрасте от 20 до 34 лет. Важное условие — у женщины должен быть хотя бы один свой ребенок, здоровый, которого она родила сама, без помощи кесарева сечения. Хотя некоторые агентства работают с женщинами, перенесшими кесарево, если нет других противопоказаний, — объясняет Екатерина.

Будущие родители переживают за течение беременности, спрашивают, чем питается их мама, покупают ей продукты, некоторые даже просят пожить сурмаму вместе с ними. Если сама женщина не против, это возможно. Но главный страх родителей — то, что сурмама не отдаст ребенка.

— Будете смеяться, но главный страх мамочек — что ребенка не заберут. Они постоянно звонят и спрашивают: «А что делать, если его не возьмут, куда девать?». У них у всех есть свои дети, еще один, тем более чужой, им не нужен, — говорит Екатерина.

Екатерина сама столкнулась с проблемой бесплодия и решила ее с помощью сурмамы

Екатерина сама столкнулась с проблемой бесплодия и решила ее с помощью сурмамы

Поделиться

Суррогатное материнство — недешевое удовольствие. Услуги сурмамы стоят от 800–850 тысяч рублей до полутора миллионов, если дело происходит в столице. В регионах — до миллиона. За рождение двойни или при необходимости кесарева сечения предусмотрены доплаты — 150 и 100 тысяч рублей соответственно. Для женского организма беременность — серьезная нагрузка, и сурмамы, по сути, отдают детям свое здоровье.

Все нюансы и возможные случайности прописывают в договоре. Его заключают еще до момента подсадки эмбриона, чтобы максимально защитить и родителей, и сурмаму. Договор составляют в соответствии с приказом Минздрава РФ № 107, который регулирует в том числе суррогатное материнство. Обычно юридическими тонкостями, как и подбором родителей и сурмам, занимается агентство.

— Иногда у родителей есть желание не просто посмотреть на женщину, которая будет вынашивать их ребенка, но и узнать, где именно она живет, посмотреть ее страничку в соцсетях, заглянуть в холодильник. Если сама женщина не против, это можно. Мы стараемся сделать так, чтобы во время беременности было психологически комфортно и родителям, и самой маме. За десять лет работы у нас еще не было ни одного серьезного конфликта, — гордится Екатерина.


У суррогатного материнства и донорства есть противники. Они считают, что это неестественный способ появления ребенка на свет. Екатерина отвечает на это, что гораздо хуже не реализовать свой материнский инстинкт и остаться вообще без детей.

— Когда женщина хочет ребенка и у нее долгое время не получается, каждая следующая попытка — это как маленькая смерть. Я знаю, я сама прошла через это. Диагноз «бесплодие» звучит страшно, но это не приговор, — считает Екатерина.

Ранее 161.RU публиковал истории ростовчанок, которые решили не заводить детей. Им уже около 30 лет, но они все еще убежденные чайлдфри. Читайте, по каким причинам.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...