Бизнес Дело Борзенко — Бабаевых Зачистка рынков Землю — застройщикам, малому бизнесу — банкротства. Кто остается на закрытом рынке «Атлант» и почему

Землю — застройщикам, малому бизнесу — банкротства. Кто остается на закрытом рынке «Атлант» и почему

Больше года прошло с блокировки крупнейших торговых площадок под Ростовом

Строительный рынок уже снесли

В начале лета губернатор Василий Голубев закрыл оперштаб по вопросам аксайских рынков. За год землю Бабаевых и партнеров отсудила районная администрация, для торговли создали альтернативные площадки — и в правительстве решили, что хватит. Корреспондент 161.RU Ирина Бабичева рассказывает, почему принятые меры — лишь временное решение проблемы, которое уже дало трещину.

По одной стороне улицы Черешневой — аккуратно построенные особняки. По другую — лесополоса. Если перейти через нее, то выйдешь к павильонам «Атланта» — только они и остались после сноса соседних рынков.

На Черешневой живет Марина. Несколько лет назад они с мужем таскали через эту лесополосу бойлер. Ссорились. Марина дважды едва не выронила коробку. Муж ворчал, что лучше бы тащил сам. Марина отвечала, что у него больная спина и не стоило жмотничать с доставкой, пусть и в дом по соседству с магазином.

Марина думает, что теперь рынок закрыт и торговли там нет. Она видела новости о том, что предприниматели перебрались на другие торговые площадки. Телевизионный сюжет о рынке с белыми шатрами под Батайском она помнит до сих пор.

На самом деле за лесополосой продолжаются торговля и борьба.

Из санатория — в СИЗО


Виталий Борзенко руководил Аксайским районом 27 лет. В прошлом апреле заслуженный чиновник отправился отдыхать в Кисловодск — ненадолго. Борзенко вернулся домой с конвоем и оказался в СИЗО как участник преступного сообщества, которое, по версии следствия, захватило землю, где выросли крупнейшие рынки Ростовской области.

Одновременно с Борзенко задержали сыновей бизнесмена Карима Бабаева — Вадима и Эдуарда, а также аксайского бизнесмена Ивана Ситько — дальнего родственника главы района. Бабаеву-старшему удалось скрыться за границей, но в конце года бизнесмен сдался властям.

Следователи ФСБ считают, что Бабаевы при помощи Борзенко захватили землю в начале нулевых. Со временем там появились масштабные торговые комплексы. Бизнес там процветал: было до 10 тысяч посетителей в день. Торговле способствовало соседство с федеральной трассой М-4 и расположением между Аксаем и центральной частью Ростова.

Вскоре после задержания Борзенко и Бабаевых территорию рынков строительный, овощной, «Атлант-Юг» и «Атлант-Сити» заблокировали. Сделали это «неизвестные», за действиями которых присматривали полицейские и приставы. Силовики охраняли бетонные блоки на въездах и убирать их не разрешали. Только через два дня после фактического начала блокады суд узаконил блокировку рынков.

Несколько месяцев предприниматели пытались бороться с ограничением торговли. Пожарный надзор в июне 2021-го обязал убрать блоки, чтобы в случае возгорания техника смогла проехать. На всех въездах погрузчики поднимали блоки и увозили прочь. Предприниматели аплодировали и даже пускались в пляс. Силовики не мешали, отходили в сторонку — и кому-то звонили.

Вскоре блоки вернули: главное управление МЧС по Ростовской области отменило решение пожарного надзора. Через пять часов в тот же день — субботу.

— В нарушение всех законов они не пускали нас к нашей собственности. У меня земля арендована, строение в собственности. Не пускали: нельзя, не проедете. [Были с собой] паспорт, договор. Приходилось снимать на видео, полиция приезжала, составляли акты, — вспоминает Александр Федоренко, владелец магазина компьютерной и бытовой техники.

— Приставы выполняли функцию уничтожения трафика. То есть люди подъезжали, им говорили: «Здесь нет ничего и не будет», — добавляет Яна Веселова, владелица магазина канцелярских товаров. — Когда клиенты знали, что я нахожусь здесь, [силовики] говорили: «Этой компании нет, разобран павильон». Доносили неверную информацию, чтобы убить трафик. Стояли по всему периметру изо дня в день.

