Город

Лариса Сулацкая, управляющая филиалом «Ростовский» банка «ГЛОБЭКС»: «Быть банкиром – ни с чем не сравнимое удовольствие»

Лариса Сулацкая определялась со своими жизненными и профессиональными приоритетами в начале 90-х. Это был период реформирования российской банковской системы: менялась работа Сберегательного банка России, создавались коммерческие финансово-кредитные учреж

" src=

Лариса Сулацкая определялась со своими жизненными и профессиональными приоритетами в начале 90-х. Это был период реформирования российской банковской системы: менялась работа Сберегательного банка России, создавались коммерческие финансово-кредитные учреждения. Сейчас Лариса Станиславовна говорит, что банковская деятельность предполагает наивысший уровень менеджмента. Героиня «Персоны недели» считает, что ей очень повезло, что в начале своей карьеры (1993-1994 гг.) она попала на работу именно в Сбербанк. Главным ориентиром в выборе будущей деятельности послужили не столько мифы о банкирах, сколько реалии жизни. Финансовая заинтересованность была лишь одной из составляющих выбора. На вопросы корреспондента 161.ru отвечает известная ростовская бизнес-леди, управляющая филиалом «Ростовский» банка «ГЛОБЭКС» Лариса Сулацкая.

– Как вы считаете, кому проще управлять крупным финансовым учреждением – мужчине или женщине? И почему?

– Думаю, что проще управлять умному человеку. Главное – профессионализм, а половой признак – это уже вторично. Я, например, единственная женщина-управляющий филиалом в банке «ГЛОБЭКС». Но это не дискриминация, просто так сложилось. Вообще в Ростове достаточно много женщин-управляющих местных банков или столичных филиалов.

Мне кажется, что данная тенденция пошла в своё время от Центробанка. Изначально вся банковская система страны формировалась путём выделения из Банка России ряда существующих сегодня финансово-кредитных институтов: Россоцбанка, Россельхозбанка и так далее. Персонал этих учреждений был сформирован из банковских работников того времени, преимущественно – женщин.

– На ваш взгляд, что проще: управлять филиалом крупного банка или быть настоящей полноправной хозяйкой дома?

– Мне удаётся это совмещать. Я хозяйка дома и не использую труд домработниц. Всю домашнюю работу делаю сама, но считаю, что люди, которые выбирают домоводство профессией, тоже достойны уважения. Главное – это умение организовать своё рабочее время. У нас в филиале работа выстроена таким образом, что позже шести часов вечера сотрудники, как правило, не задерживаются. Иногда остаются те, кто по каким-либо причинам не успел выполнить задачи на день. Мне тоже иногда приходится работать после шести, если нужно провести совещание или изучить какой-то новый банковский продукт или программу. Но это, скорее, исключение из правил. На мой взгляд, человек должен полноценно работать и полноценно отдыхать. Несмотря на то, что большую часть времени я и мои коллеги проводим на работе, основа всего – это, конечно же, семья. Она первична.

– А лично у вас – кто в доме хозяин? Ваш супруг занимается бизнесом, или он тоже – руководитель?

– Нет, он не руководитель, но, тем не менее, в семье у нас отношения строятся на любви и взаимном уважении. Мы оба считаем, что только взаимными уступками можно добиться многолетнего совместного бесконфликтного проживания. Мы никогда не задумывались над тем, кто в семье хозяин. Каждый принимает решение с учётом мнения своей второй половины.

– Что вы ставите во главу угла во взаимоотношениях с домашними, с сотрудниками, соседями, знакомыми?

– Если говорить о домашних, то, прежде всего, это взаимоуважение. В сотрудниках же я ценю в первую очередь честность, порядочность и профессионализм. Эти три качества должны присутствовать обязательно. Всё остальное можно понять и принять. У каждого человека есть свои плюсы и минусы. В целом же, по отношению к людям я стараюсь так себя вести, как мне бы хотелось, чтобы они вели себя со мной.

– А как же бизнес? В бизнесе ведь далеко не всегда люди поступают друг с другом честно.

– Я стараюсь поступать честно. За всё время работы – это стало одним из определяющих факторов моего успеха – не вспомню случая, чтобы с кем-то поступила нечестно. Эта открытость присутствует и в моих взаимоотношениях с клиентами: я всегда говорю им о плюсах и минусах того или иного банковского продукта. Чтобы человек мог взвесить и понять для себя, насколько целесообразно прибегнуть к данной услуге или воспользоваться определённым банковским продуктом. Возможно, именно такое выстраивание взаимоотношений заставляет клиентов отвечать взаимностью. Если они этого не делают, на то есть служба безопасности банка.

– Существует ли в банке практика, чтобы вы брали личную ответственность, поручительство за какого-либо клиента?

– Нет. Мои решения всегда взвешенны. Они обусловлены экономической целесообразностью и возможностью того или иного клиента вернуть денежные средства. Я смогу честно сказать соискателю: «Мы не будем с вами работать». Порой первичного анализа ситуации бывает достаточно, чтобы предложить ему продукт, который соотносится с его реальными возможностями. Если предложенный вариант не устраивает, я буду вынуждена отказаться от сотрудничества. Это избавит нас обоих от лишней траты времени и сил на сбор необходимых документов. Кроме того, иногда бывает так, что цели клиента не совпадают с целями банка. Например, предприниматель хочет организовать бизнес, срок окупаемости которого превышает 10 лет. Но у нашего филиала нет возможности выдать кредит на такой период времени, потому что не ясна перспектива этого направления бизнеса. В этом случае, на мой взгляд, гораздо честнее отложить сотрудничество до того момента, когда у банка и клиента появится возможность найти общие точки соприкосновения.

– Как вы смотрите на ситуацию, которая сложилась у нас в стране вследствие недавнего американского ипотечного кризиса, когда многие фонды в одночасье рухнули? Большинство финансовых аналитиков говорят о том, что нас этот кризис не коснулся. В то же время некоторые банки, зависимые от западных денег, начали сворачивать отдельные кредитные программы. В чём парадокс?

– Страна, которая находится сейчас на «нефтяном» пике и имеет такое количество денег, громадный стабилизационный фонд и профицит бюджета, не может оказаться в кризисной ситуации. Это не 98-й год. Если Америка сейчас – вся в долгах, то Россия по своим обязательствам рассчиталась полностью год-полтора назад, а с такими организациями, как, например, Парижский клуб, даже досрочно.

Поэтому сошлюсь на Аркадия Дворковича, начальника экспертного управления при администрации президента России, который сказал: «Вероятность банковского кризиса ничтожно мала и в ближайшее время невозможна в России. Просьба – всем быть спокойными».

Что же касается структур, зависимых от западных денег, то каждый банк, выстраивая собственную стратегию бизнеса, как правило, опирается на ту или иную информацию. Мне трудно отвечать за банки, изменившие свои кредитные программы. Причины могли быть самыми разными. В банке «ГЛОБЭКС» ипотечная программа активно развивается. Процентные ставки, установленные на момент открытия филиала в Ростове в апреле этого года, не менялись ни разу.

– Но, тем не менее, в июне 2004 года в России произошел банковский кризис. Составлялись «чёрные списки» отечественных банков. Как сейчас можно ту ситуацию прокомментировать?

– Тогда рухнул «Гута-банк», но для его клиентов ничего не изменилось. Все обязательства перешли к «Внешторгбанку». Некоторые банки стали жертвой ажиотажа и «подогревания» ситуации. Что касается «черных списков», то хочу обратить ваше внимание на то, что Центробанк как боролся с финансовыми институтами, занимающимися противозаконной деятельностью, так и сейчас продолжает это делать. Если вы посмотрите сегодняшний перечень отозванных лицензий, он не сократился. Год от года количество «неблагонадёжных» банков почти не меняется.

– Как вы считаете, Россия сейчас действительно активно интегрируется в международное финансовое пространство? С чем связана такая интеграция, и к чему, по идее, она должна привести?

" src=

– Россия никогда не была оторвана от остального мира ввиду своей значимости и той экономической мощи, которую она собой представляла. Другое дело, что сейчас, имея довольно устойчивые позиции и в финансовом, и в политическом плане, наша страна, конечно, расширяет своё влияние.

В целом существует несколько направлений взаимодействия. Первое и, пожалуй, самое главное, это обмен технологиями, когда отечественные банки учатся у западных. Так уж получилось – за рубежом банковская система развивалась столетиями. Кроме того, иностранные финансовые институты открывают у нас аффилированные с собой структуры, оказывая ещё таким образом влияние на российский рынок. Еще один способ интеграции – участие иностранных игроков в капитале российских банков. Яркий пример тому – наш ростовский «Центр-инвест». В числе его акционеров значатся некоторые европейские банки. «Центр-инвест» интересен зарубежным инвесторам, поскольку уровень развития его технологий соответствует тем стандартам, которые давно уже приняты на Западе.

Интеграция России в международное финансовое пространство, думаю, крайне положительно отразится на нашей банковской системе. У отечественных банков появляется доступ к финансовым институтам других стран, к новым банковским продуктам, например пластиковым картам. Помнится, ещё в 2003 году при администрации города проводились совещания с банкирами, речь шла о необходимости увеличения количества безналичных расчётов, банкоматов, пластиковых карт. Говорилось также о том, что люди должны иметь доступ к тем финансовым инструментам, которые уже давно используются во всём мире. И сейчас всё это мы уже имеем. Многие наши земляки за границу едут именно с пластиковыми картами, поскольку это удобно. В большинстве организаций действуют зарплатные проекты, когда зарплату сотрудника перечисляют на карту.

– Как, на ваш взгляд, можно было бы улучшить социальное и экономическое положение наших сограждан? Какие для этого существуют программы?

– На мой взгляд, функция социального улучшения жизни сограждан в большей степени принадлежит всё-таки государству. Банки этому могут только способствовать путём разработки специальных кредитных программ, например, ипотечных. Но я считаю, что и этот вопрос – спорный, поскольку уровень доступности ипотеки на сегодняшний день таков, что тем очередникам, которые находятся в аварийных домах, пенсионерам и другим льготным категориям граждан мы ничем помочь не можем. Конечно, очень важно, что хотя бы небольшая часть населения уже получила возможность улучшить свои жилищные условия, но какую-то особую социальную окраску этому факту я бы придавать не стала. Ипотека не благотворительность. Это продукт, за который клиент платит деньги.

– Лариса Станиславовна, если говорить об ипотеке, почему финансовые институты за границей ипотечные кредиты выдают под три-четыре процента годовых, а в России – под 10-15%? От чего зависят ставки, и что необходимо, чтобы их снизить?

– Экономически обоснованные ставки не могут быть ниже официального уровня инфляции в стране. Если прогнозируемый её уровень в России составляет 11%, то за границей – не выше 4%. Отсюда и разница в стоимости кредитов.

– Сложилось такое впечатление, что Ростовский филиал банка «ГЛОБЭКС» работает только с крупными корпоративными VIP-клиентами, которых нельзя называть.

– Клиентов, в принципе, называть нельзя, в соответствии со статьёй пятой закона «О банках и банковской деятельности», если только с их согласия. Но пример один могу привести. Корона «Маленькой мисс Вселенной» Дайаны Бикоевой хранится у нас в сейфовой ячейке. Это тот самый случай, когда клиент сам разрешил нам об этом факте говорить. А вообще, для меня не существует категории VIP-клиента. Любому, кто приходит на предприятие сферы обслуживания, в магазин или в государственное учреждение, непременно хочется быть посетителем единственным и желанным. Именно такой подход мы стараемся реализовать и в отношениях с потребителями финансовых услуг, которые приходят в наш филиал. Для нас все клиенты важны.

– А вы смогли бы заняться собственным бизнесом?

– По условиям моего контракта заниматься бизнесом и одновременно банковской деятельностью мне запрещено. Этой позиции придерживается не только руководство банка «ГЛОБЭКС», но и большинство других российских банков. Но, в принципе, организовать собственное дело я бы смогла. Чувствую в себе эти силы, и, кроме того, законы менеджмента везде одинаковы. Не важно, где ты работаешь – в банке или на предприятии, если умеешь управлять и выстраивать схему деятельности, можно справиться с любыми трудностями. Я бы, например, открыла сеть ресторанов. Очень люблю готовить, и мне кажется, что знаю нишу, которую могла бы занять – славянская кухня. Другое дело – банковская деятельность – она самая интересная. В процессе работы сталкиваешься со всеми отраслями, имеешь возможность анализировать все виды бизнеса. Уровень предприятий видишь от малого до самого крупного. Это ни с чем не сравнимое удовольствие.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем