RU161
Погода

Сейчас+18°C

Сейчас в Ростове-на-Дону

Погода+18°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +14

0 м/c,

761мм 59%
Подробнее
5 Пробки
USD 93,25
EUR 99,36
Город Дом, в котором мы работаем

Дом, в котором мы работаем

Дом, о котором пойдет речь, – особенный, возраст его уже давно превысил сто лет, биография складывалась из нескольких этапов, причастны к ней несколько архитекторов, сменилось несколько хозяев, и при всем этом дом с архитектурной точки зрения отличается х

Дом, о котором пойдет речь, – особенный, возраст его уже давно превысил сто лет, биография складывалась из нескольких этапов, причастны к ней несколько архитекторов, сменилось несколько хозяев, и при всем этом дом с архитектурной точки зрения отличается художественной цельностью и стилевым единством.

Освоение этого земельного участка на бывшем Таганрогском проспекте началось в 1871 году, когда спустя восемь лет после сооружения «Байковского моста» в низине Генеральной балки екатеринодарские купцы Матвей и Исаак Елицеры приобрели участок на месте южной части нынешнего дома. Буквально через несколько лет здесь уже были построены склады кошерного вина и спирта, а затем – комплекс построек паровой мельницы, с которой и связано дальнейшее возведение вдоль Таганрогского проспекта доходного дома Матвея Иосифовича Елицера.

Донско-Азовский календарь сообщает об этой мельнице (одной из восьми существовавших тогда в Ростове) следующее: «Мельница действует с 1879 года при одной паровой машине в 80 сил и при 60 рабочих, изготовляет до 200 тысяч пудов муки в год».

Уже в 1888 году на этом участке существовал каменный двухэтажный дом Елицеров, на первом этаже которого размещалась контора мельницы, а на втором – жилье для служащих.

В 90-е годы XIX века Матвей Иосифович Елицер был известен в коммерческих кругах Ростова как деятельный и успешный коммерсант. Кроме предпринимательской деятельности, он избирался гласным городской думы и состоял директором Коммерческого клуба, а с 1895 по 1898 годы избирался старостой Ростовской хоральной синагоги, при которой его усилиями была создана школа «Талмуд-Тора» и еврейская богадельня – занимался М.И. Елицер и благотворительностью.

В 90-е годы XIX века Ростов-на-Дону охватила «строительная горячка», одной из основных черт которой стало строительство многоэтажных зданий. Однако желание возводить именно доходный дом сложилось у Елицера не сразу. На основании выдаваемых разрешений на строительство, публиковавшихся в газете «Ведомости Ростовской-на-Дону управы» в 1893-1899 годах, анализируя существующую структуру плана и композицию фасада, можно проследить последовательность его возведения.

В 1893-1894 годах сооружались два нижних яруса будущего здания с подвалами. Скорее всего, они включили подвалы и строения, находившиеся здесь с конца 70-х годов – времени сооружения складских и торговых помещений мельницы. Вновь возводимые обширные склады и торговые помещения согласно разрешениям рассматривались как пристройка к существующему зданию конторы мельницы. Надзор за строительством вел городской архитектор Николай Соколов.

В 1897 году нижние этажи вдоль по Таганрогскому проспекту надстраиваются торговыми помещениями, а затем весь корпус здания надстраивается двумя этажами, предназначенными для квартир и отдельных комнат. Одновременно возводятся пристройки со двора. Окончательно определяется назначение многоэтажного дома как доходного. Надзор за строительством продолжает осуществлять Николай Соколов.

Но в начале следующего 1898 года осуществляется переделка фасада построенного четырехэтажного дома. Надзор за выполнением штукатурно-лепного убранства ведет городской архитектор Николай Дорошенко, а после его неожиданной смерти – архитектор Владимир Карпович Шкитко.

Николай Дорошенко занимал в Ростове должность городского архитектора с 1885 года и построил очень много зданий. Изящные фасады домов и особняков сделали Дорошенко популярным архитектором среди ростовских застройщиков (банкиров, купцов, фабрикантов), а с середины 90-х стали востребованы его проекты многоэтажных доходных домов.

Доходный дом Матвея Иосифовича Елицера на Таганрогском проспекте стал особым случаем в практике архитектора Николая Дорошенко. Этот дом – самое масштабное его творение на участке со значительным уклоном, причем оформления требовал уже возведенный объем здания с заданным ритмом проемов и определенными поэтажными членениями. Диктовала свои особенные условия и уже сложившаяся окружающая застройка: на противоположной стороне Таганрогского проспекта располагался двухэтажный Асмоловский театр и пивоваренный завод, а рядом с домом – другие трех- и четырехэтажные дома.

И фасад у Дорошенко получился замечательным.

В начале ХХ века первый этаж дома уже арендовали разные торговые компании, а верхние этажи и дворовые постройки сдавались под квартиры и отдельные комнаты «людям свободных профессий», среди которых были присяжный поверенный В.К. Севастьянов, врачи А.С. Жолков и Г.М. Рейхсфельд.

В 1904 году у дома появляется новый хозяин – Иван Александрович Супрунов. Причем Супрунов купил не только сам дом, но и расположенную рядом мельницу. Интересный факт – после продажи дома Матвей Иосифович Елицер остается проживать в принадлежащей ему квартире до самой своей смерти в 1913 году (подобное не было исключением, а случалось достаточно часто в доходных домах дореволюционного Ростова).

Новый владелец здания, Иван Александрович Супрунов, был персоной настолько значимой в Области Войска Донского, что удостоился упоминания о себе на страницах юбилейного издания в память Трехсотлетия Державного Дома Романовых. Там написано следующее: «Супрунов Иван Александрович, ростовский коммерсант, родился в 1874 году в Донской области и образование получил в Ростовском реальном училище. По окончании его посвятил себя коннозаводству и сельско-хозяйственной деятельности в Области Войска Донского, причем дело называется «Донское частное коннозаводство».

Дело это начато еще отцом, Александром Демьяновичем в 1833 году, после смерти которого в 1904 году хозяином стал Иван Александрович.

Деятельность «Коннозаводства» имеет общегосударственное значение, и известное количество приплода с каждого участка поступает для ремонта кавалерии. Прекрасные результаты дало неутомимому Ивану Александровичу и сельское хозяйство: хлебопашество, овцеводство и скотоводство, также паровая мельница, основанная по последнему слову техники и вырабатывающая 8500 пудов в день.

Район деятельности фирмы – восток, север Донской области, Кавказ и местный край.

Иван Александрович – председатель общества Донских коннозаводчиков, председатель правления товарищества Ф.В. Солодова и пайщик трех частных банков».

Родители И.А. Супрунова – Евдокия Семеновна и Александр Демьянович Супруновы.

В первое десятилетие обновляется не только мельница (для интересующихся – сканы старинной брошюры об оборудовании мельницы И.А. Супрунова были выложены мною здесь), но и вся деловая жизнь доходного дома. Первые этажи арендуются известными состоятельными торговыми учреждениями: конторой товарищества американской резиновой мануфактуры «Леопольдъ Нейшеллеръ», ведущей оптовую продажу обуви русского и иностранного производства, склад ее фирмы «Треугольник», контора акционерного общества по производству кирпича, «Донская аптека И.К. Валентинова». В квартирах живут присяжные поверенные, врачи, предприниматели.

В эти годы и сам Иван Александрович вместе с семьей проживал в этом доходном доме. Семья состояла из жены, Александры Васильевны, сыновей, Константина, Василия, Александра; дочерей – Елизаветы, Людмилы, Натальи. Проживали ли в это время в доме мать И.А. Супрунова – Евдокия Семеновна (отец к этому времени уже умер) и сестра Евгения – неизвестно.

Иван Александрович и Александра Васильевна Супруновы, ранняя фотография.

Именно у доходного дома И.А. Супрунова происходил сбор участников праздников Древонасаждений, которые проходили в Ростове. Иван Александрович с супругой Александрой Васильевной были среди благотворителей праздника Древонасаждений и вносили значительные средства на его проведение.

Доходный дом И.А. Супрунова по достоинству оценивался современниками и достаточно часто изображался на дореволюционных открытках с видами Ростова-на-Дону.

В конце 1911 года семья Супруновых переселилась в новый особняк на Пушкинской улице, загадочная история которого может быть предметом отдельного рассказа.

Вскоре наступил 1917 год. Революция. Гражданская война. Семья Супруновых вместе с отступающей Белой армией отправилась в Крым, в Феодосию. Там, увидев эмигрантов, рвущихся на корабли, побежденную белую армию и хмурых офицеров, Супрунов решает вернуться в Ростов, не желая покидать Родину. Это было роковое решение.

Семья возвращается в свой особняк на Пушкинской улице, где живет до января 1920 года. Исключение составляет только младший сын Константин, который был за границей на лечении и в Россию не вернулся, и старшая дочь, которая вышла замуж и жила в Батуми.

Дальнейшая судьба семьи Супрунова известна мне из рассказов Андрея Афанасьевича Брикунова, мужа правнучки Ивана Александровича, бережно собирающего и хранящего факты и документы из истории славной семьи. Андрей Афанасьевич не только рассказал мне, что знал, но и предоставил фотографии из семейного архива, и даже мебель, ранее принадлежавшую Ивану Александровичу, в частности – настенные часы, которые висели в его доме на Таганрогском проспекте (там, где сейчас офис компании «ТИТУЛ»), а затем – в особняке на Пушкинской.

В первых числах января 1920 года отряды 1-й Конной Армии С.М. Буденного заняли Ростов. Начались аресты…

И не только… По свидетельствам очевидцев, «буржуазный элемент» рубили шашками прямо на улицах, не разбирая возраста, пола, чинов и званий… Красные конники убивали даже молодых людей, появлявшихся на улицах в гимназических шинелях, не напрягая себя разбирательствами типа «в каком полку служили»…

По одной из версий, Супрунова арестовали дома, на Пушкинской. По другой, со слов Андрея Афанасьевича, Иван Александрович вышел по делам, одев калоши и котелок. Больше его никто не видел… То ли на улице убили, то ли арестовали, а потом убили… Одновременно была реквизирована вся мебель и все ценности, которые находились в его особняке на Пушкинской.

Александра Васильевна, супруга Ивана Александровича, добилась приема лично у С.М. Буденного. Сообщим ему об исчезновении мужа и конфискации мебели и ценностей, она просила Буденного освободить мужа. Такая решительность Александры Васильевны имела немалые основания, поскольку Иван Александрович Супрунов и Семен Михайлович Буденный были лично знакомы еще с дореволюционной поры: Буденный служил урядником в тех местах, где Супрунов арендовал землю под коневодческую ферму (земли на реке Юле – ныне Целинский район Ростовской области). А во время формирования первых отрядов Конной армии Буденный обращался к Супрунову с просьбой предоставить для лошадей седла и сбруи. Тогда Супрунов не отказал…

Не отказал и Буденный… Он распорядился найти и освободить Супрунова, все реквизированное вернуть, а семью Ивана Александровича впредь не трогать. Из этих распоряжений выполнено было только последнее – семью больше красные конники не трогали. Ценности и мебель куда-то уже подевались, и вернуть удалось только часы, шкаф-горку, трюмо и диван (эти вещи, кроме дивана, находятся сейчас в офисе нашей компании). Ивана Александровича найти не удалось, и по сей день неизвестно, как он погиб и где похоронен…

В советские 20-е годы ХХ века и доходный дом, и мельница были национализированы, но профиль использования остался тот же. Мельница Супрунова превратилась в Госмельницу №3 имени С.М. Буденного (злая шутка истории!..). В этом же доме разместился весь ее аппарат управления, а в соседнем – квартиры руководства мельницы.

Склады и магазин фирмы «Треугольник» сменила контора и магазин «Резинтреста», рядом обосновался «Трансмосторг», лавка ЕПО, а на верхних этажах продолжали проживать уцелевшие люди «вольных профессий» – врачи, адвокаты, учителя.

Так и продолжалась жизнь этого дома, который пережил войну и две оккупации, утратил ряд архитектурных деталей, придававших ему неповторимое своеобразие (ажурные ограждения кровли и балконов, сами балконные портики, лепные украшения). Много этот дом видел, много пережил вместе с городом и своими обитателями, да вот только чуть не был разрушен «варварами» в середине 2000-х, которые выкопали ямы в подвале, срыли старый фундамент без всяких проектов и разрешений. И вот тогда дом, переживший гражданскую войну, две оккупации и бомбежки, дал несколько трещин… С помощью городской архитектуры, редакции газеты «Аргументы и Факты» и жильцов дома нам удалось остановить тот самый варварский подкоп и заставить собственников подвалов провести работы по укреплению фундамента.

Будем надеяться, что дом простоит еще долго, а наша компания в память об Иване Александровиче Супрунове установила у входа в здание скульптурную композицию «Горожанин», изображающую И.А. Супрунова. По словам А.А. Брикунова, портретное сходство, как говорится, налицо…

Архитектурная история дома восстановлена Л.Ф. Волошиновой по просьбе компании «ТИТУЛ».

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем