25 ноября среда
СЕЙЧАС +4°С

«Ростовчан держат за глупцов»: Александр Хуруджи — о COVID-ограничениях и пиаре чиновников

Бизнес-омбудсмен не верит официальной статистике по коронавирусу

Поделиться

По словам Хуруджи, банки зачастую предлагают бизнесменам невыполнимые условия

По словам Хуруджи, банки зачастую предлагают бизнесменам невыполнимые условия

Поделиться

Донской экономике понадобится не меньше года, чтобы реабилитироваться после коронавирусного кризиса, заявил в интервью 161.RU бизнес-омбудсмен Александр Хуруджи. Представитель уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей рассказал о проблемах бизнеса во время пандемии и оценил дееспособность ростовских чиновников.

Александр Хуруджи — глава Ассоциации защиты бизнеса. Экс-председатель совета директоров волгодонской компании «Энергия», был общественным представителем Агентства стратегических инициатив (АСИ) в ЮФО. В команде федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова защищает предпринимателей, попавших под уголовное преследование. В 2019 году участвовал в конкурсе на должность сити-менеджера Ростова-на-Дону. Хуруджи рассказал корреспонденту 161.RU, что к декабрю этого года решит, пойдет ли в Госдуму от Ростовской области.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Весной ограничения в Ростовской области вводили сразу после Москвы и практически под копирку. Шутили с коллегами: в столице запретили, значит, и у нас через два–три дня сделают так же.

— В Москве абсолютно другой запас прочности бюджета, доходы населения и уровень цифровизации. У ростовчан сбережений нет, они еле-еле пережили весну, набрали кредиты и позанимали деньги друг у друга. Покупательская способность населения области начнет восстанавливаться только к сентябрю 2021 года. На Дону некорректно смотреть на Собянина и использовать меры, которые может себе позволить Москва. Вот сильные российские губернаторы не побоялись выработать собственные комплексные решения по борьбе с COVID-19, а не «списывать».

Поделиться

На южан в силу ментальных особенностей не действуют многие правила, прописанные в «ковидном» постановлении правительства. Когда я приезжаю в Ростов, независимо от того, введены ограничения или нет, люди целуются, обнимаются — мы очень контактные. И никакими запретами это не изменить. В деловой среде Москвы уже полгода здороваются кулаками — такая новая реальность. А в Ростове, если ты в маске, тебя могут спросить: «Ты что, больной?»

— До 24 октября была рекомендация перевести не менее 30% работников на удаленку. Для экономики области это стало бы критической отметкой или «жить можно»?

— В любом случае первична жизнь человека, а не его доход. Когда система здравоохранения видит приближающийся пик заболеваемости и откровенно не готова принять столько потенциальных зараженных, просто потому что не хватает медперсонала и коечного фонда, то это оправданный шаг. Но в Ростове всех пытаются усреднить. На мой взгляд, неправильно брать всех под одну гребенку. Получается, что 30% сотрудников должна отправить на удаленную работу, например пекарня. Но оптимальный технологический процесс там расписан, и нет ни одного лишнего звена. Значит, в некоторых случаях этот пункт постановления означает фактическую остановку всего производства.

Охотиться чиновникам нужно за теми, кто провоцирует очереди. Там, где есть очередь, не приходится говорить о социальной дистанции: нужно долго ждать, чтобы получить паспорт или водительское удостоверение в ГИБДД, отправить посылку в отделении почты. В этих случаях, я считаю, надо не сокращать, а, наоборот, добавлять сотрудников, чтобы разгрузить потоки людей. Без разбора отрезать 30% работников у всех — это значит бросить экономику региона на произвол.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Многие из донских предпринимателей, с которыми я общалась, говорят, что обещанную поддержку с начала пандемии они получить не смогли. Какие есть подводные камни с кредитами?

— Банки создают невыносимые условия, из-за которых ты сам отказываешься от помощи. Возьмем владельца гостиницы. По закону он имеет право на льготный кредит. Все документы в порядке, в банке говорят, что приняли заявку на рассмотрение. Когда наступает момент подписать документ, владелец гостиницы вдруг видит в нем фразу «поручительство личным имуществом». Оценив риски, бизнесмен выбирает меньшее из зол и отказывается от кредита — ведь в крайнем случае имущество гостиницы продадут, чтобы погасить долг.

С Борисом Титовым — уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей

С Борисом Титовым — уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей

Поделиться

Другой популярный сценарий: заявителю в банке говорят, что у него по базе данных задолженность по налогам и жалоба в трудовую инспекцию от сотрудника. Для банка это основание для отказа — «отрицательный фактор». Но это я тебе говорю, как объяснили бы в неофициальной беседе. Официально же будет просто сухой отказ. Банки не расписывают, из-за чего не дают кредит, и люди не знают, что исправлять.

— Недавно мы наблюдали, как расходятся цифры по заболевшим на Дону у федерального и местного штабов. Статистику на Дону подгоняют под нужные ограничения или есть другой мотив?

— Я давно не доверяю медицинской статистике, там есть широкое поле для маневров. От чего человек умер? Коронавирус стал основной причиной или дополнительной? Можно и так, и сяк посмотреть. Понимая, что нельзя уйти сильно вбок, правительство Ростовской области не допускает резкого роста суточной заболеваемости, поэтому ее сглаживают.

Сейчас для властей время усреднения, никто не хочет выглядеть плохим. Вот задохнулись несколько человек в один день в 20-й больнице без кислорода — плохо, придется это как-то объяснять. Они сейчас думают: «Очень жаль, что не удалось скрыть, пресса разнюхала». Это как с футболом в Ростове: мол, держатся ребята на пятом–седьмом месте в чемпионате, и хорошо. Упали вниз? Удар по рейтингу губернатора — значит, надо бегать быстрее! И пусть болельщики ходят на трибуны и хлопают в ладоши, не обращая внимания, что у денег в карманах нет. На пиво-то хватает.

Я отталкиваюсь и от собственной статистики. У всех моих знакомых из Ростова, которым я звонил на этой неделе, в семьях есть болеющие COVID-19. И когда я спрашиваю, попали ли они в статистику, отвечают: «Слушай, да если соседи узнают, что мы болеем, они нас на костре сожгут!» А главное, что всем надо работать, люди не могут сидеть дома. Если у них нет симптомов, они идут на работу. Еще один вариант — пересидеть дома, лечиться самим и только потом сдать тест, который покажет, что они «когда-то» переболели коронавирусом. Помощи ведь никакой! Если бы человек с ковидом получал выплаты, ему сохраняли бы зарплату и давали качественное бесплатное лечение, этих махинаций мы смогли бы избежать — все бы регистрировались со спокойной душой.

Поэтому я на эти игры со статистикой внимания не обращаю. Любой здравомыслящий человек понимает, что в Ростовской области каждый день речь идет о тысячах зараженных.

— Администрация города косвенно обвинила 161.RU в распространении «фейка» после публикации об инциденте в ГБ № 20. Такие громкие заявления до результатов проверки — это тоже сглаживание и усреднение?

— Считаю такую позицию властей недальновидной с точки зрения пиара. Власти обвинили одно из ведущих изданий региона, и это только подрывает доверие к ним. Население уже давно верит не чиновникам, а журналистам, которые проводят расследования.

Когда тебе говорят: «Ты дурак», у тебя есть два варианта: показать справку о том, что это не так, или ответить: «Сам дурак». По второму пути власть пойти не может. Когда журналисты говорят ростовчанам о фактах, которые им удалось найти, отвечать надо тем же. А когда городская администрация говорит, что информация об умерших без кислорода — фейк, ростовчане понимают, что их держат за глупцов.

Власть должна потребовать тщательного расследования. Если такой инцидент действительно был — открыто признать это. Выявить виновников и сделать всё, чтобы впредь не допустить такие трагедии в случае, если подтвердят, что кислород в госпитале не вовремя подключили или подвезли. Это ситуация уровня федерального контроля и расследования Следственного комитета.

— Какими последствиями региону грозит серия ограничений?

— При правильном подходе у ряда предприятий даже во время пандемии есть возможность выйти в плюс. Приведу в пример проект АЗС Flash Energy. На мой взгляд, они запустили очень интересную инновационную разработку по продаже топлива [на автоматических АЗС]. Вырасти может и «Ростсельмаш» — у него просто нет конкурентов в России, а за счет ожидаемого повышения иностранных валют к рублю доходы «Сельмаша» пропорционально взлетят. Хорошие перспективы и у «Роствертола»: он находится в выгодном положении, когда геополитическая ситуация дает спрос на боевые вертолеты, и контракты у них долгосрочные.

Поделиться

Малый бизнес сжался насколько только мог. Весной приняли антиковидные меры, но вместе с тем государство пообещало послабления по налогам. Сейчас же ограничения возвращают, а помощи нет. Получается, деньги ты должен где-то искать, а выручка падает при этом. Компании, прямо пострадавшие во время пандемийных ограничений, — туристические фирмы, ивент-агентства, заведения общепита — не могут быстро перепрофилироваться, компенсаций они не дождутся.

Большой город отличает возможность всегда куда-то сходить, в миллионнике есть культурная жизнь. Сначала вырастет недовольство людей из-за отсутствия этой инфраструктуры. Молодежь, видя, что теряет Ростов, будет уезжать в Москву или за границу. Властям, чтобы этого избежать, надо сохранить все виды бизнеса, которые касаются социальной жизни дончан.

— С бизнесом-то ростовская администрация не церемонится. На прошлой неделе прямым текстом сказали, что никаких антикризисных выплат больше не будет — мол, весной и так много денег дали.

— Давай заметим, что такие прямые ответы ростовские чиновники стали себе позволять только после выборов. Стало можно говорить правду — в том числе такую жесткую. Но хуже, на мой взгляд, было бы пообещать деньги, а потом их не дать. То, что Камбулова сказала правду, для бизнеса только плюс. Предприниматели не будут терять время и начнут придумывать другие пути спасения.

— Мэрия при таком подходе чем-то рискует?

— Если не помогать пострадавшим от ковидных ограничений отраслям сейчас, то завтра придется сделать для них в десятки раз больше. Возьмем для примера строительные компании. Вот есть одна такая, готова сдать дом, но ей не хватает денег на лифты — так бы уже давно жильцов пустили. Администрация помогать отказывается, мол, стройте как хотите. Появляются обманутые дольщики. Застройщика закрывают в тюрьму, сотрудники разбегаются, документы на сдачу теряются. Недостроенный дом стоит годами. А дальше власти приходится выделять — вдумайтесь — деньги на полное обследование и постройку. Из наших с вами налогов. Но сумма будет уже принципиально другая. Поскольку большое число людей кормятся с подобных схем, они и существуют.

Мы не знаем, на что потратили полмиллиарда рублей, про которые сказала Камбулова. Их можно было дать одной компании — условно, какому-нибудь АТП, или, как мы их называем, профессиональным грантополучателям, которые годами хвалят кого надо. Я знаю многих предпринимателей, которые подавали заявки на помощь, но не получили ее. У них-то как раз нет разочарования в нынешней ситуации. Не может разочароваться человек, у которого не было ожиданий.

оцените материал

  • ЛАЙК39
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...