27 октября среда
СЕЙЧАС +3°С

Эдуард Николаев, пилот команды «КАМАЗ-Мастер», победитель «Дакар-2010», призер «Дакар-2011»: «Нужно помнить каждую секунду, что с тобой сидят еще два человека, которых ждут дома»

Поделиться

2-z8-e8267e12-7e15-47ac-9c82-e358820c96df.jpg

niki1.jpgОн всюду возит с собой игрушечного львенка, строго соблюдает ПДД и ездит на простеньком отечественном автомобиле. Самый молодой пилот легендарной команды «КАМАЗ-Мастер» Эдуард Николаев, которого после ухода из большого спорта «царя» Владимира Чагина все чаще называют «царевичем», во время посещения Ростова-на-Дону рассказал журналистам о жизни и быте непобедимых гонщиков.

– Эдуард, как вы стали пилотом «КАМАЗ-мастера»?

– Занимался спортивной гимнастикой, но понял, что это не мое (Смеется.). А вообще, в команду я попал благодаря своему отцу, он у меня там работает уже много лет. Я увлекался с детства картингом, у нас в Набережных Челнах очень сильная школа. На одном из соревнований присутствовал руководитель команды «КАМАЗ-Мастер» Семен Семенович Якубов, я тогда показал неплохой результат, и он предложил мне прийти, попробовать. Желание, конечно, было: у каждого жителя Набережных Челнов есть желание попасть в команду! Я пришел, посмотрел, а потом с большим удовольствием приходил туда, совмещал с учебой это дело. Закончил политехнический институт в Набережных Челнах и с тех пор работаю в команде – в 2003 году официально устроился.

В команде так заведено: чтобы самому сесть за руль, ты должен знать машину, где что сломалось, определять чуть ли не с закрытыми глазами. Начинают в качестве механика, а взрослое поколение наблюдает за молодежью, и если видит, что человек трудится, и у него есть большое желание поехать, возможность такую предоставляет.

В первый раз поехал в 2004 году – механиком на Кубок мира в Тунис. За руль впервые сел в 2005 году, на этап ЧР в Астрахани. С 2006 года ездил у Чагина механиком учился, впитывал, смотрел, как и что он делает. На чемпионате России я и сам садился за руль, он мне давал попробовать. Первое международное ралли, которое я проехал в качестве пилота – в 2009 году «Шелковый путь», мы показали четвертый результат. В 2010 году я в качестве механика победил на «Дакаре», мы взяли золото.

А в этом году наш руководитель объявляет, что я поеду в качестве пилота. Конечно, сбылась большая мечта. Как каждый спортсмен старается попасть на Олимпийские игры, «Дакар» – то же самое.

– И сразу взяли бронзу...

– Вообще, лично передо мной ставилась задача просто провезти грузовик от начала до конца, потому что финишировать на «Дакаре» – это уже победа. Проехать такую сложную гонку, две недели преодолевая с 30-этажный дом песчаные дюны, – это очень сложно. Сложно прежде всего не перешагнуть грань риска. Нужно помнить каждую секунду, что с тобой еще сидят два человека, которых ждут дома.

В этом году у нас выступало пять экипажей КАМАЗов, и, на удивление всем, наш экипаж был третьим. Четвертое место до последнего дня выбивала наша боевая техничка под управлением Ильгизара Мардеева, буквально 40 секунд они отбили у голландцев. Руководитель команды очень сильно рискнул: мы разгрузили техничку, которая весит на тонну или две больше всех остальных автомобилей и везет с собой все необходимое оборудование. Если что-то случается с основными нашими машинами, которые идут на результат, техничка должна остановиться и помочь – заменить деталь, что-то приварить. Все разобрали, оставили только одно запасное колесо, залили минимум топлива... В последний день могло что-то произойти с Чагиным, с Кабировым, где потребовалась бы техническая помощь – представьте, как рискнули. Но удача была на нашей стороне, и все четыре места взял КАМАЗ.

– «Дакар» по телевизору смотрится феерично. Как гонка выглядит в реальности?

– Очень суровые условия. Борьба идет не только с соперниками, но и с трассой, с погодными условиями. Больше всего достается, конечно, мотоциклистам. Их называют «роботы». Это действительно железные люди: они сами себе механики, сами себе штурманы, сами и пилоты. То есть, приезжая с финиша, человек сам себе готовит легенду, сам смотрит за мотоциклом. В джипах присутствуют два члена экипажа: штурман и пилот, в грузовиках – три: штурман, пилот и механик, который следит за всем техсостоянием. От штурмана на «Дакаре» зависит 80% победы – это основной человек в кабине. Он диктует, не останавливаясь, с самого старта, все действия. Бывает, что КАМАЗы едут по 10-11 часов без остановки. Это очень непросто: в кабине температура достигает плюс 60 градусов, у нас не стоят кондиционеры, то есть, борьба идет еще и с жарой. Также – борьба с пылью. В Аргентине – самая засушливая пустыня планеты, Атакама, там уже больше 100 лет не было дождей. Если проезжает впереди грузовик, то за ним многие километры пыль стоит, как мука, столбом. И для пыли также нет никаких приборов, все запрещено, и все зависит от того, что скажет штурман. Трасса – это 9,5 тысячи км, две недели гонок и один день отдыха. Который по сути – каторга для механиков. Машина полностью перебирается, делается, как новенькая, потому что на ней экипажу предстоит еще неделю проехать.

– А отдыхать удается? Где спите, как питаетесь?