Федоренко помнит: пока он на въезде добивался, чтобы его пустили к магазину, приставы и полицейские говорили потенциальным покупателям, что «Атлант» больше не работает. Александр спорил: говорил, что магазины открыты, их владельцы и сотрудники на местах и ограничений на торговлю у предпринимателей не было.

Атлантовские бизнесмены считают, что против них власти развернули две войны: правовую и информационную. И в обеих чиновники победили.

Пресс-службы госорганов писали, что вопрос «находился на контроле» и для торговли развернут другие площадки. Веселова помнит, как на встрече с губернатором попросили выпустить телесюжет об их проблеме. Василий Голубев дал добро.

На следующий день «Атлант» посетили корреспонденты телекомпании, принадлежащей правительству Ростовской области. Журналисты побеседовали с предпринимателями и сообщили, что ролик выйдет в эфире дневной программы.

В назначенное время бизнесмены включили телевизор. Посмотрели новости про разбитые дороги, пенсионеров и скидки в одном из крупных сетевых магазинов. «Атлант» в новостях так и не появился. Предпринимателям сказали, что тот материал не пропустили в эфир.

Силовики оцепили «Атлант» и регулярно его патрулировали

Заберите магазины


Весной 2022 года Аксайский районный суд передал муниципальным властям более 35 участков, на которых построены торговые комплексы «Атлант-Сити» и «Атлант-Юг».

— Мы вправе использовать собственность, зарегистрированную за районом, и теперь мы проинформируем людей, что к 1 июня нужно всё это освободить, — сказал тогда корреспонденту 161.RU глава районной администрации Сергей Бодряков. — Чтобы люди, собственники, могли забрать свое имущество, которое находится на этих землях. Надеемся, что нас услышали и все свои магазины заберут, чтобы использовать на других торговых участках.

Но «забрать магазины» нереально, уверяют предприниматели. Одно дело, если бы они торговали с фур и могли просто погрузить товар в грузовик. Другое — когда на земле стоят двухэтажные павильоны площадью свыше тысячи квадратных метров.

Две трети предпринимателей «перенесли витрины», как говорят на «Атланте». Павильоны пустуют, но их владельцы вернутся, если комплекс заработает вновь.

— Стараемся держать связь с предпринимателями, которые были вынуждены перейти в худшие условия, чем у них были. Адаптировались к этим условиям 10–15%. Не более, — считает Веселова. — Они смогли выстроить по-новому свою работу. Бизнес должен функционировать каждый день, на нём обязательства: персонал, налоги и всё прочее. Людей, которые просто в катастрофическом положении, гораздо больше.

«Витрину перенес» один из первых аредаторов «Атланта» Александр Коробков. Двухэтажный павильон его магазина «Велоас» стоит без именной вывески. Ее перевезли в Северный жилмассив. Сейчас у Коробкова — четыре веломагазина в разных частях Ростова и области. Все в сумме дают меньше выручки, чем выходило на «Атланте».

— Откровенно говоря, торговли вообще нет. На «Атланте» была консолидация огромного потока людей, трафик. В день заходили до 100–150 человек. Сейчас в день заходят 20–25, — сетует Коробков. — Огромная территория, за которую нужно платить другие деньги за аренду, нанимать больше людей. Всё очень дорого и накладно. Зиму, дай бог, чтоб прожили и не обанкротились. Мы занимаем деньги, чтобы выжить.

«Велоас» был одним из первых магазинов «Атланта»

Кроме возросших издержек, по бизнесу Коробкова ударил кризис. В «Велоасе» можно было найти импортные велосипеды немецких и американских производителей. Закупали их до кризиса, когда валюта в пересчете на рубли стоила дороже. Сейчас поставки западных велосипедов сошли на нет — компании перестали сотрудничать с Россией. Коробков продает оставшийся на руках товар. Упал и рынок комплектующих — после ухода японской компании Shimano популярные запчасти больше не ввозят, а те, что были куплены до кризиса, взлетели в цене. Это сказывается на спросе.

Суды


К заседаниям бизнесмены наняли адвокатов и думали, что с каждым из предпринимателей будут судиться отдельно — с изучением их документов и нюансов. Некоторые из них арендовали землю у Бабаевых, другие выкупили, третьи получили по дарственной.

— Требовалось всесторонне рассмотреть ситуацию, каждого собственника выделить в отдельное дело и разбираться. Что сделано не было, — говорит предприниматель Сергей Третьяков. — Все ходатайства без исключения отклонили. Ни одно не было принято. Среди адвокатских кругов ходит такое понятие, как «аксайское дело». Оно подразумевает под собой беспредел девяностых.

Третьяков подчеркивает, что никакого отношения к Бабаевым не имеет. Земля, на которой стоит его павильон, принадлежит Татьяне Бондаревой. Копия свидетельства собственности имеется в редакции. В документе говорится, что участок достался Бондаревой в 2012 году по договору дарения. Дарителем при этом выступали не Бабаевы. Земля шла с обременением — ипотекой.

Разгром «Строительного»

Суд решил изъять земельные участки двадцати семи лиц в пользу администрации Аксайского района. В решении суда об этом сообщают следующей фразой: «Истребовать из чужого незаконного владения».

— Есть суд касаемо уголовного разбирательства, а есть мы. Мы вообще никакого отношения не имеем ни к Бабаевым, ни к их земле. Мы не из этой истории. У каждого свой бизнес, земля покупалась под ведение бизнеса. <…> Суд определил изъять все земельные участки и вернуть [их] первоначальный исходный вид. А исходный вид — это поле. Мало того что всё сровнять с землей, надо восстановить в единый вид. Сейчас [земля] раздроблена на много собственников, а нужно — в единый участок. А участок был раздроблен не только на наши собственности и собственности Бабаевых. Еще там дальше есть поселок — он тоже [относился к этому участку], — считает Третьяков.

После изъятия земельного участка у бизнесменов остались капитальные строения, говорит Третьяков. Их законность в суде не оспаривали.

— Если есть законное капитальное строение и нет земли под ним в собственности, то у собственника помещения есть приоритетное право на приватизацию земельного участка, которое под ним. Мы подали заявление. Нам ответили, что предоставить землю не могут, — добавляет бизнесмен.

В решении суда о соседних поселках и участках не сообщается. Сейчас предприниматели «Атланта» направили иск в Арбитражный суд Ростовской области. Почему администрация Аксайского района не решила на законных основаниях возобновить тут торговлю с существующим бизнесом, предприниматели не понимают.

«Южный хаб»


Из четырех рынков самый организованный в плане «переезда» — овощной. Предприниматели «Атланта» считают, что это логично: бизнесмены перевезли овощи-фрукты на фурах и торговать тоже начали с фур.

В Ростовской области запустили две альтернативные площадки для бывших сотрудников овощного рынка — «Южный хаб» в Батайске и «Агро Молл» в Аксайском районе, тоже рядом с Батайском.

Через полгода после открытия «Южного хаба» мы застали там не больше десяти продавцов. Сайт построившей его ГСК «Дон» продолжает создавать позитивную повестку — рассказывает, что рынок процветает. Проект включен в «губернаторскую сотню» и всячески поддерживается властями. Пресс-служба правительства Ростовской области сообщала, что инвестор планирует вложить в «Южный хаб» более 4,5 миллиарда рублей.

Так «Южный хаб» выглядит сейчас

Осенью с рынка «Атлант-Юг» на территорию «Южного хаба» перевезли около 300 контейнеров предпринимателей, следует из данных сайта застройщика. Компания закупила 10 автобусов, чтобы перевозить работников и клиентов рынка. ГСК «Дон» подчеркивала, что рынок расположен «в исключительно выгодном месте».

Исключительно выгодное место — это окраина Батайска. Добраться до рынка можно по трассе, если повернуть у дорожного указателя «Южный рынок». Перед самим рынком установлены только два черных рекламных щита, на которых ничего не напечатано.

Корреспондент 161.RU провел на «Южном хабе» полтора часа и не увидел ни одного покупателя. Рынок почти пустой — даже белые шатры, которые показывали в телевизионном сюжете, стоят безлюдные. В пластиковые окна можно разглядеть пыльные коробки и скамейки. Неделю назад тут закрылась столовая, пару дней спустя — продуктовый магазин.

ГСК «Дон» принадлежит Алексею Кнышову, Николаю Имедашвили и Владимиру Кирсанову. В 2005 году АО «Донаэродорстрой», входящее в группу компаний, получило контракт на строительство трассы М-4 «Дон».

— Напишите, что никого нет, — просит Рита Ибрагимова. — Где вы? Спите, страна?

Рита продает фрукты и овощи уже 26 лет. Почти все годы торговала «на рынке у Бабаева».

— Всё нормально было. И вдруг раз — земля кому-то понадобилась, Бабаева и сыновей посадили, землю продали и нас вытурили с рынка. Там нормально [шла торговля]. Ростов, Аксай — все крутились на наш рынок. [А здесь покупателей] через час по чайной ложке. Кого-то поймаешь — и то: на 50 рублей, 100 рублей купит и уйдет. Очень трудно. Нет людей. Каждый день надеешься, что будет лучше, — говорит Ибрагимова.

Она кивает на абрикосы с желтым ценником: купила по 120 рублей за килограмм, не может продать за 100.

— Выбрасывают, уценивают, — подтверждает женщина, подметающая рядом асфальт. — Даже не могут продать то, что закупают. Вот жбаны [мусорные] — гляньте: полные все. Покупателей нет — нет и торговли.

Когда «Овощной» оцепили, Ибрагимовой не дали вывезти товар. В итоге всё испортилось. Рита стала торговать в старом ростовском аэропорту на проспекте Шолохова — там в октябре прошлого года открывали временный пункт торговли. В конце месяца их попросили съехать, и Ибрагимова перебралась в «Южный хаб».

— [В аэропорту] хоть кто-то приезжал, город близко. А здесь вообще никого. Зима настала, морозы пошли, и никто не стал приезжать. [Бывало], мы час-два сидели и уезжали обратно. Вообще никого не было, — говорит она.

У большинства продавцов «Южного хаба» стали портиться продукты, которые не покупали. Уехали за спросом в «Агро Молл».

Торжественное открытие ныне пустого «Южного хаба»

У оставшихся сотрудников «Южного хаба» похожие истории. Лариса Сарафанова выбросила фуру египетской морковки — 20 тонн. Администрация рынка помогла ее утилизировать. Никакой компенсации не было.

Пресс-секретарь ГСК «Дон» отметил, что «Южный хаб» позиционировался в последнее время больше как масштабный инвестиционный проект и основная задача — продолжать его реализовывать, а не получить сиюминутную прибыль.

Ради запуска рынка радикально изменили план землепользования и застройки Батайска. Накануне открытия «Южного хаба» городская дума разрешила вести на земле сельскохозяйственного назначения — такой участок занимает рынок — любую деятельность, которая теоретически может понадобиться в «Южном хабе». То есть:

  • размещать объекты капитального строительства общей площадью свыше 5000 квадратных метров, где можно продавать товары;

  • размещать мастерские мелкого ремонта, ателье, бани, парикмахерские, прачечные, химчистки, похоронные бюро;

  • строить помещения для постоянной или временной торговли — для ярмарок, рынков, базаров;

  • прокладывать автомобильные дороги, размещать гаражи или стоянки для машин сотрудников и посетителей торгового центра;

  • открывать гостиницы, рестораны, кафе, закусочные, бары.

Изменения по сути открыли и другие участки сельхозземли в Батайске для строительства ТЦ, гостиницы, парковок — чего угодно, кроме жилья и промышленных объектов.

«Агро Молл»


Зеленщица Аида раскладывает товар. Спрашиваю, как идет торговля. Аида немногословна: говорит, что покупатели обычно приходят утром, берут оптом. О «Южном хабе» слышала, что там испортился товар и многие продавцы оттуда уехали.

Напротив Аиды за деревянным столом сидят мужчины. Пьют чай в граненых стеклянных стаканах. На ярком подносе перед ними — лимонная нарезка и конфеты.

— Подойдете? — зовет один из них. Это Исаев Эльнур. Он уверенно говорит по-русски. На аксайских рынках он торговал двадцать лет.

