26 ноября четверг
СЕЙЧАС +2°С

Драматург-оркестр и хулиганы на сцене: как ростовский «Трудный театр» помогает проблемным подросткам

Волонтерский проект без финансирования и прописки существует уже 12 лет

Поделиться

Автор проекта — Светлана Пахомова (вторая слева) и её труппа

Автор проекта — Светлана Пахомова (вторая слева) и её труппа

Поделиться

В Ростовской области, по данным ГУ МВД, на профилактическом учете находятся 1504 подростка. За 9 месяцев 2020 года несовершеннолетние совершили 584 преступления — в основном это были кражи. Основательница социального проекта «Премьера» Светлана Пахомова считает, что силовые методы — не единственный способ, который может помочь трудным подросткам в решении их проблем. Вместо этого она предлагает социальный театр.

О том, как Светлана Пахомова пришла к этой концепции, как она влияет на подростков и зачем куратору соцпроекта четыре высших образования, она рассказала корреспонденту 161.RU.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Мы начинали в 2008 году, в Азовской воспитательной колонии, — рассказывает Светлана Пахомова, автор проекта. — Это был проект в сотрудничестве с психологической лабораторией ГУФСИН по Ростовской области. Общая задумка была показать, что современные гуманитарные методы способны дать больший эффект, чем система наказаний или ограничений, силовые методы. Надо было сделать быстро. Наглядно.

Театр под конвоем

Поначалу концепция волонтерского проекта внутри системы наказаний вызывала отторжение во ФСИН и МВД. Людей в погонах смущало само понятие «волонтер» — западное слово.

— Мы отвечали, что это наш, российский добровольческий потенциал, и он обязательно развернется. Нас просили разворачивать аккуратнее, — Пахомова улыбается. — Это же гуманитарные методы работы, они по определению осторожны, ориентированы на человека. Нам в ответ говорили: «Это смотря на какого человека вы ориентированы». А мы говорили, что на всякого.

Работа с подростками в Азовской воспитательной колонии дала результат спустя два года, когда воспитанники дали театрализованное представление в городе. Всё было по-настоящему: Дом культуры, сцена, зал на 500 мест, театральный свет и звук.

— Почему они согласились на представление? Вопрос простой: «Показать, что мы не хуже, чем те, что там, на воле». Никто на это и не возражал, но это надо было показать. Сделать то, что делают творческие люди на воле. А они приглашают в зал свободных зрителей, абсолютно не ангажированных, показывают им [выступление] и сами смотрят: насколько они могли бы быть творчески влиятельными? Могут ли они кого-то впечатлить своими способностями? — вспоминает Пахомова.

Первое выступление прошло под присмотром сотрудников колонии — привлекли даже служебных собак. Для подростков это был вызов, потому что одновременно с их выступлением в городе шла праздничная городская программа. Получился своеобразный баттл между программой города и программой от воспитанников колонии, рассказывает Александр Чуваев, один из волонтеров «Премьеры».

Пахомова считает, что конфликты в подростковой группе неизбежны, но их нужно переводить на сцену

Пахомова считает, что конфликты в подростковой группе неизбежны, но их нужно переводить на сцену

Поделиться

«Равный — равному»

Участники выступлений социального театра должны узнать, как они выглядят со стороны. Любая возможность показать себя и получить оценку от посторонних людей, которые не приходятся подросткам преподавателями и родителями, подталкивает участников программы корректировать свое поведение.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— На ребят это влияет очень сильно. Но все ожидают, что дети войдут в волшебный аппарат театра одними — ленивыми, несобранными, агрессивными, без целей и интересов, а выйдут совершенно другими людьми. Это не так. На мой взгляд, в 14–15 лет человек уже сформировался, и мы вряд ли можем с этим что-то сделать кардинально. Но вот откорректировать многие вещи мы можем. <...> У нас спрашивают, как посчитать эффект от работы с трудными подростками. Очень просто: если они перестают размещать депрессивные посты, если они сменили аватарки на свои портреты — открыли лица, то, пожалуй, у вас сумасшедший эффект, — считает куратор проекта.

Кроме непосредственно театра, в программе которого два спектакля (один из них номинирован на премию Минкульта России по современной драматургии), работает также медиапроект — Youtube-канал «Южные облака», где подростки размещают шуточные ролики.

— Наверное, только мы можем сделать так, чтобы ролик, который мы сделали про ребят, они стали бы смотреть совместно с родителями. Мы знаем, что все члены семьи сидят на одной кухне, но на разных сайтах, в разных сетях. Как сделать так, чтобы они оказались в одной сети? Сейчас это вопрос. И, наверное, мы можем это сделать, — говорит Пахомова.

«Трудный театр» работает по системе «Равный — равному». Это значит, что в ней особый порядок обучения: старшие обучают младших. 20-летние — с 18-летними, 18-летние — с 16-летними и так далее, до 14 лет. Как считает куратор, без этой особенности было бы вовсе невозможно выстроить диалог с подростками. По мнению Пахомовой, сейчас поколения сменяются за 2–3 года.

Пахомова считает, что театральное искусство начинается с тела — того, как двигается человек

Пахомова считает, что театральное искусство начинается с тела — того, как двигается человек

Поделиться

«Это не представление — это коррида»

Принцип «Равный — равному» работает и при выборе аудитории. Трудные подростки выступают для таких же ребят, как и они сами, — записанных в детскую комнату полиции, находящихся под наблюдением в школе, из многодетных семей, профилактических центров.

— Многие из этих [зрителей] в последний раз были в театре — никогда, — подчеркивает куратор. — А вы попробуйте их зацепить, попробуйте заставить их замолчать в зале. Иногда это не спектакль. Это коррида. Иногда зрители даже не знают, зачем их привели в театр. Так что первые 15 минут — всегда невероятно тяжелые.

Организовать серьезное выступление в театре непросто. В первую очередь потому, что дорого — необходимо задействовать ещё звук и свет, чтобы усилить подачу.

Тяжело и с местом — ежегодно проект обращается в городские службы с просьбой предоставить площадку для выступления. Городу не всегда удается помочь. Сейчас проект мечется между тремя репетиционными площадками: одна из них — автодорожный техникум с хорошим актовым залом, другая — внутренний двор Центра социальной помощи семье и детям Ростова. Сейчас репетиции проекта ведутся в малых группах на открытом воздухе.

— Подростки привыкают не к людям, они привыкают к месту. А места нет — мы разбросаны по городу, — уточняет Светлана. — Мы очень благодарны партнерам, которые нам с этим помогают. Но мы — нормальный театр. Нам нужно выходить на сцену от 8 до 10 раз, чтобы нормально функционировать. Но никогда не найдется столько денег — это же волонтерский проект.

Кроме участия в театре, ребята также ведут медиапроект

Кроме участия в театре, ребята также ведут медиапроект

Поделиться

Поколенческая задача

Сильный социальный проект — такой, как «Трудный театр», — требует коллаборации 5–6 хороших специалистов, считает Пахомова. Это делает проект немерено дорогим, потому что каждому из них нужно платить. Поэтому Светлане Пахомовой нужно быть драматургом-оркестром: у неё четыре высших образования.

— Я музыкант, педагог, психолог и юрист — если говорить об образовании. И еще этого маловато будет. <...> Пока, на нынешнем этапе, у меня композитор обязательно договорится с драматургом, драматург, так и быть, поговорит с режиссером, а режиссер — с куратором проекта. Наверное, они найдут общий язык, — шутит Пахомова.

У Пахомовой тоже есть дети. Они уже взрослые, но она одинаково относится к любому возрасту — к подросткам, молодым, взрослым. Она считает, что каждое поколение очень сильно отличается от другого, и каждое поколение отвечает само за себя.

— Нельзя заменять [на что-то] ответственность перед собой, перед своим поколением, перед своими личными миссиями, — полагает Пахомова. — А у многих они есть, и чем дальше — тем у больших. Даже сейчас, в подростковом возрасте, у некоторых ребят прямо видно, что у них есть очень жесткая цель в жизни. Другой вопрос — что дети должны сами её обнаружить. Необязательно им подсказывать.

Ранее 161.RU рассказывал о волонтерской организации «Ангел». Её члены ухаживают за участком кладбища: убирают мусор и сорняки. Это особенная территория — здесь хоронят детей, от которых, уже умерших, матери отказались в роддоме. Как правило, это младенцы, которые прожили от одного до трех дней.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...