21 октября четверг
СЕЙЧАС +4°С

Рост цен в Ростове: стоит ли паниковать

Поделиться

Поделиться

Рост цен, прежде всего на продукты питания, будет продолжаться. Однако покупателям стоит учитывать, что ажиотаж способен взвинтить цены больше, чем того требует рыночная ситуация. Это и продемонстрировала недавняя ситуация с гречкой. Что влияет на рост цен и как они изменятся в ближайшее время, сегодня в Ростове обсудили производители, ретейлеры и ученые.

Принцип гречки

«По данным минсельхоза, дефицита гречки в РФ нет. По статистике, в среднем россиянин съедает 3,5 кг гречи в год. Но это – в спокойном состоянии. Что происходит сейчас? На волне скачков курсов валют, ожидания роста цен кто-то покупает доллары или евро, кто-то идет за телевизором, покупку которого все откладывал. Но, к сожалению, у нас очень серьезное расслоение по уровню доходов. И именно люди с доходами ниже среднего стремятся делать запасы продуктов с длительным сроком хранения. Идут и покупают не три килограмма крупы, а десять. Процесс идет так: сначала раскупаются самые дешевые сорта, затем почти также быстро расходится средний ценовой сегмент, и на прилавках остается самый дорогой товар. Это и воспринимается как рост цен», – говорит директор департамента потребительского рынка Ростовской области Андрей Иванов.

Когда с прилавков пропала и самая дорогая гречка, на ситуацию начала реагировать неповоротливая машина российской торговли. Переработчик, видя значительное повышение спроса, начал поднимать цены. За ним поднял цены оптовик, к которому посыпались заказы из торговых сетей. После подорожания на всех этапах ценник изменился и в розничной сети. И цена не снизится, пока не исчезнет платежеспособный спрос.

«В 2010 году, когда погибла значительная часть урожая гречи, рост начался с сентября 2010 года. С 28 рублей к январю 2011 года товар подорожал до 108 рублей. К сентябрю 2011 года цена снизилась до 38-40 рублей», – приводит пример Андрей Иванов.

Директор ООО «ПТО «Основа» Юрий Бондарев считает, что производители попросту воспользовались удобным моментом ажиотажа для того, чтобы сделать стоимость гречки адекватной трудозатратам: после кризиса 2010 года производство балансировало на грани рентабельности.

«Мы работали с четырьмя элеваторами в Алтайском крае и одним – в Воронежской области. С сентября алтайцы увеличили ценники, но обоснования предоставить отказались, и мы стали работать только с Воронежем, – рассказывает Юрий Бондарев. – С середины октября гречка подорожала на 100%, в ноябре – еще на 60%, а уже в декабре подешевела на 20%. Надеюсь, что цена еще снизится. Дефицита сейчас нет, но и предложения нет – наши партнеры говорят, что сырья своего у них уже не осталось».

Старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова высказала мнение, что к формированию ажиотажного спроса приложили руку сами торговые сети и их акции «не более определенного количества пачек в одни руки», что заставило вспомнить о дефиците.

Однако такой маркетинг, отмечают эксперты, закон не нарушает. Главная задача торгового предприятия – зарабатывать. И пока покупатель готов платить втридорога, ничего не изменится.

В чем виноваты торговцы

Поделиться

Резкий – аналитики оценивают его в 30% – рост стоимости гречки стал поводом для проверки ФАС. Однако антимонопольщики никаких признаков сговора не увидели. Как поясняет заместитель директора филиала «Южный» X5 Retail Group Алексей Полянский, сговор продавцов в регионе маловероятен.

«Здесь есть сильные местные сети и федеральные компании. Договориться в этих условиях практически невозможно. Тем более, что ситуация такова: если человек видит, что гречка или другие товары стоят очень дорого, он идет за покупками на рынок. Нам покупателя терять невыгодно. Что касается сдерживания цен, есть много рычагов. Еженедельно мы отправляем информацию по ценам в департамент потребительского рынка, если идет рост более чем на 5%, информация тут же передается в УФАС».

Генеральный директор ООО «Солнечный круг» Александр Кириенков признается: его сеть из-за роста цен потеряла 5-7% покупателей, которые ушли искать товары дешевле. Компания пытается снизить, где возможно, свою наценку, однако ежемесячно новыми прейскурантами радуют поставщики.

«Максимально разрешенный рост стоимости в месяц у нас для поставщиков – 10%. Единственным исключением стала гречка – по ней удорожание в 130%. Был еще психоз по куриному мясу, но сейчас ситуация устаканивается, цена остановилась, подошла к порогу потребительской возможности», – рассказывает эксперт.

Стоимость продуктов начала ощутимо расти с сентября. В итоге к настоящему времени яйца по инициативе производителей подорожали на 21-33%, сыры – на 26%. Один из основных поставщиков, завод в Семикаракорске, объяснил это значительным снижением сезонного производства молока и ростом конкуренции. Поднимают цены и белорусы. Причем уже в обозримом будущем полки, изрядно поредевшие после санкций, станут еще менее разнообразными – из-за запрета на продукцию восьми заводов.

