СЕЙЧАС +6°С
Все новости
Все новости

«Велено нам сгинуть с этой развалюхой»: репортаж из аварийного дома, построенного после отмены крепостного права

Как выживают обитатели здания, которое расположено в центре города-миллионника

Местные власти обещали расселить, но позже передумали

Поделиться

Центр Уфы, как и многие города в России, живет в двух ипостасях. С одной стороны ухоженные и отремонтированные улочки, где успешно развивается очередной жилой комплекс бизнес-класса, а с другой — дорога из насыпи и обветшавшие аварийные дома, рушащиеся прямо на глазах. Это всё точно описывает улица с громким названием Революционная. Именно на ней среди современных бизнес-центров и прогрессивных ЖК находится дом № 23. В этом году ему исполнилось 156 лет. Он успел пережить эпоху правления Александра II, Октябрьскую революцию, войну, перестройку. И не одну. Когда его построили, в Российской Империи только-только отменили крепостное право. За это время здание сильно помотало, а в 2016-м его официально признали аварийным, когда фасад уже начал буквально рушиться на местных жильцов. Редакция портала UFA1.RU пообщалась с современными жильцами и узнала, каково им живется в одном из самых старых жилых домов не только в республике, но и, наверное, в стране.

Всего в России, по самым скромным подсчетам, в аварийном жилье проживает 1,5 млн человек. Но меньше такого жилья не становится. Как заявил еще в феврале вице-премьер РФ Марат Хуснуллин, объем аварийного жилья в России ежегодно будет прирастать на 2 млн кв. м. Расселяют одну часть людей из аварийных домов, а в это время приходит в негодность не меньшая часть. При этом многие дома власти пытаются не замечать в упор, но собирают с их жильцов плату за коммунальные услуги, которые больше напоминают пытки. С учетом этой развалюхи немалые деньги, между прочим, — от 800 до 1200 в обычный сезон, зимой до 2500, так сказать, за отопление, которого практически нет. Подробности — в материале наших коллег из Уфы.

«Велено нам сгинуть вместе с этой развалюхой»

По статистике Фонда развития территорий, дом под номером 23 — самое старое аварийное жилое здание в Башкирии. Его построили в далеком 1867 году, если судить по записи в Бюро технической инвентаризации. В те времена, когда Уфа бурно развивалась и превращалась из прибрежного града в полноценный мини-мегаполис, мало кто из проектировщиков думал о том, чтобы снарядить здание всем необходимым.

Может показаться, что спустя 156 лет, когда Россия совершила технологический скачок, а строить из кирпича стало дешево и быстро, здание должны были капитально перестроить, обеспечив его всеми современными благами. Нет. За это время дом практически никак не изменился внешне: всё те же доски, которые прогнили со временем и начали преподносить его жильцам сюрпризы в виде завалов горизонта и обвалов, всё то же отсутствие воды, канализации, газа. Электричество, к счастью, в дом провели еще во времена Советского Союза, что в целом не сильно облегчило жизнь горожан.

Внешне здание выглядит вполне целым, хоть и потрепанным

Внешне здание выглядит вполне целым, хоть и потрепанным

Поделиться

За столь продолжительный срок дом начал буквально разрушаться. Одно крыло уже завалилось набок, из-за чего жильцы покинули пострадавшую квартиру. Соседи запечатали вход, чтобы никто из детей случайно не зашел внутрь, ведь в любой момент всё может обвалиться. Деградация конструкции вынудила большую часть владельцев обратиться за помощью к властям, которые долго не желали признавать дом аварийным. Удалось это сделать лишь после полной приватизации всех квартир и жалоб одной из жительниц — Ирины.

Справиться с этим местные попросту не могут

Справиться с этим местные попросту не могут

Поделиться

Женщина купила квартиру в доме еще в 2010 году, планируя перестроить ее под себя. Спустя несколько лет она столкнулась с проблемой — капитально ремонтировать здание попросту не имеет смысла, так как любая работа на одной из несущих стен, а в деревянных домах таковыми являются практически все, чревата обрушением всей конструкции. Тогда Ирина и узнала, что дом за все годы его существования ни разу основательно не чинили. Бывали точечные ремонты, однако никаких попыток сохранить объект ни власти, ни представители управляющей компании не предпринимали.

— Здесь нет ни условий, ни комфорта, а нас отказываются даже расселять. Нам же это нужно! Я проработала на заводе 42 года, а толку никакого, куда ни коснись, всюду нас отталкивают, — говорит пожилая соседка Ирины.

Внутренний двор

Внутренний двор

Поделиться

Со слов Ирины, в доме из 6 квартир занято лишь 3: в одной живет она со своим сыном и маленькой внучкой, в другой — мужчина со своей пожилой матерью, которая купила это жилье сразу после свадьбы в 1972 году, а также одинокая пенсионерка. Последней приходится особенно туго, ведь именно над ее квартирой частично завалилась крыша со всем вторым этажом. Ежедневно старушка переживает, что в один из дней она окажется под грудой деревянных обломков. Других вариантов у нее нет — забрать ее некому, а переехать в новое жилье она не может — достаточно сравнить размер пенсий и среднюю цену на аренду в Уфе, тогда всё станет совершенно понятно.

— Здесь бабушка-ветеран жила, умерла, не дождавшись переселения, — показывает Ирина на дверь в пристройке. — Наверху мужчина был, тоже умер. Дом даже хозяев всех переживет, велено нам сгинуть вместе с этой развалюхой.

Вот так выглядит дверь в квартиру старушки

Вот так выглядит дверь в квартиру старушки

Поделиться

Проход на заброшенный второй этаж и входной двор

Проход на заброшенный второй этаж и входной двор

Поделиться

Проблема в том, что власти обещали расселить местных, когда их дом признали аварийным в 2016 году. Спустя семь лет ожидания, со слов Ирины, чиновники внезапно передумали, заявив, что не могут переселить горожан, пока на территорию около их дома не найдется покупатель, желающий построить на том месте новый ЖК. К несчастью, так и не нашелся.

Помимо проблем с рушащимся фасадом, жильцов развалюхи одолевают и другие трудности. В доме очень холодно зимой. Из-за слабой теплозащиты в квартирах температура может падать до +10 градусов. Спасаются от этого все по-разному. Ирина, например, топит жилье электрическими батареями, а вот в оставшихся двух квартирах всё еще работает старая добрая печь. Дрова приходится покупать. Напомним, всё это происходит прямо в центре города-миллионника.

— Некоторые, кто привозит дрова, удивляются, как еще в центре может остаться печное отопление. Когда им про возраст этого дружка рассказываешь, так они вообще в аут уходят, — рассказывает Игорь, жилец дома.

— Раньше сюда еще алкаши местные захаживали, буянили. Перестали, когда мы собаку завели, — добавляет Ирина.

А вот и тот самый старый пес, что уже с трудом лает на гостей

А вот и тот самый старый пес, что уже с трудом лает на гостей

Поделиться

В отличие от жителей многих других аварийных домов, Ирина и ее соседи согласны даже на временное жилье, однако власти не дают им и этого. Говорят, что нет у них свободных квартир.

— Страшно мне тут. Живу, боюсь, что всё на меня упадет, бросили нас как будто, надежды нет, — с легкой улыбкой говорит одинокая старушка с короткими седыми волосами.

Старушка согласилась вещать только из-за забора

Старушка согласилась вещать только из-за забора

Поделиться

От второго Александра ко второму главе Башкирии

Дом № 23 находится на пересечении сразу двух улиц — Революционной и Аксакова, в месте, что называют старой Уфой. Связано это с тем, что в годы зарождения города местные переселенцы старались строиться ближе к градообразующей реке — Белой. По соседству со зданием находится почти вся необходимая инфраструктура: Парк Якутова, одни из лучших школ Уфы, а также вокзал. Сложно найти более удачное место для развития жилой инфраструктуры, однако таковым целому кварталу стать так и не удалось — он и по сей день состоит преимущественно из аварийных деревянных двухэтажек.

Со слов местных, здание состоит из двух частей — основного крыла и деревянного пристроя. Изначально в доме было всего 4 квартиры — 2 на первом и 2 на втором этаже. Именно эту часть и построили в 1867 году. Когда именно появился пристрой, нынешние хозяева не знают, однако предполагают, что спустя несколько десятков лет.

На рамах сохранился узор, присущий домам дореволюционного периода

На рамах сохранился узор, присущий домам дореволюционного периода

Поделиться

Настоящий возраст здания по сей день ставится под сомнение. Как рассказали UFA1.RU уфимский краевед Янина Свице и председательница регионального отделения Общества охраны памятников Эльза Маулимшина, во время составления паспорта объекта эксперты могли ошибочно завысить возраст дома, опираясь на информацию из страховой таблички, что раньше украшала фасад дома.

— Жильцы намеренно могли внести более ранние сведения о постройке, чтобы быстрее снесли. И еще на этом доме висела страховая табличка. Есть таблички с датой примерно такой — 1860-е годы. Но это не год постройки дома, а год основания страховой фирмы. Много раз сталкивалась, когда жильцы на основании этой таблички утверждали, что дом построен в этот год, — рассказала Свице.

Доски раньше крепились на специальном месте

Доски раньше крепились на специальном месте

Поделиться

Со слов экспертов, определить реальный возраст дома сложно. Откуда в БТИ взялась эта дата — сказать уже наверняка некому. Согласно архивным записям, что эта часть города застраиваться начала уже в самом конце XIX — начале XX века. Даже на схематическом плане Уфы 1879 года на месте дома числится пустырь, а рядом находилась лишь церковь и кладбище, которые ныне уже не существуют. Но даже если дому лет на 10–15 меньше, жильцам от этого не легче. Главный вопрос, что делать людям в этой ситуации и есть ли надежда на решение их проблемы?

Второй этаж также был построен изначально

Второй этаж также был построен изначально

Поделиться

А что об этом думают эксперты?

Журналисты за ответами обратились к экспертам. Первым прокомментировать ситуацию вызвался генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. Он рассмотрел происходящее с точки зрения глобальных процессов и особенностей взаимоотношения горожанин — чиновник.

Со слов Журавлева, в современной рыночной экономике государство выполняет лишь ограниченное число функций, среди которых основными являются лишь три: законодательная, регулятивная и социальная. Если с какой-то из них возникают проблемы, то, по утверждениям эксперта, можно сказать, что аппарат функционирует с фундаментальными сбоями.

— Это проблема очень большая. Скорее всего, она связана с финансовой стороной дел. Бывает, что недорабатывают и власти, которые считают, что могут подвинуть вопрос капремонта на потом, однако после об этом забывают. Раньше вопрос расселения аварийных частных домов был очень распространенным, однако множество регионов сумело выйти из этого и сейчас занимается расселением жилья конца советской эпохи. Почему Уфа отстает от этого, для меня стало сюрпризом, — сказал UFA1.RU Журавлев.

Птичек тоже нужно подкармливать

Птичек тоже нужно подкармливать

Поделиться

По мнению Журавлева, постоянные попытки уфимских властей найти застройщика связаны с фундаментальными проблемами — у города нет собственного свободного жилья. Это подтверждает и число предложений по переселению в квартиры маневренного фонда. Со слов эксперта, в современных экономических условиях такие планы уже не сработают так, как раньше. Наоборот, это лишь сильнее усугубит и без того затянувшуюся ситуацию.

— Если предлагают маневренное, то значит собственного нет, а так быть не должно. Понимаете, что даст привлечение застройщика? — вопросил Журавлев. — Ему нужно будет за свой счет снести дома, зарезервировать в новостройках квартиры для переселенцев, а после отбить их стоимость за счет покупки оставшихся помещений. Но есть ли мощности для такого? Есть ли стройматериалы, специалисты, техника. Мы с вами знаем, что сейчас всё также плохо и со спросом на недвижимость. Даже я уже долгое время не могу продать квартиру в Москве, не в Уфе даже!

В таком доме квартиру точно не продать

В таком доме квартиру точно не продать

Поделиться

Немного другое видение оказалось у руководителя проектов Citymakers и известного урбаниста Александра Зальцмана. По его мнению, произошедшая ситуация напрямую связана с попустительством властей, ведь до недавнего времени здание находилось полностью в муниципальной собственности, однако должным способом не обслуживалось, из-за чего в какой-то момент деградацию уже было не остановить.

— Для нас как урбанистов, архитекторов и неравнодушных горожан единственный вариант, как можно было избежать ситуации, — сохранить и ревитализировать, — прокомментировал UFA1.RU Зальцман.

По его мнению, здания со столь богатой историей вполне можно было превратить в место, пользующееся популярностью. Например, сумму, затраченную на переселение местных жителей, можно было бы частично отбить с инвестиций местного бизнеса, который окажется готовым выкупить участок под строительство того же кафе. Такое, например, сумели сделать при строительстве элитного ЖК «Аристократ» на улице Ленина.

— По нашему опыту, заинтересованность инвестора памятником может обнаружиться в тех проектах и среди тех инвесторов, которым важно поддерживать или развивать свой бренд — либо перед покупателями (случай девелоперов), либо перед государством (случай крупного бизнеса, находящегося в постоянном торге с государством), — поделился эксперт.

Журналисты UFA1.RU также обратились за комментарием в мэрию Уфы, но ответа так и не получили.

Ранее мы подробно рассказывали о ситуации с аварийными домами в республике. На данный момент 25 тысяч человек в регионе ждут расселения, причем Уфа не является лидером по этому показателю.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter