26 октября вторник
СЕЙЧАС +10°С

Альберт Погосян и Владимир Кабак, адвокат Алексея Серенко, подозреваемого в убийстве семьи нижегородского СОБРовца, и брат А. Серенко соответственно: «Дважды к Алексею применялись допросы в форме пыток со стороны оперативных работников»

Поделиться

Поделиться

Пожалуй, самое громкое преступление за последниенесколько лет произошло в ночь на 8 июля 2009 года в поселке «Рассвет»Ростовской области. «Дело Чудакова» для большей части российского населениястало символом чудовищной и бессмысленной жестокости. В ту ночь была зверскиубита возвращавшаяся из отпуска семья начальника отделения СОБРа при ГУВД поНижегородской области Дмитрия Чудакова. Дмитрия, его супругу и семилетнего сынарасстреляли. А 11-летнюю дочь зарезали. Как показала экспертиза, на теледевочки насчитали 37 ножевых ранений – ровно столько, сколько было наград уподполковника Чудакова. Уже в сентябре следствие сообщило: подозреваемый вубийстве задержан. Более того, Алексея заподозрили в 10 убийствах.

Однако и братАлексея Владимир Кабак, и адвокат задержанного Альберт Погосян утверждают:Алексей не виноват. Свою версию они изложили в эксклюзивном интервьюкорреспонденту 161.ru.

Альберт, выопытный адвокат и понимаете, насколько это дело резонансное и как за ним следитвся страна. Не страшно защищать Серенко?

А. П.:Если бы я не был уверен в непричастности Алексея Серенко к инкриминируемому емупреступлению, исходя из своих моральных принципов, я бы не продолжал защищатьэтого человека.

Что выможете сказать об обстоятельствах уголовного дела, не выходя за рамкиадвокатской этики и тайны следствия?

А. П.:Хотел бы вкратце сказать о методах ведения следствия: в отношении моегоподзащитного изначально применялись незаконные приемы как со стороны оперативников,так и следственной группой. На эти нарушения указывал и я, как адвокат, и мойподзащитный в заявлениях на имя руководителя следственной группы.

А в чем этинарушения?

А. П.:Дважды к Серенко применялись допросы в форме пыток со стороны оперативныхработников. «Фантазия» оперативников была безгранична. В арсенале их приемов какстарые и проверенные еще в годы Великой Отечественной приемы гестапо, а именно:противогаз на голове с перекрытым кислородным шлангом, так и современные «достижения»– это так называемая ласточка (человек пристегнут сзади по рукам и ногам иподвешен к потолку) и при этом «массаж живота» кулаками. Об этом я лично узналмного позже, потому что Алексею запрещали этими сведениями делиться даже садвокатом.

–  Какими фактами сегодня оперирует следствие?

А. П.: Вседоказательство вины Серенко основывается на нескольких экспертизах, сделанных снарушением закона и применяемых методик. Кроме данных «доказательств» следствиене предоставило никаких подтверждений виновности и причастности Алексея кубийствам. Более того, следствие неоднократно обращалось к моему подзащитному,а также к его родственникам с предложением признать полностью вину – взаменпредлагалась так называемая сделка с правосудием, по которой он не получитпожизненное заключение. Предлагалось также отказаться от адвокатов посоглашению, так как, по версии следствия, они (адвокаты) мешают установлению истиныпо делу.

Рассматриваетли следствие другие версии и других подозреваемых? Ведь при расследованииуголовного дела необходимо рассматривать как причастность, так и непричастностьподозреваемого в преступлении.

А. П.:Да, в соответствии с постановлением Конституционного суда следователь,дознаватель и другие обязаны находить факты, обличающие вину подозреваемого,обвиняемого, а также искать факты, свидетельствующие о непричастностиподозреваемого. При этом у нас имеются достаточно доказательств непричастностиСеренко к указанным событиям. Однако в начале следствия, когда доверие Серенкок следственной группе еще не было подорвано их противоправными действиями, Алексейуказал на ряд фактов, подтверждающих его непричастность. После чего все этобыло использовано против него самого. В частности, выработаны дополнительныеверсии якобы совершенного им преступления. В связи с этим Серенко и его защитаприняли решение доказывать свою невиновность только в суде.

 – То есть вы хотите сказать, что готовите «сюрприз» для суда?

А. П.: Да, «сюрпризы», есть, и их немало! «Сюрпризы», как вы выразились, собраны как защитой, так и родственниками моего подзащитного.

Владимир, известно, что вы ездили в НижнийНовгород и общались с сослуживцами Дмитрия Чудакова. Какое у них сложилосьмнение о ходе расследования?

В. К.: Входе неофициальных бесед они четко и ясно дали понять, что в версию опричастности моего брата к убийству их земляка и сослуживца они не верят. Каксказал один его товарищ, «взяли какого-то жулика и вешают на него всех собак».Также они обратили мое внимание на их собственную версию об оружии, из которогобыли произведены смертельные выстрелы в членов семьи Чудакова. След этогооружия ведет на Северный Кавказ – в один из регионов. Причем бойцынижегородского СОБРа эту информацию как достоверную предоставили следствию. Носледствие, по их же словам, не придало этому значения. Также в разговоре ониобмолвились, что у них есть свой подозреваемый в причастности к этому убийству.

А как вашисоседи, друзья, родственники отреагировали на арест и обвинение Алексея в стольтяжком преступлении?

В. К.: Меняи моего брата знает огромное количество людей, проживающих в нашем городе. И заэти семь месяцев никто из них не отвернулся от нашей семьи, несмотря надавление со стороны следственной группы. Многим поступали даже угрозы обувольнении. Обещали найти компромат для привлечения к уголовной ответственностис целью дать показания против моего брата Алексея. Насколько мне известно, ниодин из наших знакомых не совершил такого поступка. И этих людей сотни толькоиз одного района, где мы проживаем. К примеру, из стоквартирного дома, где мыпроживаем, допрошена следствием добрая половина. И всех их перед началомдопроса изначально убеждали в доказанности вины Алексея. Наша семья не устанетотстаивать честное имя моего брата. Хочу поблагодарить всех тех, кто не дрогнулпод натиском матерых следователей и оперов и не опорочил Алексея.

Чем выконкретно сегодня помогаете своему брату?

В. К.: Уменя на сегодня одна забота – свобода брата! И я от нее не отступлю!

Кстати, какчувствует себя Алексей?

А. П.: Алексей– парень крепкий. Он настроен решительно. Если уж он до сих пор не дрогнул,пережив все «издержки» пребывания в нескольких СИЗО, то шансов надломить его уследствия практически нет.

Как выотноситесь в данном деле к журналистам, которые освещают ход следствия? Скажучестно: нас, журналистов, следствие держит на «голодном пайке»...

В. К.: Досих пор обо всех журналистах, которые интересуются ходом следствия, у менясложилось определенное мнение: только СМИ хотят добиться в этом деле правды, ане написать имя назначенного обвиняемого. На самом деле я очень надеюсь, чтоименно журналисты внесут свою лепту в дело установления истинного убийцы семьиЧудакова и других потерпевших. Поверьте, я сам в этом заинтересован не меньше,чем СМИ.

Готовы ливы и адвокат Алексея в дальнейшем рассказывать прессе о ходе расследования врамках, естественно, законности?

В. К. и А. П.:Совсем скоро мы предоставим СМИ более конкретную информацию, скопившуюся унас за время нахождения Алексея под стражей.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...