28 января пятница
СЕЙЧАС -6°С

Мама, я гей!

«Представляете, я признаюсь в этом моему отцу!? – ужасается Артем, скрывающий свою сексуальную ориентацию. – Он скажет: «Ты что, шутишь?», а я: «Нет, пап, это правда!» А он: «Сын, иди сюда! Ты что, гей?», а я: «Да, пап!» А он: «Хорошо, как бы там ни было,

Поделиться

Поделиться

Поделиться

«Представляете, я признаюсь в этом моему отцу!? – ужасается Артем, скрывающий свою сексуальную ориентацию. – Он скажет: «Ты что, шутишь», а я: «Нет, пап, это правда!» А он: «Сын, иди сюда! Ты что, гей?», а я: «Да, пап!» А он: «Хорошо, как бы там ни было, я тебя поддержу! Ведь ты мой сын!». Вы действительно думаете, что будет так?! Да он убьёт меня! Без вариантов».

Да... Одно дело знать, что однополая любовь существует с глубокой древности, и совершенно другое – осознать, что именно ваш ребенок пополнил ряды секс-меньшинств. Почему? Что это – извращение, грех, болезнь или вариант нормы? А самое главное – что теперь делать? И как нужно было действовать, чтобы этого не произошло?

Я милого узнаю по колготкам

Негативные взгляды на гомосексуальность – как мужскую, так и женскую – широко распространены в нашем обществе. Однако она существует, и факт этот неоспорим.

На самом деле наука уже много лет занимается проблемой возникновения «голубой» и «розовой» любви. Если говорить о теории, то гипотез много: от эндокринных нарушений в эмбриональный период, когда мозг определяет себя как мужской или женский под влиянием мужского полового гормона тестостерона, до генетических нарушений или чисто психологических причин. Ни одна из них однозначно не доказана.

«В нашей стране до сегодняшнего дня сохраняется очень высокий уровень гомофобии – осуждения и неприязнь к представителям иной сексуальной культуры, – поясняет социолог Илья Кусморцев. – Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел экспресс-опрос 1600 россиян. В числе других вопросов был такой: «Люди по-разному относятся к гомосексуалистам и лесбиянкам. Как вы лично думаете, гомосексуализм в основном – это...». Пять вариантов ответов распределились так: болезнь или результат психической травмы – 33,1%, распущенность, вредная привычка – 35,1%, сексуальная ориентация, имеющая равное с обычной право на существование – 18,3%, признак особой одаренности, таланта – 0,5%, затрудняюсь ответить – 12,9%». Красноречиво, не так ли?

За гранью...

«В современной сексологии понятия «извращение» уже не существует, – отмечает автор книги «Любовь небесного цвета» Игорь Кон. – Само это слово носит чисто оценочную окраску. Раньше извращением называли все – от мастурбации и гомосексуализма до широчайшего круга явлений, которые сегодня именуются парафилиями – эксгибиционизма, фетишизма, вуайеризма и так далее. Так же оценивались и нарушения половой идентичности, как например, транссексуализм. Еще несколько лет назад это считалось патологией, а сегодня рассматривается как один из вариантов сексуального поведения».

«На самом деле это и есть наша проблема – в обществе вовсю пропагандируется гомосексуализм и сексуальные отклонения. В своих книгах, статьях, комментариях это делают такие вот «сексологи», – возмущается психотерапевт и мама Ирина Климова. – До недавних пор гомосексуализм в отечественной психиатрии рассматривался в рамках психопатии. Психиатрический диагноз был таким: «Психопатия с парафилиями (извращениями)». Искренне шокирует, что теперь многие горе-специалисты признают нетрадиционный секс абсолютной нормой.

А вот теперь я перечислю, что же еще относится к тем самым парафилиям: педофилия (сексуальное влечение к детям), эфебофилия (сексуальное влечение к подросткам), эксгибиционизм (стремление обнажать свои половые органы на публике, нередко в сочетании с мастурбацией), трансвестизм (стремление носить одежду противоположного пола и фигурировать в качестве лица противоположного пола), транссексуализм (ощущение принадлежности к противоположному полу и стремление изменить свой пол хирургическим, гормональным и юридическим путем), садизм (достижение полового удовлетворения с помощью жестокого обращения с партнером, причинения ему физических или нравственных страданий), мазохизм (сексуальное удовлетворение от причиняемой партнером физической боли или нравственных страданий), вуайеризм (стремление подглядывать за обнаженными или совершающими половой акт людьми), геронтофилия (сексуальное влечение к лицам старческого возраста или к партнерам значительно старше себя по возрасту), зоофилия (половое влечение к животным), инцест (сексуальные отношения с близкими родственниками – родителями и детьми, братьями и сестрами), экскрементофилия (половое возбуждение от манипулирования выделениями человеческого тела – калом, мочой, – и достижение половой разрядки уже при самой манипуляции или в сочетании с мастурбацией), фроттеризм (половое удовлетворение при прижимании, трении половыми органами через одежду о тело незнакомых женщин в толпе, в давке), фетишизм (возникновение полового возбуждения лишь при наличии фетиша), некрофилия (неодолимое влечение к сексуальным действиям с трупом), некросадизм (надругательство над трупами, нередко с поеданием частей трупа).

Ну как, впечатляет?! Можно ли согласиться с «известным сексологом» Коном, что некрофилия, к примеру, «лишь» один из вариантов сексуального поведения?»

Последствия «избранности»

«Геи и лесбиянки ничем не хуже и не лучше других людей, они такие же разные и неповторимые. Их человеческие и сексуальные проблемы (беспроблемных людей не бывает) разнообразны и индивидуальны. Я желаю каждому, – подчеркивает сексолог Андрей Новиков, – осознать свою индивидуальность и получить максимально возможное удовлетворение своих желаний и запросов».

«Мне четырнадцать. Унижают в школе из-за одного случая (не очень хочется говорить про это, но надо), – смущаясь, откровенничает Степан. – Когда меня бросила девушка, я понял, что я – гей, и сдуру написал однокласснику, что хочу сделать ему минет. Он снял на видео, распространил его по всей школе, и теперь я хожу в школу, как на смертную казнь, меня на каждом углу обзывают, унижают. Я не знаю, что мне делать, я совсем запутался».

«В последнее время представители секс-меньшинств стремятся убедить всех в том, что геями (лесбиянками) не становятся, а рождаются, – усмехается психолог Антон Мальцев. – А вы в курсе, что геев гораздо больше в больших городах, чем в провинции? Знаете почему? В городе гораздо более агрессивная обстановка, и это очень давит на неустановившуюся психику подростков. На самом деле много факторов, в том числе и родительский. Как следствие, происходят отклонения, которые и приводят к заболеванию – именно так – гомосексуализму. Это на самом деле психическое заболевание. Возможно, природа и создает геев, но явно не 10%, и даже не 1%. Может, 0,01% геями и рождаются, а остальные становятся. Ведь она не такая глупая, чтобы плодить ошибки в таком количестве, иначе мы просто вымерли бы уже давно. Кстати, вспомните, каков процент врожденных уродств у младенцев? Правильно, очень маленький. Вот с такой же вероятностью и рождаются дети с врожденным уродством под названием гомосексуальность».

Сказать – не сказать?

«Ну вот, вчера это случилось. С большим трудом, но всё же объяснился с матерью. Вроде, она нормально всё восприняла, хотя, конечно, видно, что ей это не в радость, – делится Роман. – Самое главное – как будто груз с плеч упал, стало гораздо легче. Думаю, объясняться надо. Хотя бы для себя. Но нужно понимать, что люди могут отнестись и неадекватно, поэтому трижды думайте перед тем, как совершить подобный шаг». «Лучше не рассказывать, хотя родители все разные, но, когда я рассказал своей маме, она выгоняла меня из дома, считала извращенцем, ей было противно жить со мной рядом: всё время меня унижала, – вспоминает Олег. – Моя жизнь превратилась в ад, до того, как я додумался сказать, что это шутка и все такое. С одной стороны, ужас, а с другой, – хорошая закалка: как говорится, не соврешь – не проживешь, так что лучше всего молчать и не рисковать!»

«Самому себе я признался в своей гомосексуальности (а точнее, в бисексуальности с удельной «гейской» составляющей – порядка 95%), ещё лет в 12, а то и раньше, – признается Гена. – Ну и что тут такого?! А родителям ничего знать не надо, пока ты просто гуляешь и ведёшь «свободный образ жизни». Конечно, если ты собираешься жить со своим парнем или девушкой, то, естественно, правду будет скрыть очень тяжело».

Понять и принять

«Во-первых, если ребенок подросткового возраста приходит к родителям и говорит с ними о своей сексуальной ориентации, это свидетельствует о хороших отношениях между ними, – комментирует психолог Елена Хабирова. – И это большой плюс родителям. Гораздо хуже, если у подростка даже мысли не возникает поделиться с близкими этой информацией, и он сам переживает все свои страхи и опасения. Для мам и пап, к слову говоря, будет лучше, если ситуация – «на глазах», под контролем, чем неизвестно как и неизвестно где.

Второй момент, который нужно учитывать: подростковый возраст – это время экспериментов, по сути, это глобальный эксперимент, начиная от внешности до ориентации. Дети стремятся попробовать многое, если не все. И в наш век, когда информация очень открыта, очевидно, что некоторые подростки захотят попробовать и «это». Надо понимать, что если это эксперимент, что, скорее всего, так, то в каком-то смысле это нормально, потому что в жизни много чего нужно попробовать, и наш опыт измеряется не количеством лет, а ситуациями, в которые человек попадал – будет что сравнить, будет о чем говорить».

Как реагировать правильно? По словам специалиста, нужно постараться принять эту информацию спокойно и адекватно. Не нужно тащить чадо к психиатру! «Я придерживаюсь такой концепции: ребенок, особенно подросток – уже достаточно самостоятельный человек, который волен выбирать, что ему носить, есть, с кем дружить и с кем ему спать, – убеждает Елена Хабирова. – Родители, конечно, могут высказать свою точку зрения, но при этом настаивать, ломать не имеет смысла. Просто надо понимать, что есть такой момент, когда надо «отпустить поводья» и посмотреть, что будет дальше. Если же подросток пытается вас провоцировать подобными заявлениями, то после такого «ответа» ему вряд ли захочется дальше бунтовать. Подобные эксперименты – проба себя – кто я, что я могу, как далеко я способен зайти. И по большому счету родителям не нужно сильно переживать: во всех людях есть тот самый страх самосохранения, который слишком далеко зайти не позволит».

В любом случае, даже если это так, и подросток действительно принадлежит к «нетрадиционщикам», такие люди тоже имеют право на существование и жить с тем, с кем хотят. Хотя родителей тоже понять можно: стереотипы мужественности, говорящие о том, что мужик должен быть «мужиком» – брутальным, тем, который «бабу себе нашел и бьет ее с утра до вечера», плотно утрамбованы в нашем сознании.

«А вообще, подросткам надо знать, кому и что говорить, – продолжает психолог. – Раз уж ты взрослый человек и выбрал своеобразный путь сексуальной активности, то должен понимать, кто и каким образом может на это отреагировать. У родителей жизнь уже сложилась, и, может быть, не надо лишать людей стереотипов? Ведь их уже не переделать, а если время экспериментов закончится, и все вернется на круги своя? В то время, как родители уже не смогут относиться к ребенку иначе, некоторые даже не простят «плохого поведения». Подросткам необходимо понимать свою ответственность перед близкими».

Знать бы, где стелить соломку...

«Профилактика»? С детства родители должны понять, что детей бить нельзя: если папа бьет ребенка – мальчика, какой стереотип складывается в голове отпрыска? Мужчина мужчину бьет, делает ему больно, а фактически папа – это родной человек. Получается, что чадо получает долю внимания, пусть даже таким извращенным способом. И что в итоге? «Меня может обижать мужчина, это унижение, но при этом я могу получать от этого удовольствие», – рассуждает будущий гей. Если отец унижает девочку, то впоследствии она будет выбирать себе мужчин, поступающих аналогично. Либо предпочтет навсегда отказаться от мужской грубости. И забыться в нежных женских объятьях. А на самом деле откуда все? Правильно, родители еще в детстве подсказали, как нужно жить.

«Конечно, каждому хочется, чтобы ребенок вырос, закончил университет, женился, родил внуков, которые будут стихи на табуретке рассказывать, но жизнь богаче, чем наши представления о ней, и если вышло иначе, нужно понимать, что ребенок имеет свою свободу, – настаивает психолог Елена Хабирова. – Дети – это не зверьки, которых мы купили, посадили в клетку, и теперь они должны делать то, что нам нужно».

«Эта тема очень щепетильная и очень сложная, – признает детский психолог Елена Сыркина. – И вполне логично, что первой реакцией на ситуацию становится шок и испуг, часто агрессия: не каждый родитель готов принять услышанное. Важно понять, что происходит с ребенком – либо под признанием кроется простой испуг, сомнение: кого-то случайно коснулся, что-то почувствовал – все, я голубой или лесбиянка. Это одна ситуация. Если есть эротические фантазии с участием лиц аналогичного пола – дети могут фантазировать – это второй вариант. И совершенно иначе выглядит ситуация, когда, к примеру, уже были контакты. Почему подросток решил, что его ориентация нетрадиционна? Не лишним будет задать ему этот вопрос. Если в результате ненавязчивой беседы родитель увидит, что что-то действительно не так, то я бы рекомендовала обратиться к профессиональному психологу – просто для того, чтобы разобраться в происходящем».

Еще один важный момент: необходимо понять, чего хочет сам ребенок – остаться в своем новом статусе или попытаться это в себе преодолеть. Разграничивает ли подросток понятия истинной гомосексуальности, или он просто «отдает дань моде», или бросает вызов общественности и хочет спровоцировать взрослых? Как выявить провокацию: конфликтные подростки, которые любят «шокировать общественность», как правило, и до этого не раз выводят родителей из себя, и такие случаи легко узнаваемы.

«Что посоветовать родителям, которые агрессивно настроены к представителям другой ориентации? Не паникуйте! Возьмите себя в руки, услышав печальные новости, замрите, досчитайте до десяти, как вариант – уйдите в другую комнату прокричаться, а потом объяснить ребенку, что вы шокированы, – настраивает психолог. – Но ни в коем случае не стоит бросаться на чадо с кулаками, нельзя оскорблять подростка! Успокоившись, предложите поговорить и обсудить волнующие его проблемы, это очень важно. В противном случае, тинэйджер просто замкнется в себе».

Тем родителям, которые хотели бы обезопасить свое чадо от возможных сексуальных экспериментов подобного рода, психолог советует наблюдать – на каких сайтах он бывает в Интернете, с кем общается. «Если у вас девочка, старайтесь выделять время и средства и наряжайте ее как девочку, а не как парня. Аналогично с мальчиками – все представления о мужественности, мужском «Я» идут из семьи, – комментирует специалист. – Чтобы не получилось так, что папа хотел сына, а родилась дочь, и он неосознанно решил воспитывать ее в лучших мужских традициях. Подчеркивайте мужское в будущем мужчине, женское – в будущей женщине. Что касается философского взгляда на проблему, хочется напомнить родителям: неужели из-за того, что ваш подросток пришел и сообщил вам неприятную для вас новость, он стал менее успешным и любимым вами, чем вчера и позавчера?»

«Для меня переломным моментом стало, когда сын сказал «Пап, я ведь тот же самый человек. Я не изменился». С тех пор прошло полгода и, действительно, я обнаружил, что ничего не изменилось. Думаю, что изменилось только наше представление о нем, и ничего больше», – признается Сергей, отец гея. «Должен сказать, обнаружилось столько плюсов в этой ситуации. Вы начинаете понимать, насколько выдающийся ваш ребенок, хотя бы потому, что сумел вам все объяснить и захотел остаться частью вашей жизни. Посмотрите на ту веру, с которой он вглядывается в ваши глаза, и подумайте, сколько он пережил прежде, чем признался вам», – призывает Анатолий, отец лесбиянки.

«Да, у вас есть мечта, есть ясное видение того, кем он станет, что его ждет, чего он добьется. Это мечта, которая во многом рождена вашей собственной жизнью – вы желаете ему того, чего сами хотели, но не смогли добиться, эта мечта – часть вашей личности, – поддерживает родителей психолог Марина Звягинцева. – И несмотря на то, что вокруг много гомосексуалов, вся культура способствует тому, чтобы в ваших мечтах ребенок имел «нормальную» сексуальную ориентацию. И поэтому ваш шок и растерянность вполне объяснимы – вы понесли одну из самых тяжелых потерь: вы потеряли мечту, в которой главная роль отведена вашему ребенку.

Также была развеяна иллюзия, что вы прекрасно знаете своего ребенка. Слишком много потерь в один момент, правда? Очень частая реакция на признание в гомосексуальности – восклицание «за что мне такое наказание?!». Это не сознательная реакция, а обычная реакция на боль, вызванную разрушением фантазий и идеального образа своего ребенка. Та боль, которую, возможно, причинил вам ваш ребенок своим признанием, объясняется именно этим. Подумав хорошенько, вы поймете, что ваш ребенок дал вам уникальный шанс – построить честные и доверительные отношения, построенные на правде. Вы должны просто любить вашего ребенка. Любовь означает знание, понимание, принятие и взаимную ответственность. Первый шаг вы уже сделали».

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter