1 декабря вторник
СЕЙЧАС +0°С

Ростов лишили кислорода. Реаниматолог Буштырев — о сути трагедии в ГБ № 20

Главврач перинатального центра потерял пост после покупки кислородной установки

Поделиться

Буштырев считает, что запущенная им кислородная станция смогла бы помочь больницам Ростова

Буштырев считает, что запущенная им кислородная станция смогла бы помочь больницам Ростова

Поделиться

Валерий Буштырев потерял должность главврача областного перинатального центра после того, как купил в учреждение установку по производству медицинского кислорода. Заслуженный реаниматолог-неонатолог считает, что попал под пресс Минздрава, отказавшись от многомиллионных контрактов с компанией «Оксиген». После гибели пациентов в горбольнице № 20 Буштырев обратился в прокуратуру и объяснил в интервью 161.RU причины проблем с кислородом в Ростове.

«Монополия на воздух»

На рубеже 11 и 12 октября ковидное отделение при 20-й горбольнице на час осталось без кислорода, утверждают работающие в «красной» зоне врачи. Сейчас городские власти признали, что поздним вечером 11 октября в реанимации ГБ № 20 умерли пять человек, но проблемы с кислородом отрицают до сих пор.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

В горбольнице № 20 нет собственной станции по выработке кислорода — газ для ковидного госпиталя доставляют сжатым в баллонах. В сентябре 2020 года больница заключила контракт на 10 миллионов рублей с компанией «Оксиген», которая обязалась поставить медучреждению 23 тысячи кубометров кислорода. А всего за год было три контракта на общую сумму 31 миллион рублей — кроме ростовского «Оксигена», в списке поставщиков значатся «СпецХимТранс» из Новочеркасска и «Кубаньтехгаз» из Краснодара.

Клиенты «Оксигена» — ГБ № 20 и больница скорой медицинской помощи. Адрес фирмы совпадает с адресом БСМП-2. Единственный учредитель — Жанна Гомелаури — владеет компанией «Крит», также продающей кислород. Ранее треть в уставном капитале «Крита» принадлежала заместителю главврача БСМП-2 Олегу Столярову.

— Изначально при строительстве перинатального центра Минздрав области заложил в проекте кислородопровод от «Оксигена» в наш роддом. Это нарушение закона, кроме «Оксигена», никто не мог с нами работать. Причем вначале мы платили в среднем 200 тысяч рублей в месяц, но потом цены начали повышать, и в конце сотрудничества за аналогичное количество газа пришлось платить уже более 800 тысяч, — вспоминает Буштырев.

Главврач настоял на покупке кислородной станции для перинатального центра: дыхательная поддержка нужна роженицам и новорожденным с патологиями. Речь идет о воздухоразделительной установке для производства жидкого и газообразного кислорода и жидкого и газообразного азота «Аж-Кж-0, 06-1».

— Губернатор нас поддержал, деньги в бюджете нашлись — она стоила 16,4 миллиона рублей. Было приобретено абсолютно законное, сертифицированное оборудование. Мы планировали снабжать кислородом и другие больницы. Станция способна производить кислород в промышленных масштабах, его хватило бы на больницы Ростова, — уверяет Буштырев.

В 2019 году в работе кислородной станции нашли нарушения, и против Буштырева возбудили уголовное дело по статье «Незаконное производство лекарственного препарата». К тому моменту врача уже уволили из перинатального центра. Поводом стали заключение Росздравнадзора о превышении на 1 градус температуры воздуха в реанимации при аномальной жаре за окном и баннер «Должны рождаться дети!» с логотипом клиники, которая спонсировала праздник 1 Июня. Врача «убрали», просто расторгнув с ним трудовой контракт. Позже уголовное дело против Буштырева развалилось, а правоохранители принесли ему публичные извинения.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

«Здоровье не важно — только деньги!»

По оценке врача, метод получения кислорода, который выбрали для роддома, был самым оптимальным — экономили и время, и деньги.

— Есть больницы, которые поставляют к себе жидкий кислород в емкостях, как бензин. Хорошо, если есть свои газификаторы — с их помощью жидкий кислород превращается в газообразный. Если газификатора нет, в специальные рампы ставят баллоны с уже газообразным кислородом. Неудобство такого метода в том, что кислород при высокой нагрузке в отделении нужно завозить несколько раз в день. Наш же метод в БСМП-2 прибрали к рукам, потому что он очень выгодный, и кислород можно продавать в неограниченных количествах. Установка производит из воздуха жидкий кислород, который заполняется в емкости, и в этой же установке есть газификатор. По магистральным трубопроводам кислород поступает прямиком в медцентр, — объясняет Буштырев.

Купленную для перинатального центра установку до сих пор не включали — даже после того, как уголовное дело против Буштырева закрыли. Если допустить, что станция начнет работать, платить надо будет только 10–12 сотрудникам за её обслуживание. Нынешний главврач центра Владимир Уманский оценил эти затраты в 1,7–1,9 миллиона рублей в год. Буштырев же отметил, что содержать станцию в любом случае выгоднее, чем иметь дело с подрядчиками.

— Думаю, есть много заинтересованных в том, чтобы станция была в «нерабочем состоянии». Хотят вывести её из строя, чтобы не смогли включить одним тумблером, и потом сказать, что она очень дорогая. Выгода в том, чтобы сдавать установку в аренду и зарабатывать. Всё кроется у нас сейчас только в деньгах, на здоровье и жизнь не обращают внимания — только лишь деньги!

В самом роддоме, которым руководил Буштырев, уже два года кислород закупают у компании из Волгограда — несмотря на то, что собственная станция по его производству стоит в том же здании.

Связаться с представителем «Оксигена» Жанной Гомелаури к моменту публикации материала нам не удалось. Предпринимательница оставила телефонный комментарий телеграм-каналу Mash в день нашей первой публикации о гибели пациентов в ГБ № 20. К тому моменту уже было известно, что Росздравнадзору поручили провести проверку причин смерти пациентов 20-й больницы.

— Просто катастрофическая ситуация с потребностью в кислороде — во всех больницах. Все кричат и плачут, и звонят, и просят быстрее. Как только баллоны в больницах заканчиваются, сразу туда развозятся, — сказала Гомелаури, отрицая при этом перебои в поставках в горбольницу № 20.

«Медицина Ростовской области развалена»

На фоне скандалов с дефицитом кислорода случились кадровые перестановки в системе здравоохранения. В один день, 27 октября, ушла в отставку глава донского Минздрава Татьяна Быковская, а сити-менеджер Ростова уволил начальника горздрава Надежду Левицкую. За день до того Левицкая, чье управление категорически отрицало проблемы в ГБ № 20, признала на пресс-конференции, что городские власти не могут «однозначно ответить», что именно произошло в больнице 11–12 октября.

Власти Ростова перестали отрицать факт инцидента, хотя в первый же день после публикации 161.RU назвали информацию «фейком». Настрой переменился — в администрации все-таки признали пять смертей в ковидном госпитале «двадцатки».

Отставка Быковской доктора Буштырева не обнадежила:

— Я сам постоянно говорил, что медицина у нас идет не туда, что не хватает хороших кадров, что нет нужного финансирования. Но когда узнал [о том, что Быковская ушла на пенсию], не почувствовал никакого удовлетворения. Пытались оптимизировать всё, уменьшали количество ставок в штатном расписании. У них в головах только цифры, а пациентам лучше не стало.

В начале октября 24,5 миллиона рублей направили на концентраторы кислорода для инфекционных отделений в Ростове — в больницах № 4, 6, 7 и 20. Существующие отделения не располагали стационарной кислородной сетью нужной производительности, поэтому туда решили купить кислородные концентраторы в качестве альтернативного и мобильного источника снабжения кислородом. Администрация Ростова в свою очередь внесла в гордуму проект изменений в бюджет, которые предусматривают выделение 24,5 миллиона на приобретение кислородных концентраторов. В региональном пресс-центре по ситуации с коронавирусом 161.RU пояснили, что закупка не связана с дефицитом кислорода и «речь идет о дополнительных концентраторах».

— Поймите, коронавирусная инфекция очень коварна. Сейчас я не вижу в регионе каких-то действий, которые предпринимают, например в Москве: там строят отдельные госпитали именно под ковидных пациентов. В этих госпиталях есть необходимое оборудование, те же изоляционно-диагностические (мельцеровские) боксы. А то, что у нас рассказывают: «Убрали мебель, сняли шторы», — это профанация, — рассуждает Буштырев.

Заслуженный врач России подчеркивает — никаких «волн» у коронавируса нет, люди постоянно болеют и будут болеть. В такой ситуации становится особенно заметен и дефицит опытных кадров в больницах Ростова

— Специалистов-реаниматологов, которые десятилетиями подключали пациентов к аппаратам, практически уже не осталось! Донское Министерство здравоохранения не закладывало на перспективу, что такие проблемы могут возникнуть. Вот Путин сказал, что в Ростовской области не хватает 10 тысяч врачей. Но всегда говорят о количестве, а не о качестве. Я, например, как реаниматолог, стал уверенно себя чувствовать только через семь лет работы. Развалена вся медицина Ростовской области! Из такой беды, как пандемия, надо выходить с честью. А тут кому-то не хватило кислорода. Вопиющий случай с массовой гибелью пациентов в ГБ № 20 показал всю несостоятельность медицины региона, — подытожил Буштырев.

161.RU восстановил картину случившегося, пообщавшись с врачами и пациентами горбольницы № 20. Из доклада врачей дежурной смены следует, что только в реанимации и только за тот час, пока отсутствовала кислородная поддержка, погибли пять пациентов в тяжелом состоянии.

оцените материал

  • ЛАЙК92
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ9
  • ПЕЧАЛЬ25

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...