28 января пятница
СЕЙЧАС -2°С

Дом для Аполлона

Это в нынешние времена гонорары отечественных адвокатов стали предметом торгов и спекуляций, превратив юристов чуть ли не в банду беспринципных вымогателей. Во времена людей натуры широкой, за ценой ради выгоды не стоящих, хороший адвокат был товаром штуч

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Это в нынешние времена гонорары отечественных адвокатов стали предметом торгов и спекуляций, превратив юристов чуть ли не в банду беспринципных вымогателей. Во времена людей натуры широкой, за ценой ради выгоды не стоящих, хороший адвокат был товаром штучным, за что и получал плату, позволявшую ему быть не объектом для анекдотов и неприличных шуток, а уважаемым членом общества и обеспеченным человеком. В частности, известный нахичеванский юрист Моисей Аджемов был депутатом IV Государственной думы, а его родственник Никогос владел одним из самых больших в Ростове доходных домов (Большой проспект, 37, ныне восстанавливается на углу Ворошиловского и Серафимовича).

Кандидат прав Леонид Горбенко и юрист Павел Оболонский много лет заседали в думе ростовской, а частный поверенный Евгений Робук даже был претендентом в городские головы.

Однако самый главный куш сорвал другой ростовский юрист, сумевший оказать настолько значительную услугу своему клиенту, что тот расщедрился на сказочный даже по современным меркам гонорар. По утверждению местных краеведов, вероятно, самый красивый особняк на Пушкинской, построенный в 1898 году по проекту 41-летнего городского архитектора Николая Дорошенко (автор проекта дома баронов Врангелей в Ростове) в стиле «кирпичной» эклектики, принадлежал на тот момент Владикавказской железной дороге. Выпускник столичной Строительной гимназии к этому времени был уже достаточно известен в архитектурных кругах как автор проектов сквера вокруг памятника Лермонтову в Пятигорске и Пантелеймонова храма в Ессентуках в 1886-87 годах. К тому времени, будучи сначала младшим, а затем старшим архитектором Ростова, Дорошенко построил в городе массу сооружений в стиле «кирпичной» эклектики и в «русском» стиле. Дом на Пушкинской, 115 зодчий строил как «выставочный» для купца с юридическим образованием Аполлона Домбровского (у него тоже была небольшая адвокатская практика), владевшего также трехэтажным доходным домом по соседству (дом сохранился). Дорошенко расстарался и для этого проекта смешал барокко и классицизм. Высокие полуциркульные окна с кариатидами, вазоны на крыше, ассиметричный фасад, мраморная лестница, коринфские пилястры, ажурные решетки и оградки, резные двери, плафоны, дубовый паркет.

Однако дела у купчины пошли неважно, и он, дабы покрыть долги, вынужден был продать влетевший ему в копеечку особняк сразу после его завершения и по-тихому исчезнуть из Ростова. Покупателем стало богатое общество «Ростово-Владикавказской железной дороги», руководство которой в лице начальника Ивана Иноземцева, сына казачьего офицера из терской станицы Григорополисской, ценило прекрасное и могло позволить себе скупать недвижимость в центре города. Главный железнодорожник Юга России даже себе перед уходом на пенсию в 1908 году отстроил на станции Каррас великолепный особняк по собственному проекту.

В конце же века XIX дорога, протянувшая железные руки к Большому Кавказскому хребту, погрязла в судебных процессах. Сметливые аборигены поняли, какую выгоду сулит им отчуждение земельных участков для строительства новых веток и ломили такие цены на свои клочки, что частная железная дорога, которой владело акционерное общество в составе таких известных представители крупного капитала как Алексей Путилов, Алексей Вышнеградский, членов царской фамилии, придворной аристократии, за голову хватались. А дабы хоть как-то минимизировать потери, руководство дороги нанимало пронырливых адвокатов, которые бы в судах за известную сумму отстаивали интересы казны железнодорожного АО. Многолетние тяжбы конца века вынудили «железных генералов» пойти на отчаянный шаг – Иван Иноземцев при свидетелях поклялся отдать тому адвокату, который выиграет для ВлЖД несдвигаемый камень преткновения – земельный надел на участке строительства линии Тихорецкая-Царицын – жемчужину своей собственности в качестве гонорара. Тот самый барочно-классицизмовский особняк на Пушкинской с маленьким садиком.

Желающих особенно не было – по опыту знали, что придется годами торчать в судах различной инстанции. Известные адвокаты как-то обошли стороной заманчивое предложение. Зато объявился малоизвестный ростовский стряпчий Аполлон Петров, взявшийся отбить землю для железнодорожников. За полгода он выкричал, выстрадал, выжилил в процессах разрешения для ВлЖД на строительство ветки, чем сэкономил ей несколько миллионов рублей, а себе – несколько тысяч на особняк, о котором до того не мог и мечтать.

Ростовская легенда гласит, что Иван Иноземцев был человеком слова – и в том же году в дом на Пушкинской въехала небольшая семья стряпчего, мгновенно ставшего знаменитым. Впоследствии, однако, об адвокате Петрове в Ростове не было ни слуху, ни духу, но супруга его Софья до самой революции жила в особняке, на зависть местным купчихам, наотрез отказываясь от заманчивых предложений продать дом.

Ныне в этой жемчужине на Пушкинской размещается Музей изобразительных искусств, экспонаты которого сами по себе являются жемчужинами.

Спонсор рубрики Российско-финская строительная компания «ЮИТ ДОН»

Поделиться

Офис продаж:
пр. Буденновский, 76/226;
(вход с ул.Черепахина);
т. (863) 232-28-38, 242 -49-63.
Сайт: Уitdom.ru.

Сергей КИСИН

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter