4 августа среда
СЕЙЧАС +31°С

«Моя миссия — чтобы россияне не слушали одну попсу». Интервью с 16-летним пианистом-виртуозом из Ростова

Поговорили о музыке, патриотизме и электросамокатах

Поделиться

Сергей занимается музыкой с семи лет

Сергей занимается музыкой с семи лет

Поделиться

В мае ростовский подросток Сергей Давыдченко взял Гран-при международного конкурса Дениса Мацуева. После этого пианист стал настолько востребованным, что играет концерты по несколько дней подряд. В перерыве между выступлениями корреспондент 161.RU Александра Шевченко успела пообщаться с 16-летним виртуозом — о музыке, ранней славе, ожиданиях от жизни и родной страны.

«Первым учителем стала мама»


— С чего начались ваши отношения с музыкой?

— Мне не было и семи лет, когда мама повела в музшколу. Год учился в обычном режиме, а на втором году начал ездить в Минеральные Воды (на тот момент Сергей жил в станице Александрийской Ставропольского края. — Прим. ред.) в музколледж к педагогу Татьяне Борисовне Ливадной. Сначала брал у нее консультации, а позже — полноценные уроки, стали плотно заниматься. Так было до победы в «Щелкунчике».

«Щелкунчик» — ежегодный телевизионный музыкальный конкурс. Проводится с 2000 года и включает три категории исполнения классической музыки: фортепиано; струнные инструменты; духовые и ударные инструменты.

К тому времени я брал консультации у своего нынешнего преподавателя Сергея Осипенко — профессора Ростовской консерватории. С 2017 года, с 13 лет, я учусь здесь — в Ростове (Сергей Давыдченко учится в колледже при Ростовской консерватории им. Рахманинова. — Прим. ред.).

Считаю профессора сильнейшим педагогом в России. Не сильным, а именно сильнейшим. Но моим первым учителем стала мама. Она заставляла меня заниматься систематически, и это помогало. Сейчас она этого не делает, потому что [о фортепиано] я теперь знаю больше.

— На какой инструмент обратить внимание решили родители?

— Мама почти окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Конечно, она хотела, чтоб я стал пианистом. Да и в сельских школах обычно дефицит инструментов. [В моей] было немного специальностей: фортепиано и духовые инструменты, были народные — аккордеон и баян. Но я выбрал фортепиано.

Мама повела меня туда, а я и сам потянулся. Это хорошо, потому что я не представляю себя аккордеонистом, баянистом или еще кем-то.

В 4 года мне подарили электронный синтезатор, я даже пытался на нем что-то набирать. Ну как... Просто бил по клавишам. В том же возрасте на мой день рождения съехались родственники. Бабушки начали петь. А как они поют? Фальшиво. Я закрывал уши. Мама подумала, что у меня слух хороший. Так оно и оказалось — абсолютный слух, слышу каждую ноту. Это тоже стало важным фактором поступления в музыкальную школу.

— У меня сложилось впечатление, что вы очень самостоятельный молодой человек и что мама вам доверяет и особо в ваши дела не вмешивается. Я права?

— Вопросы о музыке и обучении обсуждаются с моим педагогом и с Татьяной Борисовной. Мы с ней по-прежнему общаемся. У нас творческий тандем — я, мой нынешний педагог и педагог предыдущий. Обсуждаем программы, репертуар.

Отношения с мамой... Мы живем вместе в общежитии консерватории. Поэтому в быту я не совсем самостоятелен. Отношения у нас теплые.

— Она ездит с вами на концерты?

— Езжу ни сам, ни с мамой. Я вообще всегда езжу с профессором. Где мы только не были! География большая, но мама ездила со мной только раз — в Иркутск. Я играл концерт 6 января 2019 года. Сергей Иванович в новогодние каникулы был в отъезде, а поездка сложилась спонтанно. Профессор физически не успевал прилететь. Мама не очень хорошо переносит перелет, поэтому так. Ну и преподаватель на репетиции подскажет, что к чему, как надо, позанимается со мной лишний раз.

Поделиться

«Музыка — не спорт»


— Первый ваш конкурс — это был «Щелкунчик»?

— Крупный конкурс, который я выиграл, — это конкурс Сафонова. Ведущий конкурс в Ставропольском крае, проходит в Пятигорске раз в два года. Я победил в нем в 2015 году. Теперь систематически там играю на открытии.

