1 декабря среда
СЕЙЧАС +1°С

Судьба имения Трифонова

Поделиться

Поделиться

Иван Трифонов был человеком состоятельным. Ему принадлежал спиртоочистительный завод, располагавшийся на Большой Садовой улице. В конце XIX века спирт, по замечанию одного из тогдашних ростовских исследователей относился к «главнейшим предметам внутренней торговли» не только в регионе, но и в стране. Поэтому рост благосостояния купца Трифонова был вполне закономерен.

Во второй половине 1890-х гг. он приобрел домовладение на улице Мало-Садовой, под №4 (нынешний адрес: ул. Суворова, 4). В то время оно принадлежало Марии Котель и приносило дохода 220 рублей в год. Купец Трифонов выстроил на территории домовладения трехэтажный жилой дом, к юго-восточному ризалиту которого было пристроено двухэтажное здание. Годовой доход имения возрос почти втрое – до 640 рублей.

Помимо производства и продажи спирта были у Ивана Трифильевича и другие интересы, он вел активную общественную деятельность. Трифонов входил в состав учетно-ссудного комитета Ростовского-на-Дону городского общественного банка и совета Ростовского-на-Дону Русского общества взаимного кредита, являлся членом Ростовского-на-Дону присутствия по делам об обществах и союзах. В 1889 – 1891, 1901 – 1908 и 1913 – 1917 гг. купец был гласным Ростовской-на-Дону городской думы.

Кроме того, Трифонов был председателем правления Общества для хранения и заклада движимого имущества. Данное общество занималось «выдачей ссуд под всякое движимое имущество и товаров», принимало «на комиссию для продажи с аукциона и вольной цене разное имущество и товары». За капитал по ссуде взималось «от шести до девяти годовых процентов».

Вполне традиционный для ростовского купца «послужной список». Не было в карьере Трифонова-предпринимателя ни громких афер, ни финансовых провалов, ни сенсационных сделок. Не запомнился и Трифонов-чиновник какими-то особыми деяниями, частыми и активными выступлениями на заседаниях городской думы, скандалами и интригами. Да и сам дом, в котором он жил, был под стать хозяину: явно выдает зажиточного человека, но декор – достаточно традиционный для своей эпохи (если не сказать – неброский). Во всяком случае, ни архитектурный облик здания, ни биографию его владельца нельзя охарактеризовать словом «оригинальный».

Довольно типичной, хотя и по-своему интересной, оказалась судьба имения Трифонова после гражданской войны. В начале 1920-х гг. здесь жили рабочие, служащие, располагался восьмой отдельный радиобатальон. Сказалось ли пребывание военных, или повинны другие жильцы бывшего купеческого имения, но к лету 1924 г. железная кровля трехэтажного дома окончательно проржавела. Комиссия, обследовавшая это здание 2 июня 1924 г., констатировала: «Электропроводки отсутствует до 35%. Уборные во всем доме полуразрушены и бездействуют. Очаг кухни первого этажа разрушен». Двухэтажное здание во дворе было в еще более плачевном состоянии. Та же комиссия характеризовала его как «разрушенное», отметив: «Канализация, паровое отопление и электроосвещение – бездействуют во всем доме. Котел парового отопления лопнувший и без арматуры».

Несмотря на все это, от желающих заполучить домовладение не было отбоя. В мае 1924 г. радио-батальону было предписано освободить здание для размещения в нем общежития курсантов авиакурсов, проводимых Обществом друзей воздушного флота юго-востока России. Не прошло и месяца, как правление Донрабиса (Донского областного отдела Всероссийского профсоюза работников искусства) «настоятельно» попросило отдать здание им в аренду – с целью «устройства в нем клуба и общежития для членов Союза Рабис».

В июле того же года начальник административного отдела Ростовского окружного исполкома распорядился «срочно предоставить» здание в распоряжение Юго-Восточного бюро ВЦСПС.

Как видим, на бывшее имение Трифонова нашлось немало претендентов. И, поскольку в имение входило два здания, было решено разместить в них две организации. Лишними оказались курсанты авиакурсов. Трехэтажный дом отдали работникам искусства. Согласно справочнику 1925 г., трое из них состояли членами Ростово-Нахичеванского горсовета 7-го созыва: Анастасия Ивановна Мелещенко, Константин Рабков и Яков Струмилин. Клубу Донрабиса в здании места не хватило: этот клуб разместился в здании по ул. Дмитриевской, 110 (нынешний адрес: ул. Шаумяна, 94), построенном врачом Риттенбергом в 1896 г.

Двухэтажное здание было передано профсоюзным работникам. Которые не стали торопиться с ремонтом. А в ноябре 1926 г. Северо-Кавказский краевой совет профессиональных союзов (Крайсовпроф) отдал «второй верхний этаж и одну комнату первого этажа» в аренду Северо-Кавказской краевой секции рабочей кооперации (Крайрабсекции). Арендованные помещения должны были быть приспособлены под квартиры сотрудников Крайрабсекции. Но о каких квартирах можно говорить, если здание не отремонтировано? Только 20 апреля 1927 г. ремонт был завершен, и рабочие получили возможность жить в этом многострадальном доме.

Не тут-то было. Уже 26 мая 1927 г. заведующий жилищно-эксплуатационным подотделом Ростовского коммунального отдела (РКО) заявил о том, что двухэтажное здание «от Крайсовпрофа откреплено и принято в ведение РКО». И потому работники Крайрабсекции должны очистить здание. Но Крайсовпроф выступил в поддержку рабочих, после чего ведомственная война затянулась.

Черту подвел 1937 год. На основании постановления Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР от 17 сентября 1937 г., домовладение по ул. Мало-Садовой, 4, было передано на баланс Райжилуправления Кировского района Ростова-на-Дону. С тех пор здание, построенное купцом Трифоновым, долгие годы представляло собой обычный жилой дом. Лишь в последние десятилетия первый этаж стал использоваться под «предприятия малого бизнеса», одно из которых там находится и сейчас.

Фото: Фото автора

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку