30 сентября среда
СЕЙЧАС +17°С

«Он взрослый — не скулит и не рыдает»: мама Яна Сидорова — о приговоре «ростовским мальчишкам»

Ростовские общественники пытаются вытащить парней из тюрьмы

Поделиться

Пикеты в поддержку Сидорова и Мордасова вторую неделю проходят на центральных улицах Ростова

Пикеты в поддержку Сидорова и Мордасова вторую неделю проходят на центральных улицах Ростова

Ростовский областной суд 4 октября вынес приговор по делу Яна Сидорова и Владислава Мордасова. Ян проведет в колонии строгого режима шесть лет и шесть месяцев, Владислав — на один месяц больше. Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина обвиняли в попытке устроить революцию и свергнуть донское правительство в 2017 году, хотя юноши всего лишь собирались выйти на пикет в поддержку ростовских погорельцев на площади Советов. После оглашения приговора в Ростове прошли одиночные пикеты в поддержку ребят.

161.RU поговорил с мамой Яна Сидорова — Надеждой, а также с ростовскими активистами, которые ходили в суд и участвовали в пикетах. Они рассказали, как собираются бороться за парней после приговора.

Надежда Сидорова, мама Яна: «Мой сын не плачет за решеткой»

— Мальчишки ни в чем не виноваты. «Имели умысел на организацию массовых беспорядков», «провели несанкционированное мероприятие в форме пикета» — это цитаты из рапорта. Как ты понял, что у них был умысел?! Все эти два года, пока парни сидят в изоляторе, Ян ни разу ничего не просил. Мне пришлось выбивать из него: «Сын, что тебе нужно передать?»

Ян и Влад не хотели строить из себя жертв. Они проржали весь приговор. Ян потом объяснил, что когда судья Сергей Шумеев зачитывал обвинение, он искал взгляд моего сына, смотрел прямо на него. Влад к нему повернулся и сказал: «Ну всё, братан, я тебя не знаю, передачки носить буду». Прошло два часа, и они начали шутить между собой: «Чтение приговора закончится по причине смерти подозреваемых от усталости и бреда происходящего».

Да, они смеялись во время заседаний. Но мой ребенок не умеет по-другому воспринимать стрессовые ситуации. Он не может плакать, Ян пытается пережить ситуацию через юмор. И это единственная причина того, что он адекватно продержался эти два года. Ему всего 19, но он не по годам взрослый — Ян не скулит и не рыдает.

Евгений Миронюк, блогер: «Сердце обливается кровью»

— У нас не было подобного случая до сих пор. В Москве если поднимается какая-то буча, люди начинают реагировать и высказываться — и тогда на это обращают внимание. Письма в прокуратуру, посты в соцсетях — нужна мощная волна от общественности с требованием пересмотреть решение.

Я был на одном из заседаний весной. Уже тогда было понятно, что никаких положительных решений не будет. Общественность массово не подключилась. Активистов, которые борются, от силы человек 50. Хотя дело Сидорова и Мордасова, на мой взгляд, более вопиющее, чем нашумевший процесс над актером Павлом Устиновым в Москве.

Мне просто больно, сердце кровью обливается. Мальчишкам предъявляют, что они улыбались во время заседаний. Мол, если смеются — значит, виноваты, потому что когда людей сажают в тюрьму, они непременно должны плакать. Но они свое отплакали за два года в изоляторе.

Леонид Санкин, активист: «Общественность может повлиять на прокуратуру»

— Это дело шито белыми нитками. Совершенно очевидно, что оно сфальсифицировано. Максимальное наказание, которое заслуживали парни, — штрафы по 10 тысяч рублей.

Когда это дело в 2017 году возникло, некоторые наши так называемые правозащитники его «замяли». На слушаниях их было так много, что больше в зале никто не помещался. Никто не понимал, что происходит. И не узнали бы, если бы мать Владислава Мордасова не обратилась к Ксении Собчак. Впрочем, от Собчак ничего хорошего ждать не приходилось — был выстрел мимо. Но внимание всё равно привлекли.

Общественное мнение может повлиять на прокуратуру. Органы абсолютно ручные: они зависят от Москвы. Если мы максимально привлечем внимание общественности, рано или поздно этим делом заинтересуются, например в администрации президента. Могут сказать, что переборщили с наказанием.

Кристина Федичкина, корреспондент «Коммерсант-Юг»: «Не нужно спекулировать на деле парней» 

Я была на пикете в парке Строителей, и там были в том числе флаги политических организаций. Дело Влада Мордасова и Яна Сидорова, безусловно, политическое, но это не значит, что теперь нужно его использовать для получения политических очков.

Я не хочу, чтобы меня ассоциировали хоть с какими-нибудь объединениями, и мне некомфортно, что стою я все же рядом с флагами. Уверена, что пока в акциях есть всякие флаги, выражения «судьи-палачи» и протестующие о чём-то другом — к ним вряд ли будет кто-то присоединятся. 

Одиночные пикеты нужно проводить с максимально емкими плакатами. Не надо размывать тему акции абстрактными «позор тому-то», «мы против того-то». Цель — рассказать историю. Позвольте людям самим дойти до возмущения. Тогда они будут что-то делать. Не надо диктовать, что им чувствовать, это бесит.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!