— Вот нам бесплатно чай дают [от администрации рынка], отдыхаем. Даже шашлык предлагают, — говорит Эльнур.

— А продажи как идут?

Эльнур торговал на аксайских рынках 20 лет

— Были бы продажи — мы бы тут чай не пили, — криво улыбается он. — Торговли вообще нет, ноль. Нас обанкротили после старого рынка. Закрыли, выгнали нас, переслали туда, сюда. В аэропорту стояли, потом сюда. Люди жалуются. За что нас так замучили? У нас кредиты, налоги, ипотека.

Эльнур говорит, что к «Агро Моллу» так и не пустили общественный транспорт. Трафик у Исаева почти нулевой. При этом аренда торгового места обходится в 20–25 тысяч рублей в месяц.

«Агро Молл» — это оптовый продовольственный рынок, находится в хуторе Ленина Аксайского района. Его созданием занималось ООО «Вертикаль», которое номинально принадлежит Никите Денисову — с 2019 года ростовчанин работает как индивидуальный предприниматель и занимается поставками в рестораны города. Неясно, откуда у него капитал для миллиардных инвестиций в «Агро Молл».

Геворг Мартиросян работал на аксайских рынках, потом — в аэропорту и на «Агро Молле». Говорит, что лучше всего шла торговля в Аксае. Геворг занимается оптовой продажей фруктов. Опт по местным меркам — это продажа ящика и более. Некоторые покупатели звонят заранее, другие приезжают на рынок без предупреждения. В среднем за день у Геворга от ста до двухсот покупателей.

Так и у других оптовиков, опрошенных корреспондентом 161.RU, на спрос они не жалуются.

«Агро Молл» планирует расширяться. Тот участок, который отдали под торговлю в первые дни, скоро сделают парковкой. Если пройти в глубь рынка, то можно увидеть длинные ряды одноэтажных павильонов — их еще строят. Собирают и большой торговый комплекс. На рыночных плакатах растянут план «Агро Молла»: подписаны торговые места и что в них продают. В службе безопасности рынка говорят, что рядом с новыми павильонами откроют кафе.

Из-за чего всё


Территорию под аксайскими рынками планируют отвести под жилую застройку, сейчас региональные власти работают над этим. Такой ответ пришел от генпрокуратуры РФ депутату Госдумы от фракции КПРФ Николаю Коломейцеву.

Депутат обратился в генпрокуратуру с вопросом о содействии в возобновлении работы «Атланта». В распоряжении редакции имеется копия официального письма, подписанного первым заместителем генпрокурора РФ Анатолием Разинкиным. Подлинность документа Коломейцев подтвердил корреспонденту 161.RU.

— Органами власти Ростовской области организовано четыре площадки, куда перемещено свыше тысячи добросовестных хозяйствующих субъектов. При участии органов прокуратуры области разработан план взаимодействия с бизнес-сообществом, прорабатываются перспективы использования ранее занимаемых торговым комплексом земель для развития соответствующей инфраструктуры и жилой застройки, — говорится в документе.

Из письма генпрокуратуры следует, что следствие по уголовному делу в отношении экс-главы района и местных бизнесменов закончено. Обвинение по делу аксайских рынков предъявили 17 лицам. Это обновленная цифра: ранее сообщали, что 13 бывших чиновников, силовиков и бизнес-партнеров семьи Бабаевых проходят как участники ОПГ.

«Установлено, что комплекс в составе четырех оптово-розничных рынков был размещен на землях, неправомерно выбывших из муниципальной собственности, введен в эксплуатацию в отсутствии разрешительной документации и осуществлял деятельность с нарушениями требований законодательства», — пишет Разинкин.

Глава администрации Аксайского района Сергей Бодряков отказался беседовать с корреспондентом 161.RU о ситуации с рынками. В апреле чиновник говорил, что пока муниципалитет не решил, как будут использовать изъятые земли.

Эльнур Исаев этих бумаг не видел. За неделю до ответа генпрокуратуры РФ Исаев тыкает пальцем в небо и говорит то, о чём тут думают все бизнесмены:

— Почему закрыли? Кому-то надо было землю хапнуть.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем