25 мая суббота
СЕЙЧАС +18°С
  • 7 мая 2019

    Кто пишет новости на 161.RU? Сейчас расскажем!

    На сайте появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой новостью), вы попадете на его персональную страничку. Там вы узнаете, кто он такой, чем увлекается и как давно работает на 161.RU. А еще там есть ссылки на его странички в соцсетях. Давайте дружить!

    30 апреля 2019

    Расскажите военную историю ваших родных!

    Перед Днём Победы портал 161.RU и социальная сеть ВКонтакте запускают проект #9мая161. Мы собираем фотографии и истории настоящих героев - ваших дедушек и бабушек, которые воевали или работали в тылу во время Великой Отечественной войны.
    Подробности читаем по ссылке:

    Подробнее
    10 апреля 2019

    Писать комментарии стало удобнее!

    Привет! В мобильной версии нашего сайта появилось обновление. Теперь плашка комментариев залипает внизу страницы. Мы надеемся, что оставлять комментарии теперь будет удобнее!

    Еще

5 историй о суверенном интернете: как китайцы живут без Facebook и будет ли такое с Россией

Россияне, переехавшие в Поднебесную, рассказывают об интернет-цензуре

Поделиться

То, что русскому пока доступно, китайцу в интернете не найти

Фото: Дарья Селенская

Закон о суверенном интернете, принятый на днях Госдумой, сравнивают с интернет-цензурой Китая, который много лет прикрывается «Золотым щитом». Интернет здесь ограничен настолько, что сложно отправить голосовое в What’s App, не грузятся сообщения во «ВКонтакте», а Facebook так давно забанен, что целое поколение китайцев не знает, что это такое.

О жизни с суверенным интернетом Китая мы спросили тех, кто туда однажды переехал. Четверо из пяти россиян, рассказавших нам свои истории, — учителя. Но это не ирония судьбы: преподавание — самая популярная профессия, с которой русский может приехать в Поднебесную.

Наши герои признаются, что если кто и испытывает проблемы с интернетом, то это понаехавшие и туристы. Самим китайцам хорошо — их виртуальный мир схлопнулся до одного чата.

Система интернет-цензуры в Китае называется Golden Shield Project. Ее начали прорабатывать ещё в конце 1990-х годов, а утвердили в 2011-м на Государственном совете. «Золотой щит» тормозит внешний трафик и блокирует зарубежные сайты и приложения.

«Почти всё западное у нас заблокировано»

Алексей Кан — выпускающий редактор новостей на телеканале CCTV, говорит, что одна социальная сеть способна заменить китайцам весь виртуальный мир

Фото: Алексей Кан / Facebook.com

Великий китайский файрвол — неформальное название системы интернет-цензуры. Со скоростью интернета у нас все в порядке: у меня дома, например, 20 мегабит в секунду, внутренние сайты открываются легко, внешние — с трудом. Это связано еще с тем, что точек выхода внутреннего трафика на внешний гораздо меньше, чем, например, в России.

Китайский интернет — это не наглухо забитый интернет. Да, почти всё западное у нас заблокировано, но у властей нет цели банить всё подряд: приложения запрещались в разные годы и по вполне понятным причинам — например, за публикацию запрещенного контента. На пользователях это не особо отражается. Я бы сказал, что о существовании Faceboоk здесь знает 1% населения. Зато у нас есть WeChat, фишка которого — не только передача сообщений, но и собственная платёжная платформа. Год назад у приложения было 980 млн активных пользователей в месяц — по сути, это все активные юзеры Китая. Все общаются голосовыми: китайцы привязаны к смартфонам, ведут одновременно несколько диалогов, поэтому записывать голосовые легче, чем печатать.

Мне кажется, сделать с интернетом так, как в Китае в России не получится: во-первых, технически — узлов выхода в КНР меньше. Во-вторых, здесь всё началось ещё во времена, когда интернет только появился — возмущения было меньше. В-третьих, с закрытием внешнего трафика и приложений Китай предлагает полноценную альтернативу: тот же WeChat — не просто мессенджер, но и возможность через него платить. Здесь даже нищие просят милостыню, показывая на картонке QR-код. А то, что интернет иногда тормозит — к этому привыкаешь.

«Зарегалась на «Одноклассниках», чтобы фильмы смотреть, но счастье длилось недолго»

Аня Никульшина — учитель английского языка. Говорит, что с бесплатным VPN жить так же проблемно, как и без него

Фото: предоставлено Аней Никульшиной

Если округлить, в Китае я живу три года. Приехала, когда Facebook, Instagram, YouTube и прочие сервисы были уже недоступны. Год спустя закрылся What’s App и почему-то «Одноклассники» — я зарегалась на них, чтобы фильмы смотреть, но счастье длилось недолго.

Чтобы связаться с домом (в России) или посмотреть кино, нужен VPN. Около года я пользовалась бесплатным, но все работало медленно. Недавно медным тазом накрылся VPN, которым я пользовалась больше года. В режиме онлайн я тестировала другие сервисы из Appstore — думаю, это типичная китайская история. Рассказала своим друзьям из России — те сказали, что сделали себе пометочку на случай, когда останутся без интернета.

Ради нового VPN пришлось завести новый аккаунт Appstore и не китайский, потому что с него ничего не найти: с июля 2017 года VPN из китайского Appstore выпилены — и даже компании-производители назвали это решение нарушающим права человека.

«Китайцы не знают, что такое VPN»

Кристина Столяр — учитель английского языка в провинции Чжэцзян

Фото: предоставлено Кристиной Столяр

В Китае запрещены Instagram, Telegram, What’s App, Facebook и вообще все, что относится к Google. Зато есть аналоги, например, YouKu — это тот же самый «ютуб», есть русскоговорящий портал, на который загружаются русские сериалы и передачи. Онлайн фильмы не грузятся, спасаемся торрентами. Плохо работает «ВКонтакте»: приложение приходится постоянно обновлять, закрывать, чтобы сообщения подгружались.

Приложения запрещены, потому что собирают информацию о своих пользователях, а Китай отдавать ее никому не собирается, поэтому считается страной с закрытым интернетом. Первое время было непривычно, со временем в телефоне появилось несколько VPN-сервисов, чтобы в соцсети можно было зайти спокойно. Здесь есть даже WiFi-роутеры с VPN — не нужно ничего дополнительно подключать. 

В Китае есть портал с российскими передачами и сериалами. Это — скрин видео, где Владимир Путин говорит, что у России только два союзника — армия и флот

Фото: предоставлено Виктором Боровским

Но большинство китайцев не используют VPN. Мне кажется, они не знают, что это такое и как работает. Мои коллеги не знают, что такое Instagram и как выглядит интерфейс Facebook. Всем абсолютно хватает WeChat.

«Все сериалы проходят цензуру, что-то вырезают или замазывают»

Виктор Боровский — педагог русского языка в университете Чэнду (Сычуань). Говорит, что китайцам виртуальный мир за пределами страны не особо интересен

Фото: предоставлено Виктором Боровским

В Китае живу с 2013 года, учился в Хайнаньском университете, сейчас работаю со студентами и абитуриентами. Они пользуются VPN часто, чтобы посидеть за пределами Чинета, но это как сходить в гости к однокласснику, которого не видел много лет: вроде бы интересно, но… нет.

По работе нужно видео или информация, которую приходится качать. Но получить VPN-код (да, есть такой) учителям-иностранцам не просто. Чаще, если у тебя пишут курсовую или дипломную, чтобы студент мог получить закрытую информацию. Опять же под твоим присмотром: ты обязан выполнять некоторые функции контроля и сдерживания, чтобы студент не ходил куда не надо, а только по теме. Иронично, но это опять же цензура. А так, дома я пользуюсь VPN. Удобно и без проблем. Как и, наверное, 99% иностранцев.

Обрезанная «Игра престолов» в Китае: цензура режет жестокость и все интимные подробности

Фото: предоставлено Виктором Боровским

Бесплатные VPN тут не в ходу, ибо их загруженность убивает скорость. Потому платить приходится около 100 долларов в год — это не много. VPN блочат. Периодически появляются сбои. Например, сейчас в моей провинции лучше всего работает именно 256-битная сеть. Видео на ютубе днём на 720 пикселей. Ночью, когда китайцы спят, доходит и до того, что можно смотреть в разрешении 4к. А вот протоколы PPTP и L2TP, что были ещё в 2017 году самыми быстрыми, уже полностью победили. Не знаю, как в целом, но в нашей провинции они не работают ни на одном VPN.

В Чинете можно найти и качать сериалы — конечно, все они проходят цензуру, что-то вырезают или замазывают. Но для Китая это норма.

«Раз китайцы смогли установить интернет-цензуру, значит еще кто-то сможет»

Татьяна Лужина, учитель английского: «Если китаец не может открыть ролик с YouTube — скорее всего, он никогда не был за границей»

Фото: Татьяна Лужина / Facebook.com

Девушки — охотницы за богатыми китайцами однажды рассказали лайфхак: если мужчина рассказывает, какой он классный и успешный и много путешествует, кинь ему видео с YouTube. Не сможет его посмотреть? Скорее всего этот человек никогда не был за границей, и рассказы о его успешности — фигня.

Знакомые спрашивают меня, что делать, если соберешься в Китай. Всем даю одну инструкцию: купить местную симку в аэропорту и установить VPN до отъезда. В принципе этого достаточно, чтобы выжить. Но как-то раз я летела в Урумчи. Это такая особенная территория Китая с блокпостами и прочими радостями. Там много мусульман, и китайское правительство их контролирует, поэтому там не только китайская сим-карта — там вообще ничего не работает. У меня на телефоне стояло пять VPN-сервисов, с каждой попыткой подключиться через них я получала SMS: «Вы пытаетесь использовать незаконное ПО. Сервисы запрещены на данной территории». Так я осталась без связи. Конечно, в гостинице был Wi-Fi, но такой, что через него даже любимый китайцами WeChat не работал.

Если бы не случилась эта история, я бы сказала, что цензуру устанавливать нереально и у власти руки коротки. Но когда попадаешь в такой вакуум, задумываешься: раз китайцы смогли, значит кто-то еще сможет. С другой стороны, Россия — не Китай, и даже если страна раскошелится и наймет за бешеные деньги людей, которые закрутят гайки в пространстве, то у тех же специалистов можно будет купить ВИП-доступ. В законе о суверенном интернете реально пугает только одно: вот потратят на систему кучу денег, потом снова придется поднимать пенсионный возраст или делать налог на воздух.