– Машина каждый день после финиша приезжает на бивак: это место, где каждый вечер встречаются все участники, производится ремонт и осмотр техники. Есть ночные механики, они спят в техничках днем во время передвижения. Там сделаны все условия, чтобы именно днем техники отдыхали. В Аргентине это получается, потому что там очень хорошие, очень ровные дороги. Остальные спят в палатках. У экипажей есть специальный автобус, он также сделан на базе КАМАЗа, там оборудованы спальные места, где экипаж мог бы хотя бы пару часов в более или менее человеческих условий пробыть. Есть холодильник, кухня, где можно перекусить. Еда на биваке немножко странная для русских, и мы стараемся возить с собой еду, если есть возможность.

niki2.jpg– Каким образом боевые машины «КАМАЗ-Мастера» доставляют в Аргентину?

– Машины до Европы едут своим ходом, до Финляндии. Мы в это время смотрим за техническим состоянием: машина все же только собрана, и этот маршрут позволяет увидеть какие-то недочеты и их устранить. В Финляндии грузимся на паром, идем до Германии, там своим ходом – до Франции, и там ждет общий паром, который переправляет всю технику в Аргентину. То есть, полностью автомобили сдаются, опечатываются. Путь занимает месяц, на это время люди возвращаются домой, а потом вылетают в Аргентину. Очень сложный перелет тоже, почти сутки лететь.

– Как команда пережила решение Владимира Чагина покинуть большой спорт?

– Прежде всего, его решение очень конкурентам не понравилось. Мол, как же так, ты уходишь, а мы тебя так и не обогнали? Чагин на это отвечал: сколько же можно ждать, пока вы меня обгоните? Теперь попробуйте объехать нашу молодежь! Он ушел в тренерский состав, у нас серьезная работа ведется с молодежью. Экипажи очень сильно в этом году за подготовку взялись, ездим на все соревнования, не пропускаем ни одного. Для нас все гонки, не касающиеся «Дакара», связаны с тестами – автомобиля, экипажей. Весь год, который мы трудимся, сводится к «Дакару». КАМАЗ впереди уже много лет. Наша главная задача – не подвести команду, завод, страну. И мы будем все для этого делать.

– «Дакар» – это все же пески. Есть ли в России возможность тренироваться в сходных условиях?

– Да, это Астраханская область, Калмыкия. Эти маршруты нам очень полезны, мы очень любим эти трассы. Но основная песчаная гонка – это Арабские Эмираты.

Вообще же, команда территориально находится в РТ, город Набережные Челны. Большой молодой город. Мы непосредственно относимся к КАМАЗу, но здание у нас другое. Там создано все для того, чтобы команда жила. Спортзалы, естественно; каждый посещает три раза в неделю спортзал, у каждого – своя индивидуальная программа. Каждый сдает нормативы, очень серьезно к этому относятся. И тренировки. Есть несколько полигонов, на одном испытываем подвеску, на другом – экипажи, штурманов и динамику автомобиля. Это более скоростная трасса.

У нас полностью свой инженерный, конструкторский отдел, свои станки, свои испытательные стенды. Целый цех на заводе: нам помогают ребята, настраивают. А все остальное: рамы, кронштейны, все, что видите на КАМАЗе – делается нашими руками, в нашем центре. Работает здесь в общей сложности 100 человек.

– Расскажите о машине, на которой вы в Ростов приехали.

– Это последняя версия автомобиля, победитель «Дакара-2011», машина Чагина. Полный привод, 950 лошадиных сил, 18 литров. Разгон до сотни – 9,5-10 секунд. Максимальная скорость – 180 километров в час. 16-ступенчатая коробка передач, голландская подвеска: из предыдущей мы выжали уже все. Новую подвеску делали специально для КАМАЗа, приезжали специалисты, с ними работали наши инструкторы, автомобиль действительно сделал два шага вперед в комфорте и безопасности. Вы знаете, что очень сильно трясет, очень сильно достается нашему позвоночнику, и вот эта подвеска помогает нам сохранять наши спины. И в целом автомобиль вырос достаточно хорошо, и конкуренты тоже об этом знают, готовили в этом году очень сильные команды, чтобы КАМАЗ объехать.

– Сколько «боевой» КАМАЗ стоит?

– Я думаю, стоимость этой модели – примерно 700 тысяч евро. Очень дорогая машина.

– Какое ощущение возникает, когда на скорости 150 на КАМАЗе двигаешься?

– Сложно ответить. Просто в обычной жизни я с такой скоростью не езжу (Улыбается.). Если по асфальту едешь, сидишь высоко, то скорость совсем не ощущается, не чувствуешь, что уже 150. А если по бездорожью, то там и при 90 покажется, что едешь 200.

– На чем вы в «обычной» жизни ездите?

– Я придерживаюсь пока достижений отечественного автопрома. У меня ВАЗ-2108, и особо нет планов на покупку иномарки. Потому что время у нас есть только на работу: утром на работу, вечером – с работы, и времени разъезжать, перед кем-то рисоваться нет. У нас вообще все ребята скромные.

– Свой самый первый автомобиль помните?

– Первый КАМАЗ – это автомобиль нашего легендарного спортсмена Владимира Чагина. А самый первый автомобиль в жизни – это, наверное, «Ока» (Смеется.). Мой отец посадил меня лет в 10 за руль. И, наверное, был удивлен: еду, держусь, и самое главное – есть желание ехать.

– А желание лихачить?

– Нет. Мы строго придерживаемся правил на всех дорогах. Надо себя показывать на трассе, а не на дорогах общего пользования.

– Гонщики вообще – народ суеверный?

– Лично у меня есть небольшой талисман, мягкая игрушка – львенок. Я сам в год Льва родился, на игрушке висит амулет. В какой бы машине я ни ехал, я беру его с собой. И он действительно приносит мне удачу.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...