Город Андрей Смурыгин, директор ростовского филиала компании «БрокерКредитСервис»: «Бедность – это порок»

Андрей Смурыгин, директор ростовского филиала компании «БрокерКредитСервис»: «Бедность – это порок»

Иногда даже жалко становится, что канула в Лету благодатная советская эпоха громких лозунгов и ярких аббревиатур, а то бы не избежать сотрудникам компании «БрокерКредитСервис» ярлыка «ударников капиталистического труда». Виртуозы биржевых котировок лепят

" src=

Иногда даже жалко становится, что канула в Лету благодатная советская эпоха громких лозунгов и ярких аббревиатур, а то бы не избежать сотрудникам компании «БрокерКредитСервис» ярлыка «ударников капиталистического труда». Денно и нощно приумножая капиталы соотечественников, эти виртуозы биржевых котировок и медиумы мирового фондового пространства вносят свою лепту в формирование новейшей истории страны, параллельно лепя в сознании миллионов новый образ «героя нашего времени». Вот он – молодой, деятельный, спешащий по утрам на свою цитадель умственного труда; говорит за кофе – о фьючерсах, за виски – о кризисе ликвидности и делает деньги в стране, где «бедность – не порок». К его мнению прислушиваются, и иметь в приятелях финансового консультанта скоро станет так же престижно, как когда-то хорошего стоматолога. Бодро шагая в край всеобщего финансового благополучия, мы внимаем их советам, не в силах справиться с трудностями денежной топографии. О работе и заработках корреспондент 161.ru поговорил с директором ростовского филиала компании «БрокерКредитСервис» Андреем Смурыгиным.

Если учесть, что на этом рынке вы с 95 года, так и хочется попросить сравнить ситуации на рынке сейчас и тогда.

– Сравнивать те года – до приватизации и появления фондового рынка и нынешнее время – совершенно некорректно. Тогда в экономике была другая ситуация: население имело несравнимо меньшие доходы, и волна на этом рынке шла в одну сторону – это скупка акций. Работники получали ценные бумаги приватизируемых предприятий. Те, кому посчастливилось получить востребованные бумаги, которые пользовались спросом на рынке в большинстве случаев их продавали. Покупали – и продавали. На этом, собственно говоря, и строился рынок.

А таких прозорливых акционеров разве не было, которые получили хорошие акции и правильно ими воспользовались?

– Конечно были. Но это были единицы, которые уже тогда понимали реальные перспективы этого сектора экономики. Они скупали. Я пришел на этот рынок позже, когда уже ваучеры закончились.

А кто тогда работал на этом рынке? Ведь вузы не готовили специалистов для работы с ценными бумагами? Тем более этому не учили и на мехмате РГУ.

– Вузы не готовили, но на законном уровне существовала государственная программа аттестации, существовали курсы. Дальше – самообразование. Курсы – основной источник появления специалистов этого сектора.

Мне кажется, все они должны были быть отъявленными авантюристами.

– В то время все, кто занимался предпринимательством, должны были иметь в себе эту жилку авантюризма.

А вы пришли в эту сферу потому, что решили логические способности своего ума конвертировать в твердую валюту?

– Нет, я был вынужден это сделать, потому что в сфере образования на тот момент зарплата была нищенская.

Каков ваш главный аргумент в борьбе за клиента?

– Наверное, одного аргумента не существует, это было бы слишком просто и легко. Существует несколько путей. Первый – это заинтересовать человека и показать перспективность и надежность такого способа инвестирования. Хотя этот вид размещения капитала относится к рискованным, в нем существуют определенные механизмы надежности. Их надо подчеркнуть и показать людям. Второе – человека надо обучить. Существуют программы обучения в виде семинаров или курсов, так что на встречах нам часто приходится решать вопросы финансовой грамотности человека. Объяснять ему, как и что в этой системе работает, чтобы он получил хоть какое-то представление о ней. Очень важный момент – это установить доверительные отношения с клиентом. Чтобы он доверял сотруднику компании как профессионалу. Вот так, путем решения этих задач и достигается принятие решения о сотрудничестве.

Главный контраргумент тех, кто хочет стать вашим клиентом, но не может решиться?

– Страх. Чаще всего.

Русские люди не любят рисковать?

– Но их достаточно много били... «по рублю». Не по рукам. Если провести соцопрос на улице и попросить прохожих назвать три инвестиционные компании, работающие на российском рынке, я думаю, таких не много наберется. Хотя бы одну кто-нибудь запомнил. А вот попросите назвать их три финансовые пирамиды!... Чтобы люди стали нам доверять, необходимо преодолеть массу негативных стереотипов. Сделать это непросто. Все же, когда дело касается его денег, наш человек осторожен.

В ситуации, когда нужно восстановить доверие граждан, вы полагаетесь больше на время или на профессионализм?

– На профессионализм. Мое убеждение: очень слабо уменьшается со временем уровень этого страха. К сожалению, никто не застрахован от того, что за это время на рынке не появятся другие недобросовестные игроки. Тогда информация об этом стремительно распространится, и все придется начинать сначала. Так что я надеюсь на профессионализм коллег.

Скажите, а самостоятельно обучиться игре на фондовом рынке и заработать на этом можно?

– Можно. Это не миф. У меня есть несколько удачных примеров, в том числе и здесь, в Ростове. Об уровне дохода я судить не берусь, но точно знаю, что этот человек не учился в экономическом вузе, он самостоятельно освоил азы, он изучал и понял, как надо действовать правильно. И он сейчас весьма успешно этим занимается.

Если по десятибалльной шкале оценивать финансовую грамотность населения, то представителям какой страны вы бы поставили десять и на сколько оценили бы россиян?

– На десять никто не потянет, и даже на девять – нет. Первая мысль, которая приходит, это, конечно, США. Вроде там все такие грамотные, но мы с вами сейчас по телевизору наблюдаем, до чего они доинвестировались: набрали кредитов, за которые не могут платить, и спровоцировали, по сути, общемировой кризис. Но тем не менее США – это один из наиболее показательных примеров в этом отношении. Население активно себя проявляет на финансовом рынке. Конечно, и там, наверняка, есть градация по уровню доходов, но если учесть, что у них средний класс– это почти 80% от общего числа населения, а свои сбережения этот средний класс в инвестиции вкладывает, то дать американцам можно, скажем, семь баллов. Тогда как уровень финансовой грамотности россиян дотягивает где-то до тройки.

А стремятся наши, как вы считаете?

– Обо всех сложно сказать. Но к нам с каждым годом обращается все больше и больше людей, а мы не одни в Ростове на этом рынке работаем. Значит, число интересующихся растет. Но их все равно меньшинство. Большая часть – пассивна.

Как, по-вашему, должен проходить этот финансовый ликбез?

– Я считаю, что финансовая грамотность закладываться должна в школе. Вуз должен давать специфические знание, необходимые, чтобы человек соответствовал статусу обладателя диплома о высшем образовании. Он должен быть культурным, в том числе и финансово. Но люди с высшим образованием – это не вся страна. Поэтому начинать надо со школы. Может быть, начинать с каких-то игр, например, по планированию семейного бюджета. Или решение задач типа: стоит ли брать кредит на покупку сотового телефона или целесообразно умерить свои желания и отложить деньги на обучение. Это все закладывается в детстве и в школе. Основа – там.

Как вы своих детей учите распоряжаться деньгами?

– Пока у меня нет конкретной теории. Да и дети еще маленькие. Но я рассчитываю, что, когда они подрастут, я смогу заинтересовать их своей профессией. Я бы хотел, чтобы они вникли в суть процессов, происходящих в этой сфере, поняли, чем папа занимается, и научились инвестированию. Конечно, до достижения совершеннолетия им будет трудно совершать какие-то операции, но я буду рад им помочь.

Но есть и другая культура обращения с деньгами. Умение рассчитать свой бюджет, например. Или – вон сколько сейчас шопоголиков развелось, люди просто не умеют распоряжаться деньгами и сами от этого потом страдают.

– В этом отношении, я думаю, определяющую роль играет пример родителей. Любая покупка должна быть взвешенной. Не должно быть спонтанных крупных расходов.

Существует расхожее мнение о том, что деньги убивают духовность. Это так?

– Это как?

Ну вот вы за деньгами гоняетесь?

– Гоняюсь.

Вы растеряли свою духовность?

– Нет. Я думаю, в этом утверждении идет речь, скорее, о реально присутствующем риске. Действительно, в погоне за деньгами можно потерять духовность.

Вам удалось этого избежать?

– Надеюсь, что да!

Как?

– Наверное, воспитание, что-то в детстве было заложено такое. Может быть, отголоски советского воспитания. Кто знает?

Вот коммунисты недавно предложили Русской православной церкви ввести чрезмерное богатство в список смертных грехов. Вы как к этой инициативе относитесь?

– Вообще странно, что коммунисты что-то там предлагают церкви. Это больше похоже на анекдот, чем на реальную ситуацию... Я не считаю, что быть богатым – аморально.

А бедным быть – аморально? Бедность – порок?

– Думаю, что да. Зачастую бедность человека обусловлена им самим. Он не хочет быть состоятельным, потому что богатство подразумевает ответственность. Как за себя, так и за других. А будучи бедным – ты ни за что не отвечаешь, ты не берешь на себя ответственности за свою собственную жизнь. Есть люди, которые, оказавшись в тяжелых жизненных обстоятельствах, не опускают руки, а ищут варианты выхода:что же можно сделать? И находят, и делают. Я знаю таких людей, которые не опускались перед трудностями и преодолевали их. И в то же время я знаю тех, кто не прикладывает усилий. Но если ты не прикладываешь усилий, то и не обвиняй никого в том, что ты бедный. Ведь ты сам ничего не делаешь.

Кто такой алчный человек? Это беспринципный субъект, которого нужно опасаться, или несчастный малый, раб своих страстей?

– И то и другое, я думаю. С одной стороны, действительно, среди нас встречаются люди, которые способны в погоне за финансовой состоятельностью преступить какие-то нормы и закрыть глаза на какие-то свои неблаговидные поступки. С другой стороны... Вот сейчас развернулась кампания по борьбе с игровыми автоматами на улице. Я считаю, что это хорошо. Потому что есть масса людей, психика которых не выдерживает испытания легкой наживой. Это ведь тоже алчность, но уже другое ее проявление, достойное сострадания. Расчетливость – это нормальное состояние человека. Мы должны рассчитывать свои финансовые возможности постоянно.

Сравните эффективность работы государственного пенсионного фонда и частных управляющих компаний.

– На рынке управления накопительной частью пенсии сейчас появилось очень много игроков. Одних управляющих компаний более 60. Плюс негосударственные пенсионные фонды, их вообще несколько сотен. За счет нестабильного рынка в прошлом году результаты у государственных и негосударственных управляющих компаний были приблизительно одинаковы. В 2006 году эта разница в процентах годовых составляла где-то 7-8%.

Если учесть темп инфляции, государственные фонды справляются с задачей накопления и приумножения пенсионных сбережений граждан, как вы считаете?

– Нет, не справляются. Они и не могут с этим справляться, поскольку круг инструментов, которыми они располагают, весьма ограничен. У них нет шансов дать такую доходность, чтобы преодолеть инфляцию. У частных компаний есть шансы. Но шанс – это не гарантия. Говорить о результативности вложения пенсионных денег пока вообще рано – слишком мало времени прошло. Надо, чтобы эти деньги ушли в долгосрочные инвестиции, тогда и посмотрим. Будет с чем сравнивать.

Как бы вы посоветовали молодым людям распорядиться накопительной частью своей пенсии?

– Если человек молод, счет в накопительной системе у него небольшой, я бы посоветовал найти подходящую компанию и выбрать достаточно агрессивную стратегию инвестирования. Своим клиентам я это объясняю так: если вы молоды, у вас впереди еще много лет продуктивной работы, а на счете всего 10 тысяч рублей, даже если вы эти деньги проинвестируете не очень успешно, ваша пенсия от этого слабо пострадает. Когда к старости вы уже будете состоятельным человеком и на счете у вас буду лежать сотни тысяч накопленных рублей, скорее всего, инвестировать их вы будете очень консервативно, с тем, чтобы не столько приумножить, сколько сохранить.

А как распорядились своими сбережениями ваши родители?

– У моей мамы есть ПИФы «БрокерКредитСервиса».

Испытывает ли ваша компания и филиал в частности кадровый голод?

– Да, мы испытываем кадровый голод. Процесс поиска сотрудников идет практически непрерывно. Прежде всего нас интересуют специалисты, которые умеют продавать услуги. А этому нигде не учат. Высшая школа вообще не готовит специалистов, ориентированных на продажу услуг, и это касается не только финансового сектора. Люди приходят на собеседование, демонстрируют отличное знание предмета, но как вести разговор, какие-то психологические основы делового общения – ничего нет.

Что вы скажете о перспективе вступления России в ВТО?

– Условия вступления в ВТО до конца не ясны. Для финансового сектора это один из камней преткновения. Россия добивается максимальной защиты своих компаний, а США, наоборот, настаивает на беспрепятственном вхождении зарубежного бизнеса. Путин сказал, что Россия готова вступать в ВТО, но на приемлемых для себя условиях. Преемственность взятого им курса обозначена, так что, я думаю, в ближайшее время ничего кардинального в этом фронте не произойдет. Если же преференций для себя добиться не удастся, в случае прихода зарубежных компании на рынок кредитно-финансовых услуг, поглощение произойдет. Это несопоставимые масштабы: их уровень бизнеса, технологий и ресурсов и наш. Поэтому, я считаю, что в таких условиях государство должно обеспечить суверенность своего финансового сектора. На нем должны присутствовать отечественные игроки и развиваться до таких масштабов, чтобы иметь возможность в будущем противостоять мировым брендам.

А если отбросить страхи о возможном поглощении компании, в которой вы работаете, крупными иностранными игроками, само по себе вступление России в ВТО пошло бы ей на пользу? В глобальном, историческом смысле?

– Я не знаю ответа на этот вопрос. Очень трудно судить о таких вещах со стороны, к тому же у страны есть негативный опыт применения чужих советов. Рекомендации МВФ по организации внутренней финансовой политики, которым Россия следовала, в конце концов ведь привели к кризису 98-го года.

Вы действительно считаете, что именно это послужило причиной дефолта? Это мнение финансиста?

– По крайней мере, это мое мнение.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем