6 декабря понедельник
СЕЙЧАС +4°С

Последний богатырь с Генеральной балки

Поделиться

Поделиться

Ростов – это не только место на карте, дома и улицы. Историю Дона формировали люди, его населяющие. Одним из самых ярких героев своего времени был живший в Ростове XVIII века донской атаман Иван Матвеев.

В честь этого человека, как предполагают историки, была названа Генеральная балка, грандиозное урочище, простиравшееся примерно от нынешнего Кировского проспекта до реки Темерник. В первой половине XVIII века на ее территории находились скотные дворы генерала Ивана Матвеева по прозвищу Краснощекий. Его называли последним донским «гулебщиком» (охотником), богатырем, наводивший в свое время страх на всю Кубань своими походами

Известный собиратель произведений русского народного творчества, археограф и фольклорист Петр Киреевский в своем сборнике народных песен писал: «Имя и подвиги Краснощекова встречаются как воспоминание и в песнях позднейших, сложенных после его смерти. Об этом крупном историческом лице мы доселе не имеем не только дельной монографии, но даже простого биографического очерка, а между тем это последний русский богатырь, с именем которого связаны последние наши былины; он, как герой, сопровождается песней с молодых лет до смерти – и после него не нашлось уже никого, кто бы вызвал в народе подобное былинное творчество».

Когда родился Краснощеков, доподлинно неизвестно: по одним источникам – около 1672 года, по другим – несколько позже, в 1680-х годах. Да и немало событий его жизни так тесно переплелись с легендами, что, наверное, мы уже никогда не узнаем, где правда, а где вымысел.

Петр Краснов, будущий генерал и атаман Всевеликого Войска Донского, в 1909 году в своей книге «Картины былого Тихого Дона» дал «донскому казаку Ивану Матвееву, по прозванью Краснощеков» следующую характеристику: «Суровые Кавказские горы со снеговыми хребтами, густые дремучие леса, богатые зверем, глухие чеченские аулы с дикими и смелыми горцами, голубое море Хвалынское (Хвалынское, Хвалисское море – древнерусское название Каспийского моря; происходит, вероятно, от народа хвалисы, жившего в IX – X веках нашей эры при устье Волги. – Прим. авт.) были знакомы Краснощекову с самых юных лет. Мальчиком лет 15 со станицей удалых казаков-охотников ушел он на Кавказ. Охота и война с горцами научили его ездить на коне, охота и война сделали из него стрелка на редкость. В этих набегах молодой казак был ранен в ногу. Лечить было некому, да и некогда. Враг был кругом. Краснощеков с товарищами охотились за добычею едва не во вражеском стане. Богатырское здоровье и молодость вылечили Краснощекова, но рана давала себя чувствовать. Краснощеков слегка прихрамывал. Однако и раненый он продолжал свои набеги на татар и горцев. И те прозвали его «Аксак», что на языке горцев означает – хромой. Черкесы и боялись и уважали Краснощекова. Они считали его героем. «Аксаком» пугали детей».

Широкую известность бесстрашного воина и искусного командира Иван Краснощеков приобрел во время знаменитой Северной войны России со Швецией за выход в Балтийское море (1700–1721 гг.). Сам царь Московский и император Всероссийский Петр I Великий, являвшийся знаменитым и умелым полководцем, очень ценил Краснощекова.

«Отважен безмерно», – говорил Петр, поручая донскому казаку особо ответственные задания.

В последние годы своего царствования Петр I, стремившийся всеми силами обогатить Россию, начал войну с Персией, и в персидский поход 1722 года войскового старшину Краснощекова назначил походным атаманом всего казачьего войска. После персидского похода атамана Ивана Матвеевича Краснощекова назвали грозой Кавказа.

Росла слава походного атамана, имя его становилось все более популярным у казаков, и в 1723 году, после смерти войскового атамана Василия Фроловича Фролова, войсковой круг единодушно избирает Ивана Краснощекова своим войсковым атаманом. Но Петр не утвердил решение казачьего войскового круга. Тому было несколько причин. Во-первых, чтобы еще раз напомнить казакам о том, что права выбирать атаманов у них уже нет. Еще в 1721 году, в атаманство Василия Фролова, Войско Донское поступило в ведение военной коллегии, а еще ранее, 26 февраля 1718 года, царь Петр повелел быть атаману Василию Фролову «…по выбору всего поиска, войсковым атаманом, впредь до указа». И поэтому атаманы более не выбирались казаками на войсковых кругах, а утверждались в этом звании высочайшей властью. Во-вторых, войсковой атаман, в отличие от походного атамана, занимался в основном хозяйственным и организационными делами, и, соответственно, практически все время должен быть проводить в городе Черкасске (Ныне станица Старочеркасская – Прим. авт.), который с 1644 по 1805 год являлся столицей Войска Донского. А лихой донской казак Краснощеков был нужен Петру на полях сражений в качестве полководца. Кроме того, во время персидского похода 1722 года казаки и калмыки, выступавшие вместе, обижали турок. И Иван Краснощеков за это дело находился под следствием. И, несмотря на то, что суд оправдал донского казака, царь не посчитался с мнением казачьих старшин, избравших войсковым атаманом Ивана Матвеевича Краснощекова, человека, страшного для шведов в Финляндии, для горских народов в персидском походе и для татар, живших на Кубани, человека, в котором жил дух старого донского казака, чего так не любил и даже побаивался царь, а повелел «…быть в атаманах впредь до его указу из старшин Андрею Лопатину». Таким образом, войсковым атаманом был назначен Андрей Иванович Лопатин, а Иван Матвеевич Краснощеков остался походным атаманом.

Фото: Фото предоставлено автором

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку