RU161
Погода

Сейчас+8°C

Сейчас в Ростове-на-Дону

Погода+8°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +6

3 м/c,

ю-в.

760мм 87%
Подробнее
0 Пробки
USD 93,29
EUR 99,56
Город Исчезающий Ростов Как за 35 лет ростовские власти не расселили аварийный дом, где люди живут с риском для жизни

Как за 35 лет ростовские власти не расселили аварийный дом, где люди живут с риском для жизни

«Свалится всё скоро»

С трудом верится, что в этом доме живут люди

Дом № 12а на улице Петровской построили в 1889 году. Спустя сто лет здание обветшало и было признано аварийным. Рухнул Советский Союз, и в неразберихе о ветхости дома будто забыли — в 1993 году туда «временно» заселили семью абхазских беженцев. Корреспондент 161.RU Александра Шевченко рассказывает, как ростовские чиновники могут три десятилетия игнорировать проблемы дома, разваливающегося буквально на глазах.

Дом из акации


На дом смотришь со страхом. Стены повело, сквозь дыры выглядывают деревянные опоры. Окна перекосились, краска на рамах слезла. Между кирпичами пространство — кажется, они либо вывалятся сами, либо можно без особых усилий вытянуть рукой. Сквозь камни пробиваются заросли. Здание выглядит давно покинутым.

Присутствие жильцов выдают наружные блоки сплит-систем и голоса, доносящиеся из открытых окон. В доме № 12а живут три семьи: Изольды Ратиани, Мзии Церцвадзе и ее дочери Нино. Всего тринадцать человек, включая восьмимесячного ребенка.

Жительницы Изольда Ратиани (слева) и Мзия Церцвадзе

По словам жильцов, кирпичи за малым не падают на голову. В полуподвале стены буквально расползаются, и через дыры внутрь пробиваются лучи света.

Наверху — в квартире Изольды — ненамного лучше. Потолок просел, а местами провалился. На нём и на обоях — желто-голубые разводы. Кафель с печи осыпался.

― Всё качается. Крыша вся упала. Перекрывали — материал я покупала, людей я нанимала. Ничего государство не делало, капремонта не было. А за что мы платили, сами не знаем, — сетует Ратиани. — Свалится всё скоро. Как на улице дождь, у меня здесь таз стоит — льется. Зимой сосульки висят — в туалет не зайдешь. Всё разваливается, даже [печь] топить нельзя.

Так выглядят некоторые стены в подвале дома

То, что дом до сих пор не рухнул, женщина связывает с тем, что построен он из «крепкой» акации, обложенной кирпичом. На состояние крыши жильцы жаловались не раз. Однажды ее всё же пришли починить — заменили куски рубероида, что не сильно улучшило ситуацию. На последующие обращения жильцов «управляйки» и власти отвечали то обещаниями проверить, то заверениями, что с кровлей всё в порядке. Поэтому женщина по мере сил занималась ремонтом самостоятельно. Капремонт чиновники обещали сделать еще в 2009 году, но обещание не сдержали.

Всё закончилось тем, что в 2018 году рухнула часть стены. Приехали сотрудники МЧС, дом укрепили строительными домкратами и «заново» признали аварийным.

Временно, на 30 лет


Изольда живет в доме на Петровской с 1993 года. Вместе с мужем и детьми она бежала в Ростов из Сухума от войны. Как беженцам, семье выдали временное жилье. Уже тогда, говорит Изольда Ратиани, здание было ветхим. Но Зураб, муж Изольды, стоял в очереди на квартиру, поэтому семья надеялась на переезд. Но в 2005 году Ратиани из той очереди исключили. В постановлении администрации говорится, что в качестве жилья семье предоставлена квартира в доме на Петровской, в которой они уже живут. Это при том, что здание должны были снести еще в 1990-м.

Уже в 70-е этот дом был ветхим

― Мы в тапочках пришли сюда, и нас временно заселили, поставили на учет, признали беженцами. А администрация потом сняла с учета и ничего не сказала. Я 10 лет стою в очереди, мне уже вот-вот должны квартиру дать, а меня снимают с учета. Дали эту хижину, где всё течет, а отчитались якобы я получила квартиру, — возмущается Изольда.