Директор по маркетингу и продажам ГК ООО «Белый Медведь» Денис Афанасьев призывает не обвинять сети в спекуляции. Ретейл, по его словам, является механизмом, который сдерживает рост цен: они растут медленнее, чем порой дорожает сырье. А в каждом случае со скачком цен он рекомендует разбираться индивидуально.

Ажиотаж в головах

Поделиться

Начальник финансового управления Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства Виталий Золотухин говорит о четырех продуктовых кризисах за последние годы: в 2010 году был дефицит гречки, затем были соль, хлеб в январе-феврале 2014 года, и сейчас – снова гречка. В ряде случаев к дефициту привели факторы стихии: неурожай либо обильный снегопад, парализовавший инфраструктуру. Однако в случае с солью и гречкой – 2014 рациональное объяснение найти сложно.

«Я, когда был ажиотаж с солью, много общался с бабушками, они жаловались: «Купила 10 пачек, что же мне с ними, сынок, сейчас делать?» Я доставал деньги и покупал эти пачки», – рассказывает Виталий Золотухин.

Андрей Иванов высказывает мнение, что у людей в таких случаях включается своего рода генетическая память.

«Я недавно общался с ветеранами, и задал им вопрос как раз о гречке во времена развитого социализма. И оказалось, что гречка всегда была дефицитом. В итоге люди воспринимают ее как индикатор благосостояния», – говорит эксперт.

Кандидат психологических наук Валерия Альперович делится результатами исследований моделей потребительского поведения. По ее словам, в погоню за продуктами способны пускаться не только люди старшего поколения, которые помнят пустые полки советских магазинов. В россиянах всех возрастов чрезвычайно развито доверие к действиям соотечественников.

«Если сосед сказал брать, пойдем брать. Молодежь, как это ни странно, более подвержена этому влиянию, в особенности действиям старших, обладающих значимостью, друзей, коллег и так далее. А что касается соли, здесь сыграл роль фактор слухов», – поясняет она.

Доверие слухам, добавляет Андрей Иванов, соседствует с недоверием к чиновникам. Если по телевизору говорят, что проблем с гречкой нет, зачастую у россиянина появляется дополнительный повод сделать запасы.

А преподаватель факультета управления ЮФУ Алексей Федоров заявляет о связи покупательских настроений дончан с политической ситуацией.

«До событий вокруг Крыма и введения санкций рынок был стабильным, показали наши исследования. Потом он разбалансировался, у людей появились желания уехать из страны, появилось недовольство властями. Сейчас попыток сверху успокоить ситуацию через медиа хватает на 2-3 недели. У потребителей нет ориентиров, что будет завтра, и человек начинает питаться слухами», – рассказывает эксперт.

К чему готовиться

Производственная инфляция в России в этом году составила 12,6% – этот показатель выше, чем прошлогодний. Эти данные привела старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова. И цены, считают участники дискуссии, продолжат расти. Генеральный директор ГК «Агротехник» Вадим Бандурин полагает, что в этом процессе есть более значимый фактор, нежели психология – курсы валют.

«Сельхозпроизводство сейчас серьезно завязано на импорте – семена, удобрения, так далее. Сегодня себестоимость для них уже выросла значительно. Перспектив для снижения я не вижу, – говорит эксперт. – Если в ближайшее время не произойдет импортозамещения, то мы будем подвержены этой проблеме».

Поделиться

При этом на предприятиях, не слишком зависящих от импорта, ситуация выглядит благополучно. Так, для «Белого медведя» 2014-й складывается куда успешнее, чем прошлый год, ставший кризисным для производителей молока, говорит Денис Афанасьев.

«В прошлом году цены выросли на 25-30%. В этом – менее, чем на 10%, и это было традиционное осеннее подорожание. Осенью заканчивается сезон большого молока, дорожает сырье, и к этому добавляются по цепочке другие факторы роста цены. Конечно, частично повлиял курс, но доля импорта у нас незначительна для того, чтобы это оказало сильное влияние».

Однако в других отраслях проблема острее. От импортного сырья зависит не только растениеводство: птицефабрики поднимают цены, ссылаясь на то, что используют зарубежные корма и ветпрепараты. Экономическая ситуация обнажила еще одну проблему местных производителей – отсутствие инфраструктуры для хранения. Во многом поэтому осенью и зимой дончане не видят на полках магазинов своих овощей, фруктов и зелени – их заменяет продукция из Китая и Турции. Кроме того, регион в постсоветские годы лишился предприятий по переработке сельхозпродукции, которые ранее были в каждом районе Ростовской области.

Федеральные СМИ называют уже ряд новых претендентов на подорожание – в частности, на 20% могут прибавить в цене чай и кофе, которые также закупаются за рубежом. Но запасаться ли ими, поднимая спрос до уровня ажиотажного и еще более взвинчивая цены, – личное дело каждого.

Фото: Фото из архива ГК "Ругион"

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...