Развлечения

Жан Милимеров и Марат Чанышев, группа «ПМ»: «Наш бывший продюсер уверяет всех в суде, что это он создал The Beatles!»

" src=

Он забрал у них имя. Теперь они «экс». Он перекрыл им все эфиры. Но они продолжают петь. И их по-прежнему четверо. Тех самых, первых, настоящих участников того самого старого, доброго «Премьер-министра». Правда, теперь у них новое зарегистрированное имя – «ПМ». Будем надеяться, временное. Вынужденное.

Впрочем, ждать результата осталось недолго – все решится в июне…

А пока Жан и Марат впервые соглашаются наконец-таки рассказать всю правду о своем нашумевшем конфликте с бывшим продюсером Евгением Фридляндом.

Теперь уже, пожалуй, можно говорить об этом вслух.

Итак, в какой же сейчас стадии ваши разбирательства с Фридляндом?

Жан: Пока мы все еще «ПМ». Но совсем недавно у нас состоялось очередное заседание в арбитражном суде, на котором судья, взяв-таки нашу сторону, можно сказать, уже объявил нашу победу во всех этих долгих спорах. Так что, судя по всему, наше старое доброе имя «Премьер-министр» вскоре снова вернется к нам.

Поздравляю!

Ж.: Откровенно заявляем: эта победа – честная. Мы с честью и честно выиграли эту тяжбу у нашего бывшего и, как жизнь показала, увы, недобросовестного продюсера. Без всякого, как говорится, блата, взяток или еще там чего-нибудь. Нет, с нашей стороны, повторяю, все было по-честному. Вердикт таков: суд признал – Евгений Фридлянд не является хозяином бренда «Премьер-министр».

" src=

Марат: И вовсе наша группа не ассоциируется с его именем. Это он так на суде заявлял: «Мол, я, Евгений Фридлянд, в глазах людей неотрывно ассоциируюсь с группой "Премьер-министр"». Ерунда! Это все было опровергнуто! В центре «Левада» мы заказали опрос социологический, в ходе которого выяснилось, что только… то ли четыре, то ли пять процентов людей готовы поддержать подобное убеждение Фридлянда, все же остальные ответили, что с названием «Премьер-министр» они ассоциируют только нас четверых: меня, Жана, Славу Бодолику и Пита Джейсона. И этим все сказано!

Ж.: А его громкое заявление по поводу авторства концепции четырех человек на сцене?!

М.: Да, представляете? Якобы вообще сама идея нахождения на сцене четырех человек мужского пола принадлежит… ему!

Ж.: Получается, он автор «Битлз», автор Backstreet Boys, «Секрета»! (Смеется.)

М.: Посмотрим… Он сейчас взял паузу, затаился, подал кассационную жалобу. 15 июня у нас состоится еще одно заседание в суде. Если и в тот день суд примет нашу сторону, то тогда мы уже спокойно идем в «Роспатент» с уже окончательным решением суда и смело говорим там: вы незаконно отдали бренд «Премьер-министр» Евгению Фридлянду!

А с чего вообще вся эта ваша вражда-то пошла? Мне кажется, сейчас уже можно все рассказать…

" src=

Ж.: А отношение, в нем все дело… Вы понимаете, к сожалению, многие думают, что это мы, что это наш квартет со временем элементарно зажрался, уж простите за столь жаргонное слово. Как, знаете, это зачастую бывает, когда у молодых артистов от свалившейся на голову славы начинает кружиться голова, когда они начинают капризничать, звездить, гонять понты перед продюсером, требовать к себе повышенное внимание, сумасшедшие гонорары? Типа, во-о-от, все бабки идут продюсеру, а нам ничего-о-о! И начинают, типа, кидать его, продюсера. Чтоб зарабатывать больше бабок. Правильно? В принципе-то? Ведь именно так это у нас принято в шоу-бизнесе уже давным-давно?..

У нас было все иначе. На самом деле. Я честно вам говорю. Слова Фридлянда про нашу якобы подобную зажратость – полная чепуха! За шесть лет нашего сотрудничества мы ни разу не выклянчивали у него ни одной дополнительной копейки! Лишь раз, по-моему, за все это время он нам на чуть-чуть приподнял гонорары, и все…

М.: Но тут дело даже не в финансах.

Ж.: Да, дело вовсе не в этом! Все уперлось… в отношения. Видит бог – мы на самом деле искренне относились к нему, как к нашему папе. Как к самому близкому и поистине родному нам человеку. В хорошем смысле называя его «папой Женей». И так было всегда, каждый день! А он… (Пауза.) Ну, понятно, что это его бизнес… Обидно, понимаешь?! Когда ты осознаешь, что ему-то, оказывается, был нужен только бизнес! А отношения с пацанами – это было все так… для понтов больше! Неискренность – она страшнее всего. Это так обламывает!.. А мы воспитаны по-иному. У нас семьи, посмотри, – татарские, молдавские, цыганские. В которых принято с душой относиться к человеку. И уж тем более, если ты с ним работаешь и общаешься… Поэтому все очень просто. Как показала жизнь, он видел в нас, к сожалению, лишь ребят, которые добывают ему деньги.

М.: Бизнес он свой в нас только видел! Изначально и всегда. Марионетками мы для него были!

Ж.: В то время как мы видели в нем только папу Женю, нашего соратника и друга. Вот вам и весь конфликт…

" src=

М.: На подходе был 2007 год. Год окончания наших с ним контрактов… Вдруг он подходит и заявляет: «Я увольняю Пита! На днях приведу к вам нового парня. И учтите, если в течение трех дней вы не найдете с ним общий язык, я вас всех элементарно разгоняю к такой-то матери и стартую с новым «Премьер-министром!» Мы пришли к нему через три дня и сказали: Жень, мы уходим…

Ж.: Вот, можно сказать, с этого-то все и началось. Это что же получается? Значит, он нас после шести лет общения смог променять на… какого-то новенького человека?!

Этакий Карабас-Барабас…

Ж.: Карабас-Барабас, да! Но, извините, мы же не маленькие дети, нам уже не по 17 лет, когда он мог нами манипулировать! У нас, простите, уже по двое, трое детей у каждого!.. Вот у меня ребенок, ему сейчас, допустим, шесть лет – я веду с ним себя так. Через два-три года я буду вести себя с ним чуть иначе, понимаете? Потому что люди растут. И с ними надо находить… чуть-чуть иной язык. А когда ты ведешь себя, как Карабас-Барабас, и для тебя, что 17-летние, что 30-летние – одно и то же… Так невозможно!.. Ведь не зря же, посмотрите, «Браво» были с Фридляндом – не доработали, ушли.

Меладзе…

Ж.: Тоже до конца не закончился контракт, тоже расходились со скандалом! Правда, с более… аккуратным, что ли, видно как-то нашли общий язык, но все равно скандалом. Мы тоже так пытались! Но не смогли. Пять раз ходили на сходку! Человек не понимал… Трубач не доработал до конца. Почему?.. Никто, ни один проект, с Фридляндом до конца по-человечески не до-ра-бо-тал.

– Только Моисеев, наверное.

Ж.: А Фридлянд для Моисеева просто менеджер! Или импресарио, если угодно. Но никак не продюсер. Моисеев стал звездой, когда, простите, Фридлянда еще не было и в помине… А вот, скажите мне, почему от Матвиенко никто не уходит? Ни «Любэ», которое вместе с ним, извините, уже 30 лет? Ни «Иванушки International», у которых контракт уже давным-давно закончился, но они по-прежнему, как ни в чем не бывало, работают с ним? Почему «Фабрика» с ним работает, «Корни»? Почему они все от него не уходят?.. Да потому, что там есть профессиональное отношение к человеку по бизнесу!

М.: И человеческое.

Ж.: А у Жени этого не было.

М.: И потом, знаете, к тому моменту им уже столько слов оскорбительных в наш адрес было сказано, что… Уже просто по-любому невозможно нам было вместе работать. Вот с таким его отношением к нам.

" src=

Ж.: В принципе расставание артиста с продюсером после определенного количества лет совместной работы – это нормально. Как говорится, всему свое время. И Леонид Агутин нам про эти вещи рассказывал, и, скажем, Владимир Пресняков, и еще куча артистов, которые когда-то начинали свою карьеру с тем или иным продюсером. Увы, но чаще всего это неизбежность. Неизбежно в жизни наступает такой момент, когда двум сторонам нужно расходиться. Это нормально. Но! Самое главное – разойтись красиво. Мы хотели разойтись красиво. Мы дожидались окончания контракта, то бишь марта 2007 года, чтобы красиво разойтись, а потом… Как знать, быть может, даже какие-то совместные проекты сообща вести!

М.: И это человек, который – на секундочку – создал нас! Ведь мы ж не спорим, что Евгений Фридлянд нас создал. Мы ему и Киму Брейтбургу очень благодарны за то, что они для нас сделали изначально. Но потом… Скажу так: в один момент он для нас просто умер и как человек, и как продюсер.

То, что вас сейчас абсолютно нет на телеэкране – это очередная палка Фридлянда в ваши колеса?

М.: Ну естественно! С его стороны ветер дует.

Ж.: Он же все-таки продюсер. (Улыбается.) А рыбак рыбака, как говорится, видит издалека… Но это все временно, поверьте мне. Главное – мы продолжаем работать, мы продолжаем свое дело, карьеру, мы делаем свою музыку, выпускаем скоро новый альбом, который уже фактически готов… Это дело времени. Мы просто ждем момента. Потерпели год, потерпели два, сейчас идет третий. Но мы готовы и еще потерпеть, ничего страшного…

М.: При этом наши новые песни снимаются с эфиров почти всех радиостанций, даже старые песни какое-то время не крутили. То есть, видимо, он хотел, образно говоря, совсем стереть нас с лица земли и из памяти людей, как будто этой четверки и не было вовсе! Но так не получилось у него… Я, пожалуй, от имени всех так вам скажу: лучше уж мы будем заниматься чем-нибудь другим, но прогибаться ради того, чтобы нас где-нибудь да абы как-нибудь показали по телевизору, не будем!

Решили дальше вообще без какого-либо продюсера двигаться?

Ж.: Поверьте, он нам не нужен. У нас есть теперь просто своя команда. Наша, личная. У нас есть свой офис и как раз те самые соратники, которые вместе с нами работают, вот и все… И еще. Отныне все без исключения решения мы принимаем только сами, вчетвером, коллегиально: я, Слава, Марат и Пит. У нас у всех одинаковые права.

За нашим шоу-бизнесом уже давно закрепилось крылатое выражение: клубок, целующихся змей…

Ж.: Нет, а так оно и есть!

Если честно, вы почувствовали к себе некое, скажем, неожиданно прохладное отношение каких-то коллег-друзей после того, как расстались с Фридляндом?

Ж.: Честно? По-моему, большинству… ну, не то, что наплевать, но… им по-любому все равно, что там происходит у группы «Премьер-министр»!

М.: Каждый живет в своем мире.

Ж.: Да, каждый зарабатывает свои деньги, у каждого свои проблемы… Так, лишь единицы, например тот же Леня Агутин или Пресный, могут подойти и как-то своего рода посочувствовать: мол, да, жаль, обидно за вас, такие пацаны, так хорошо всегда пели, так нравились людям – и вот на тебе! Всем же остальным, повторюсь, большинству наших звезд мы, равно как и наши проблемы, до лампочки!.. Ничего не поделаешь, к сожалению, это нормальное явление в нашем шоу-бизнесе. Так же, впрочем, и мы. Если узнаем, что у кого-то из коллег какие-то передряги, скажем: да, жалко. Но углубляться в это не станем. Почему? «Семейное дело» мы это называем. А это, уж пардон, личное. (Улыбается.)

Будем объективны: у группы сейчас популярность, мягко говоря, далека от идеала, и уж, конечно, не та, что была когда-то… Вы взлетите еще хоть раз? Вот как тогда? Я бы очень хотел услышать ваши откровенные мнения на этот счет.

" src=

Ж.: …Знаете, мы считаем, все будет зависеть от творчества. Творчество, оно победит. Если будет творчество и будут классные песни, то это возможно. Почему я так считаю? Есть наглядный пример – группа «А-Студио». Сколько сменилось после Батыра у них, да? Солистов, я имею в виду? Полина Гриффит, потом был этот… м-м-м… Томас Кристиансен, он же N'Evegreen, да? Ребят лихорадило! Их тоже не было видно три года! Но что произошло потом? А потом появилась… песня! Хит. И они вновь взлетели!.. А Валерия, прошу прощения? Тоже ведь исчезала!.. Нет, понятно, конечно, что там сейчас Пригожин! Это понятно! Но ее ведь тоже не было долгое время? Ну ведь так?.. А потом, опять же, появилась песня. Тот самый хит… (Улыбается.) Так что, все дело в хитах на самом-то деле, я вам скажу.

М.: А я вот сижу и думаю: а может это и хорошо, что мы сейчас не на пике?.. Ведь все время быть на нем – это, по-моему, неправильно как-то. Должны быть «волны»…

Ж.: Это неправильно, да!

М.: Людям тоже надо давать возможность отдохнуть от себя. Постоянно быть на всех каналах, все время мозолить глаза – понимаете, так тоже нельзя!

Ж.: Повторить в этом смысле подвиг Майкла Джексона вряд ли вообще кто-то сможет! (Смеется.) Это только ему удавалось всю жизнь постоянно жить на пике…

Главное, чтобы это все в некое такое… тотальное самоуспокоение не вылилось.

Ж.: Не-е-ет, что вы! Мы живем сегодняшним днем. И просто не хотим забегать вперед. Делаем то, что делаем. А там – как бог даст. Если нам суждено вернуться, то мы вернемся. Ну а если нет, что ж, значит будем просто вести такой же образ жизни, какой ведем сейчас: продолжим работать и будем радовать тех людей, кто, несмотря ни на что, остался верен нам и который до сих пор нас слушает.

Ребят, я с вами абсолютно согласен – все на самом деле зависит только от хитов. Но где они, эти ваши новые хиты?

Ж.: Они есть, это правда. Просто… не спешим мы их пока выпускать, понимаете? Но песни классные, поверьте, есть. И такого качества, как например «Восточная», о’кей? (Улыбается.) Но мы пока их придерживаем. Знаете, элементарно не хочется впопыхах все это выдавать! Сначала главную проблему нужно разрешить…

М.: Хотя у нас там есть и дуэты с Тото Кутуньо, и с Матиа Базар…

Ж.: У нас все есть! И это все выйдет на нашем новом альбоме. Дело за малым – осталось только дождаться его выхода… Но! (Улыбается.) Как говорится, поспешишь – людей насмешишь. Поэтому мы не спешим и не хотим спешить. Просто ждем момента.

Фото: Фото Владимира БУРМАТОВА (тел.: +7-351-2-311-411)
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем