1 декабря вторник
СЕЙЧАС +0°С

«Я лежала, было тяжело дышать». Что происходило в ростовской горбольнице № 20, когда пропал кислород

161.RU ознакомился с записями в чате врачей, показаниями дежурных и свидетелей

Поделиться

Сейчас в госпитале при ГБ <nobr class="_">№ 20</nobr> лечатся более 500 ковидных пациентов

Сейчас в госпитале при ГБ № 20 лечатся более 500 ковидных пациентов

Поделиться

Ковидный госпиталь при городской больнице № 20 остался без медицинского кислорода на рубеже 11 и 12 октября. Только в реанимации и только за тот час, пока отсутствовала кислородная поддержка, погибли пять пациентов в тяжелом состоянии, следует из доклада врачей дежурной смены, с которым ознакомился 161.RU. Мы восстановили картину случившегося, пообщавшись с врачами и пациентами.

По данным Управления здравоохранения Ростова-на-Дону, в ковидном госпитале при городской больнице № 20 зарегистрировали 6 смертей 11 октября и 13 смертей 12 октября. По информации источников редакции, часть умерших скончалась во время продолжительной паузы в снабжении пациентов кислородом или вскоре после нее. Власти поспешили назвать информацию об аварийной ситуации фейком, даже не дождавшись результатов проверки, которую сами же организовали.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

«Не узнаю врача в лицо»

Людмиле Лесняк 70 лет. Время, проведенное в ковидном госпитале, она вспоминает одновременно с ужасом и благодарностью. Женщина сравнивает больницу с зоной отчуждения: еду приносили в палату запакованной, ходить по этажу запрещали.

Все врачи носили защитные костюмы и респираторы. Сразу понять, зашел в палату врач или медсестра, Людмила не могла. Она сетует, что не сможет поблагодарить медиков, лечивших ее и других ростовчан в «красной» зоне. Если увидит своего врача на улице, попросту не узнает.

Людмиле не требовалась искусственная вентиляция легких (ИВЛ), но она была подключена к кислороду. Женщина утверждает, что еще накануне трагедии газ поступал с перебоями. Врачи научили пациентку «вставлять трубочку в нос» и подключаться к системе подачи кислорода, если начнутся проблемы с дыханием. Аппарат в палате Людмилы Лесняк работал на 10 литрах в час.

— В общем, 11 октября он мне понадобился, я его включаю, а этот прибор не работает. Я подумала, что «воды» не хватает (физраствор увлажняет подаваемый кислород. — Прим. ред.). Вышла из палаты, спросила у медсестры: «Что такое? Почему не работает?» А она говорит: «Временно нет кислорода, ждем подвозки. Должны сейчас подвезти». Это были ее слова.

По оценке Людмилы, кислорода не было как минимум 40 минут. Сколько газ отсутствовал до того, как она потянулась к прибору, женщина не знает.

— Я лежала, было очень тяжело дышать. Потом услышала, как через стенку прошел гул. Это дали кислород. Включила прибор, и он наконец заработал.

Паника в реанимации

По словам пообщавшихся со 161.RU сотрудников госпиталя, в ночь на 12 октября в каждом из двух реанимационных отделений по два врача дежурной смены работали более чем с 20 пациентами.

В докладе реаниматологов, дежуривших с 21:00 до 03:00, сообщается, что на двух докторов приходилось 25–27 человек в тяжелом состоянии. При пересменке дежурная бригада сообщила заступившим в ночь коллегам, что в системе начал снижаться кислород. После звонка в кислородную ситуация исправилась.

Врачи общего отделения «красной» зоны ГБ № 20 рассказывали, что в таких ситуациях врачам велят снизить подачу кислорода пациентам в общем отделении, чтобы в первую очередь помочь пациентам в реанимации.

Из доклада следует, что с 21:00 до 21:40 давление в кислородной системе несколько раз снижалось, но после нескольких звонков в кислородную ситуация нормализовалась. Через полчаса стало намного хуже. Около 22:10 гул прекратился, датчики поступления кислорода рухнули на ноль. Резервные системы оказались не рассчитаны на такую нагрузку.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Один из дежурных реаниматологов той смены — Артур Топоров — заявил в комментарии 161.RU, что резервная подача кислорода была включена в 21:40, однако в 22:10 резервный запас иссяк, как и основная система.

— Состояние всех пациентов резко ухудшилось, данный факт отражен во всех историях больных, которые лежали в нашем отделении в тот момент. Период полного отсутствия кислорода длился около 40 минут, до 22:50, — говорится в докладе.

Первую клиническую смерть дежурные врачи зафиксировали около 21:10. Всего до полуночи погибли пять человек. Одному из умерших пациентов было 29 лет. Дежурные врачи сообщили о кризисной ситуации и. о. главврача Анатолию Титову.

Редакция 161.RU получила в распоряжение документ, в котором указаны имена дежуривших в ту ночь двух реаниматологов «двадцатки» и фамилии пятерых погибших «при отключении медицинского кислорода»: Василенко, Бардахчиян, Рожков, Романенко, Марченко. Врачи горбольницы подтверждают, что это те самые пациенты, которые погибли в реанимации 11 октября. Редакция располагает рапортами, доказывающими достоверность изложенного.

Смерть одного из указанных в списке, заведующего подстанции № 4 ростовской БСМП Николая Бардахчияна, подтвердили корреспонденту 161.RU родственники погибшего. По их словам, Бардахчиян был под усиленным контролем, его состояние оценивалось как очень тяжелое.

Родственники Бардахчияна отметили, что по соседству с ним в реанимации лежал другой видный врач — руководитель 20-й больницы Юрий Дронов. Главврач пролежал в ковидном госпитале около трех недель, пережил отключение, шел на поправку и вскоре попросил о переводе в другую больницу. Утром 26 октября Дронов скончался в областной больнице № 2.

Поделиться

Сотрудники «двадцатки» сообщают, что после начала проверки медиков заставляют чистить истории болезней и скрывать другие документы, которые могут подтвердить факт аварийного отключения кислорода. Как считают источники 161.RU, врачей пытаются сделать крайними.

В заключении о смерти отца ростовчанки Ирины Власовой указано, что мужчина скончался в 11:00 12 октября. Василию Власову было 73 года.

— Он у нас вообще сердечник. Ходил с кардиостимулятором. Сделали КТ, оказалось, что у папы поражены легкие меньше чем на 20%. Это легкая степень, его даже не хотели забирать в горбольницу № 7. Сказали, что можно амбулаторно лечиться из дома. Мы настаивали, и его всё-таки положили в стационар. Там он пробыл три дня и держался бодрым.

Когда 6 октября пришел положительный результат теста на COVID-19, Власова перевели в ГБ № 20. Мужчина сразу заявил, что в ковидном госпитале лучше кормят и «вообще хорошо».

— Потом я заметила, что папа с каждым днем всё хуже и хуже разговаривает. Он говорил как пьяный неадекватный человек. У него явно путалось сознание. 9 октября я дозвонилась в отделение, пообщалась с заведующей. Мне впервые было сказано: «Вы знаете, что у вас папа очень тяжелый». Так я узнала, что папа постоянно нуждается в кислороде.

— Вспоминаю разговор с папиным доктором, который случился 11 октября. Я не дозвонилась до отца, у него был выключен телефон. Доктор мне сказал: «Состояние очень плохое». На следующий день сообщили о смерти.

Ирина так и не увидела отца после госпитализации — тело отдали в закрытом гробу. Мужчину кремировали. По словам Власовой, сначала ей сообщили, что отец умер от сердечной недостаточности.

В свидетельстве о смерти Василия Власова, которое его дочь передала 161.RU, указано, что «смерть произошла в результате заболевания». Согласно заключению патологоанатома к гибели привели отек легких, двусторонняя полисегментарная пневмония, а также подтвержденная коронавирусная инфекция, вызванная COVID-19.

Два концентратора на всех

Факт отсутствия кислорода вечером 11 октября, как и постоянные проблемы со снабжением редакции подтвердили шесть сотрудников 20-й горбольницы. Один из руководителей ГБ № 20 в разговоре с корреспондентом 161.RU назвал ситуацию экстремальной «в силу полнейшего загруза с этими вот событиями».

Редакция также ознакомилась с перепиской врачей, которые дежурили в ковидном госпитале вечером 11 октября и ночью 12-го.

22:23, врач: «Когда будет кислород?»

22:23, врач: «Неизвестно».

22:39, руководитель: «В отделении 2 концентратора. Когда забираете концентратор, будьте добры сообщить мне, куда забрали. Я должна знать, где находятся концентраторы, а врачи — не носиться по пяти этажам в поисках кислорода при его отключении!»

Концентратор кислорода

Концентратор кислорода

Поделиться

Врачи из «красной» зоны подтвердили, что до инцидента, приведшего к массовой гибели пациентов, на весь госпиталь было только два кислородных концентратора. Теперь в больницу закупили еще 40 приборов — медики больше не «носятся по пяти этажам».

Проблемы с обеспечением ГБ № 20 кислородом отрицают и в управлении здравоохранения Ростова, и в региональном пресс-центре по COVID-19.

При этом в начале октября правительство Ростовской области выделило четырем медучреждениям города 24,5 миллиона рублей на закупки мобильных кислородных концентраторов. В числе получателей оборудования была и горбольница № 20.

— Существующие отделения не располагали стационарной кислородной сетью требуемой производительности, поэтому было принято решение приобрести кислородные концентраторы в качестве альтернативного и мобильного источника снабжения кислородом, — сообщалось на сайте правительства.

Корреспондент 161.RU десять дней пыталась связаться с и. о. главврача ГБ № 20 и начальником ковидного госпиталя Анатолием Титовым. Всё это время в приемной сообщают, что доктор находится в «красной» зоне и не может выделить время для встречи.

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ15
  • ПЕЧАЛЬ22

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...