1 июня понедельник
СЕЙЧАС +23°С

Фронтовой инстаграм: «Сообщи о моей смерти по адресу...»

161.RU публикует уникальные снимки ростовчан, сделанные во время Великой Отечественной войны

Поделиться

Евгений Попов проносил всю войну письмо в гильзе. В нем он просит на случай, если он погибнет, сообщить об этом его отцу

Евгений Попов проносил всю войну письмо в гильзе. В нем он просит на случай, если он погибнет, сообщить об этом его отцу

161.RU продолжает проект «Фронтовой инстаграм». Мы публикуем снимки из семейных архивов ветеранов Великой Отечественной войны. Уникальные военные истории со всей страны мы выкладываем в инстаграме «Первый фронтовой». История, которую мы расскажем сегодня, отличается от прочих — в её центре не фотография, а исторический документ. Но мы посчитали его достаточно важным, чтобы рассказать о нем. Это письмо Евгения Попова, которое он хранил в гильзе и ходил с ним в бой. Попов был журналистом, он прошел войну в званиях от писаря до начальника штаба батальона.

Не так много известно о жизни Евгения Попова — он мало рассказывал своим родственникам о годах войны. Но проследить, как он пережил Великую Отечественную войну, можно по документам, которые он оставил после себя.

Евгений Попов родился в 1914 году в станице Клетской Сталинградской области. До того как началась война, он работал журналистом. Попов получал высшее образование, но документов о месте учебы не осталось. Известно, что он не закончил обучение, возможно, его прервала война. Его призвали на защиту родины в 1941 году Кировоградским военным комиссариатом. Об этом можно узнать из красноармейской книжки — документе, подтверждающем личность военнослужащего. Попову её выдали в 1942 году, и согласно ей, он был старшим писарем батальона. Кем он служил в период с 1941-го по 1942-й — неизвестно.

Но есть одно доказательство, которое говорит о том, что ему пришлось участвовать в боях. Родственники Евгения Попова среди вещей умершего ветерана нашли гильзу. А в ней — письмо. Вот что в нем написано (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Слушай! Кто бы ты ни был исполни мою просьбу. Я иду в бой и может быть буду убит. Сообщи о моей смерти по адресу: Сталинградская область, станица Клетская, улица Исполкомская, 15 Попову Прокофию Ивановичу. Это мой отец. Меня зовут Попов Евгений Прокофьевич. Прошу Вас исполните мою просьбу. Жму руку Вам неизвестный друг мой. 2 октября 1941 г».

Это письмо, написанное карандашом на обычном тетрадном листке, сохранилось в гильзе

Это письмо, написанное карандашом на обычном тетрадном листке, сохранилось в гильзе

Но сообщать о смерти Евгения Попова не пришлось: с фронта он вернулся живым.

По всей видимости, после участия в боях его перевели на должность писаря. По удостоверению, которое выдали Попову в сентябре 1942 года, он значится старшим сержантом на службе в 628-м стрелковом полку в должности старшего адъютанта 3-го стрелкового батальона. В ноябре этого же года он становится начальником штаба батальона. С января по февраль 1943 года Попов лежит в госпитале. Он страдает от язвы двенадцатиперстной кишки. Болезнь мучила его еще с 1942 года. Его признают ограниченно годным — для службы в условиях фронтового тыла. В марте 1943 года он становится инструктором военной подготовки учащихся Троснинского военного комиссариата в Курской области. В мае того же года — и. о. инструктора военной подготовки в Горшеченском районном ВК.

После войны Евгений Попов долгие годы работал в Ростове журналистом

После войны Евгений Попов долгие годы работал в Ростове журналистом

Из-за болезни его состояние ухудшается, и в марте 1944 года его полностью освобождают от воинской службы. После этого он возвращается к работе журналистом. С июня 1944 года по май 1946 года он работает редактором районной газеты «Путь к социализму» в Велико-Михайловском районе. 20 мая его освобождают от должности из-за здоровья.

Евгений Попов, несмотря на то, что всю жизнь, за исключением войны, проработал журналистом, оставил о себе мало информации. Но вскользь он появляется в одной из книг советского и казахстанского журналиста и писателя Валерия Могильницкого. Он описывает случай, когда Могильницкий отказался писать о встрече работников ЦК, на которой чернили Солженицына. Редактор газеты «Молот» тогда вызвал его и уволил с должности заведующим культуры и литературы.

— И всё же меня милостиво простили, послав «временно» разъездным корреспондентом по Верхнему Дону в Миллерово… В конце концов меня вернули в редакцию литсотрудником, однако писать по вопросам литературы в газете запретили. Оказалось, защитил меня старейший журналист Ростова, член редколлегии «Молота» Евгений Прокофьевич Попов, — пишет Могильницкий.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!