Для себя выделяю три этапа. Первый — конкурс Сафонова — крупная настоящая победа. Второй — «Щелкунчик». Он дал какую-то известность. И третий — [недавняя] победа в III Grand Piano Competition.

Grand Piano Competition — международный конкурс молодых пианистов. Проводится с 2017 года. Художественный руководитель — известный российский пианист Денис Мацуев.

В конце 2019 года я выиграл рояль. В консерватории большая беда с инструментами — заниматься не на чем. А мне надо как-то концертировать и набирать репертуар. Поэтому, как только мне поставят рояль, буду работать над репертуаром.

Рояль поставят в общежитии. Выделили комнату рядом с той, в которой живу. Ее сейчас ремонтируют. Как только отремонтируют, буду связываться с «Ямаха Центром», который должен выписать инструмент.

— Кому принадлежит идея участия в Grand Piano Competition в 2018 году?

— В принципе, предложения поучаствовать всегда поступают от преподавателя — не от меня. Я не очень люблю конкурсы, музыка — не спорт. Хотя конкурсы дают импульс, толчок, возможность развиваться и пиар. Это всё поднимает вверх. Сейчас от них многое зависит, приходится участвовать.

— Чего не хватило до Гран-при в 2018 году?

— Не знаю, не думал об этом. Возможно, [так сложилось] в силу возраста, мне тогда было 13 лет. Но я всё равно добился своего.

— Это было прям целью — взять Гран-при?

— Нет. Было важно продемонстрировать себя. Все и так понимают, что я могу. Гран-при — условность. Мацуев говорит: «Здесь нет проигравших — здесь все победители». У меня и тогда были спецпризы не намного хуже, [чем рояль]. Поездил тогда много, меня везде звали. Я был востребован — это самое главное для музыканта. Конкурс тут со своей задачей справился, так что я не был проигравшим.

— Вы востребованы. Такая ситуация была после первого участия, второго или до этих конкурсов?

— Это началось после «Щелкунчика». Меня позвали в Германию — в Баварии проходил фестиваль. В 2018 году был концерт в Мексике. Я побывал в Воронеже, Сургуте, Ханты-Мансийске, Москве, Казани, Петербурге... (Сергей перечислил в общей сложности около 15 городов. — Прим. ред.).

Поделиться

— Сколько было самому младшему участнику Grand Piano в 2018-м и в этом году?

— Лет 11.

— Вас это удивило?

— Даже не знаю. Мне ведь самому было 10 лет, когда я выиграл конкурс Сафонова. Конкурс Караманова — тоже. «Щелкунчик» — в 12 лет. Сам же себе я не буду удивляться.

— Доводилось лично общаться с Мацуевым?

— Один на один не было разговора. Но, конечно, лично мы знакомы. И Сергей Иванович с ним в тесном контакте.

— Часто от Мацуева поступают предложения?

— Поездки в Иркутск, Пермь — это его инициативы. Он много решает в моем концертном графике. Чаще всего это поездки по результатам конкурсов — спецпризы [в конкурсах, организованных Мацуевым]. Но может быть и звонок Сергею Ивановичу: «Поезжайте туда, поиграйте».

— После второго участия выросло число приглашений?

— Намного. Я уже сыграл в Казани, три раза в Петербурге, один в Ростове и дважды в Пятигорске. Еще буду играть в Ростове и два раза в Москве. Это не всё, а только роспись концертов на ближайшие два месяца.

Летом мертвый сезон — концертов не будет. В октябре снова Ростов, в декабре — Петербург, Мариинский театр. В сентябре приглашают на фестиваль в Голландию, а в марте запланированы большие гастроли по Великобритании. В августе 2022 года должен поехать в Польшу на фестиваль Шопена. Да, всё расписано настолько заранее.

Я еще в таком возрасте, что не вправе отказывать играть концерты. Если зовут, нужно ехать. На самом деле, меня не так часто приглашают. Нагрузка в последние два месяца — это максимум. Такое бывает редко. Я впервые играл три дня подряд.

— Не тяжело?

— Тяжело. Но это жизнь артиста, к ней надо привыкать. Это у меня был такой дебют-марафон. В будущем, надеюсь, буду много так выступать. Нужно готовиться.

— Как отдыхали в дни тура?

— Просто спал. А как еще? Успевал только выспаться и подготовиться к другому концерту. Но когда-то это не будет тяжело, когда-то это будет нормально.

— Вы когда-нибудь ошибаетесь?

— Конечно. Я же человек, а не робот. Все ошибаются, это норма. Одно дело играть в классе, другое — на сцене. Главное, чтоб это было живо, интересно, свободно.

«Пока я самоучка»


— Вы пишете музыку?

— Немного.

— Как давно?

— С детства пишу. Но это наброски. [Пишу], когда есть какие-то душевные порывы. Я сейчас на первом курсе, а со второго у нас будет предмет «Основы композиции». Интересна эта тема.

Я в 9 лет сочинил сонату всего на 10 страничек. А в сентябре загорелся идеей переделать ее. С сентября по декабрь перерабатывал первую часть, распечатал, а там уже 15 печатных страниц. Изначально вся соната была меньше. На первой части работа пока застопорилась.

— Показывали наставнику свои наброски?

— Я сейчас пытаюсь дописать вариации на тему Паганини. Как закончу этот цикл, так принесу профессору. Показывал черновики своим знакомым. До конкурса я активно писал, но из-за концертов прервалось — либо концерты, либо пианизм. Время есть, но нет вдохновения. Это важно, просто так музыку не напишешь. Как оно появляется, так и сажусь за нотную бумагу.

— А те, кто видел ваши черновики, как их прокомментировали?

— Говорили, что это хорошо (смущенно улыбается). Я сейчас расписываюсь, набираюсь опыта. Думаю, позже придет какая-то настоящая музыка. Пока я самоучка.

— В локдаун писалось много?

— Вообще не писалось. Больше отдыхал и, наверно, даже был в творческом кризисе, потому что не выступал.

Поделиться

«Я школу забросил»


— Как вы совмещаете учебу музыкальную и обычную?

— Никак, еле-еле. В процессе подготовки к конкурсу (III Grand Piano Competition. — Прим. ред.) я школу абсолютно забросил. Но совесть грызет. Со второго курса (соответствует 11-му классу в обычной школе. — Прим. ред.) постараюсь ходить. Мне повезло: в прошлом году должно было быть ОГЭ — его отменили. А я и не готовился.

— ЕГЭ не пугает?

— У нас ЕГЭ не будет. Я ж буду сдавать консерваторские экзамены. Там математики нет. Будет русский и литература. Но за них не боюсь — я, в принципе, человек грамотный и читаю относительно много.

— Про литературу. Русская или зарубежная?

— Русская. Я патриот, я Россию люблю. Это не значит, что полностью игнорирую, например, западноевропейскую литературу, — ее тоже читаю. Но душа лежит к русской. Патриотизм ведь не в том, чтобы полностью игнорировать другие культуры, — тогда это уже национализм.

— Любимые авторы?

— Солженицын, Булгаков, Достоевский. Булгаков мне с детства полюбился, я очень рано прочитал «Мастера и Маргариту». Мне было 8 лет. В случае с Солженицыным... Даже не знаю, что-то притягивает. В Достоевском привлекает какой-то русский психологизм. А в Солженицыне есть погоня за правдой. Он в какой-то степени историк.

— Какие у вас увлечения, кроме музыки и литературы?

— Прошлым летом я играл в шахматы. Плаванием занимаюсь. Раньше любил на велосипеде гонять, но это травмоопасно. Если упадешь... В сентябре сильно упал, а 4 октября концерт. Играл, а локти не совсем в порядке.

Последнее время стал часто на электросамокатах кататься. Как самокатчик еду и думаю: «Йу-ху, как круто!» Ветер в лицо, просто фантастика. А когда иду пешком и вижу — навстречу самокат: «Как вы меня достали! Ездят тут, пешеходам мешают». Так проявляется отношение города. У нас же нет велодорожек, негде ездить. Было бы где — никто бы не жаловался.

— Вы говорите, что любите кино, но смотрите редко. Какие последние фильмы были?

— Всё, что я говорил о литературе, относится и к кино. Я смотрю фильмы Никиты Михалкова. Они культовые. Советский кинематограф люблю. А вот современные фильмы обхожу стороной. «Гарри Поттер» — пример хорошего голливудского кино. «Пираты Карибского моря» тоже когда-то смотрел. Но это всё сказки, фильмецы, развлечение. А настоящие фильмы, настоящая литература, настоящая музыка — это не сфера развлечений, это сфера работы души.

— Какие картины Михалкова нравятся больше всего?

— Я не все смотрел, но те, которые смотрел, нравятся. Хочу посмотреть «Родню», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Персона нон грата». У него есть интереснейшая передача «Бесогон». Выпуски, к сожалению, не так часто выходят. Я раньше не очень интересовался кинематографом — мне Михалков глаза открыл. После его фильмов начал серьезно относиться к кино. Но эту сферу для своих 16 лет плохо знаю, надо изучать.

— Кроме классической музыки вы слушаете русский рок...

— 95% моего плейлиста состоят из классики. Иногда могу побаловать себя «Арией». В апреле был какой-то «запой» — очень часто слушал эту музыку. Но после конкурса собрался и удалил ее. Мама любит рок, старший брат любит рок. Думаю, это отсюда.

— Ваш старший брат тоже связан с музыкой?

— Он гитарист-любитель, музыкальный человек. В свое время его взяли в музыкальный колледж без музшколы. Он музыкально неграмотен, но на гитаре на слух подбирал и играл. С музыкой его профессия не связана.

Поделиться

«Мечтаю быть большим русским пианистом»


— Как выглядит ваш обычный день?

— Встать рано утром заниматься, днем заниматься, потом на специальность, потом прогуляться. В последние дни бассейн добавился. А что еще делать? Небольшая у меня сфера интересов.

— О чём вы мечтаете?

— Как-то сказал, что хочу быть большим русским пианистом. Не все меня правильно поняли. Для многих это слишком откровенно, такое не принято говорить. Но это честно. Я хочу доносить свою музыку до людей. В России сфера классического искусства ушла в упадок, хотя после 90-х ее и пытаются восстанавливать. Хочется, чтобы люди не слушали одну попсу. Я считаю это своей миссией. А вообще хотел бы концертировать, выступать, быть востребованным. Это счастье для любого музыканта.

— Какой вы видите свою жизнь через пять-десять лет?

— Через 6 лет буду заканчивать консерваторию, еще через два года — аспирантуру, еще через два — ассистентуру и стажировку. В планах сначала получить высшее образование.

Потом, скорей всего, уеду в другой город, потому что Ростов слабо развит в области культуры. Поеду либо в столицу, либо в другую столицу. В Петербурге с этим лучше всего, мне кажется. Хотя хотел бы сделать что-то хорошее для города, в котором учусь. Время покажет. Возможно, здесь будет третий музыкальный центр России.

Поделиться

— О переезде в другую страну не задумывались?

— Задумывался, но отказываюсь от этой мысли. Считаю, что свое творчество я должен нести для русских людей. Не в смысле, что для Европы и других стран не должен. Буду туда приезжать и играть, но хочу остаться в России. Где родился, там и пригодился. Я ездил в Германию. Всё там хорошо, всё в порядке, но чего-то не хватает.

— На фоне последних политических событий, как вам кажется, через 10 лет в России будет безопасно?

— Большое искусство не зависит от власти. Я не думаю, что у меня будет как у Шостаковича, который писал музыку, несмотря на сталинские репрессии. Его же гнобили жутко. У него тяжелая, сложнейшая музыка, которая отражает дух того времени.

Искусство с политикой смешивать нельзя. Я придерживаюсь позиции Михалкова. Он поддерживает власть, но не является членом [правящей партии]. Он сам подчеркивает, что никогда не являлся ни членом КПСС, ни членом «Единой России». Я за мир и порядок. Это самое главное, вне зависимости от политической структуры. Люди творческих профессий не должны лезть в политику. Это не наше дело. Я за государство, за родину, но ни в какую партию вступать не буду.

— Если вспомнить, то после революции эмигрировало немало людей искусства. Политика вынудила их уезжать из страны.

— Это было время упадка. Некоторым грозил расстрел. Естественно, если меня соберутся расстреливать, то придется уезжать, потому что нести искусство кому-то надо. Но не думаю, что так произойдет. Сейчас в стране всё хорошо. Мы идем на подъем, стремимся к порядку. Надеюсь, такие тенденции продолжатся. Возрождается культура. Уезжать нет смысла.

оцените материал

  • ЛАЙК27
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...