Жильцы постоянно жалуются на проблемы с кровлей

Мзия Церцвадзе живет на Петровской около пятидесяти лет — с момента замужества. Женщина вспоминает: здание обветшало еще при советской власти. В 1987 году ростовский горсиполком выпустил постановление: жильцов переселить на улицу Горького. Три ветхих дома, включая № 12а, ждал капремонт и объединение в «молодежный жилой комплекс».

Во время дождя всё стекает в квартиры

Семья Церцвадзе узнала об этом случайно — в 1990 году их знакомая нашла бумагу о переселении в архиве. Жильцы собрали вещи и приехали на Горького, но прожили там всего три дня — их выгнали обратно на Петровскую.

― Мы пришли туда, в коммунальный дом. Там сделали квартиру — по тем временам шикарную. А соседи позакрывались. Говорят: «Кто тебе даст [тут жить], когда уже всё продано?» — вспоминает Церцвадзе. — [Тогдашний глава горисполкома] Малюга стоит и говорит: «Пишите, куда хотите, — всё равно все дороги приведут ко мне». А что мы могли? Три дня мы были там, а потом соседи нас выгнали, приехала милиция. Так и закончилось.

Из-за сырости от печи начал отходить кафель

Церцвадзе вернулись на Петровскую и начали писать жалобы. Народный суд Кировского района ответил на одну из них. В документе говорилось, что дома № 12 и 14 — аварийные и должны быть снесены. Напомним, речь идет о 1990 годе.

«Из ответа исполкома мы узнали, что вопрос о вашем отселении был решен еще в марте 1987 года. <...> Малюга заверил нас, что в ближайшее время решит вопрос о вашем переселении. Однако прошло более месяца, но мы не получили ответа от председателя исполкома <...> Просим истребовать решение горисполкома и горархитектуры, подлежат ли ваши дома сносу или они уже по плану снесены», — написано в ответе народного суда.

Прошло 32 года, а вопрос по-прежнему не решен.

Общежитие в маневренном фонде


После очередного включения дом в список на снос — в 2018 году — жильцам предложили переехать в другое временное жилье, на улице Тракторной.

― Я ходила посмотреть. Встретила девушку, которая там живет. Говорит: «Меня поселили на седьмой этаж. У нас общежитие, воды нет, ничего нет. Сказали, что временно, а я уже шестой год тут живу». Мы так не хотим, — говорит Изольда Ратиани. — У меня дочь инвалид — ей вообще отдельная комната положена.

― Они предлагают жилплощадь из расчета шесть квадратов на человека. Это даже койку не поставить. У нас семья, дети маленькие. Куда мы пойдем? Туда, где в комнате 20 человек? Знакомому выдали квартиру в Суворовском: всё новое, с ремонтом, — добавляет Мзия Церцвадзе.

― Если бы вам предложили переехать на Суворовский, согласились бы?

― Конечно! — восклицают женщины.

Жильцы пишут обращения к властям десятилетиями

Мы направили запрос по ситуации в пресс-службу администрации Ростова. На момент публикации редакция 161.RU ответ не получила. Как только он придет, мы его опубликуем.

UPD от 7 сентября 2022 года. В пресс-службе администрации Ростова на запрос 161.RU ответили, что все квартиры, кроме тех, где живут Ратиани и Церцвадзе, признали непригодными для жилья и в 2006 году расселили.

В городе действует программа переселения людей из домов, которые признали аварийными с 2012 по 2017 год. Дом на Петровской в этот список не попал, так как был признан аварийным лишь в 2018-м. Его расселением займутся после того, как разберутся с домами из программы.

Что касается кровли дома, то она «ремонту не подлежит», потому может обрушиться.

В администрации подтвердили, что предложили жильцам переселиться в маневренный фонд до предоставления другого жилья. При этом 1 сентября 2022-го администрация Кировского района Ростова получила от Изольды Ратиани пакет документов для переселения в маневренный фонд. Женщине отказали, потому что у одного из членов ее семьи в собственности числится квартира на Волкова.

А договор соцнайма, заключенный с семьей Ратиани в 2005 году и перезаключенный в 2014-м, власти объясняют тем, что на тот момент дом не считался аварийным.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем