23 сентября среда
СЕЙЧАС +13°С

Присяжный усомнился в доказательствах вины Зиринова

Поделиться

Один из «народных судей» покинул процесс по делу Зиринова. Его исключили из процесса после того, как мужчина высказал мнение о несостоятельности доказательств вины подсудимых, сообщили 161.ru представители стороны защиты. Присяжный был отстранен судьей от процесса с формулировкой «в связи с неоднократными нарушениями и неадекватным поведением».

«Ни недели без сюрприза» – эта фраза может стать девизом процесса по делу анапского бизнесмена Сергея Зиринова. На этот раз неожиданный поворот был связан с присяжными. Из процесса был исключен Ринат Нугаев. Как следует из докладной записки старшины присяжных, он в присутствии других заседателей высказал свое мнение о несостоятельности обвинения и невиновности подсудимых. Собственное мнение в этом случае оказалось настолько крамольным, что глава коллегии присяжных поспешила направить докладную на имя председательствующего Олега Волкова и попросила удалить присяжного из процесса. Правда, формулировка обоснования для исключения при этом звучала «в связи с неоднократными нарушениями и неадекватным поведением». Нугаев  отрицал факты, указанные в докладной записке, однако все же был изгнан из процесса в соответствии с частью 4 статьи 333 УПК. Присяжного заменили запасным заседателем.

«Тот факт, что хоть кто-то из присяжных стал на нашу сторону, говорит о том, что в коллегии уже замечают явные нарушения и ошибки следствия по этому уголовному делу и просто недопустимые доказательства», – прокомментировала это событие сторона защиты.

Как будто в подтверждение этих слов допросы новой «партии» потерпевших изобиловали нестыковками. Главная – все допрошенные в один голос заявили, что в убийстве их близких виноват лично Сергей Зиринов. Однако до этого целых 11 лет они не связывали трагедии с анапским бизнесменом.

Так, 12 ноября в суде допросили потерпевшую и свидетеля по эпизоду двойного убийства в 2002 году. Перед присяжными выступила Наталья Иванкина – дочь пропавших Виталия Садовничего и Ольги Иванкиной. Потерпевшая на момент гибели близких уже жила в Москве, а не в Анапе.

Наталья рассказала суду, что в 1997 году Виталий Садовничий устроился в санаторий «Малая бухта» главбухом. Уже тогда он познакомился с Сергеем Зириновым. В 2001-м бизнесмен помог сотруднику стать гендиректором санатория – потерпевшая сказала, что это было сделано для вывода из оборота доходов предприятия, которые потом должны были пойти на строительство первого на курорте аквапарка. Но Садовничий отказался это делать, и начались конфликты. Наталья Иванкина рассказала, что узнала о проблемах от своих родителей на новогодних праздниках в 2002 году.

«Я слышала, что именно тогда начались угрозы со стороны Сергея Зиринова. Мои родители стали бояться за свою жизнь», – сказала Иванкина в суде.

В марте 2002 года она последний раз поговорила по телефону со своей матерью. Женщина была в хорошем настроении и рассказала, что они с отцом собираются на деловую встречу с Зириновым. После встречи Садовничий и Иванкина пропали. Любопытно, что Наталья приехала в Анапу лишь спустя несколько месяцев после исчезновения и вплоть до 2013 года не давала никаких показаний по поводу своих подозрений о причастности Сергея Зиринова к исчезновению ее родителей.

Сторона защиты заявила, что Наталья Иванкина предприняла за 11 лет ровно две попытки найти своих родителей. После их исчезновения она телеграммой известила правоохранительные органы Анапы об исчезновении семейной пары. Затем Наталья обратилась в передачу «Жди меня» с просьбой помочь разыскать ее родных.

В суде на вопрос прокурора «Какие действия принимал Константин Садовничий, чтобы найти брата и его жену?», Наталья сообщила, что ее дядя обращался в ОВД по городу Анапе, где в неофициальной беседе узнал, что его близкие не исчезли, а их убили. Но сама Иванкина после этого ничего не предприняла. Никаких обращений в полицию, ФСБ или Генпрокуратуру с требованием активизировать расследование.

На еще одну нестыковку указал сам подсудимый Сергей Зиринов. По версии следствия, Садовничего убили в марте 2002 года из-за того, что он отказался направлять доходы санатория на строительство аквапарка. Но, заявил Зиринов, аквапарк построили годом ранее, причем все работы профинансировали инвесторы. Также адвокаты выяснили, что Виталий Садовничий был «наемником» – то есть работал в санатории по трудовому договору, в число собственников он не входил. Гендиректора в случае несговорчивости можно было уволить простым собранием акционеров. Так за чем было его убивать?

Свидетель по этому эпизоду, сестра убитой Ольги Иванкиной Ирина Монивман, при допросе добавила, что люди Зиринова на встречах били и оскорбляли Виталия Садовничего из-за его отказов выполнять какие-либо требования. Причем сообщил ей об этом сам убитый. Но Ирина, как и Наталья, сказала, что на деловую встречу с Зириновым ее сестра собиралась в прекрасном настроении, она нарядилась и надела дорогие ювелирные украшения. Почему на встречу с «мучителем» члены семьи шли, как на праздник, эта история умалчивает.

Причем Ирина Монивман также не торопилась заявлять о пропаже родной сестры после встречи с Зириновым – эта информация появилась в деле лишь в 2013 году. Отвечать, почему так произошло, свидетель в суде отказалась, и попросила адвокатов не отчитывать ее.

Напомним, внезапное возвращение памяти продемонстрировали и потерпевшие по эпизоду убийства Салмана Набиева в 2004 году – в ранних показаниях имя Зиринова не фигурирует. Однако в 2013 году безутешные родственники неожиданно вспомнили про конфликт с магазином и заявили иски по 570 миллионов рублей.

На завершающем заседании минувшей недели, которое прошло в пятницу, 13 ноября, у стороны обвинения выдался шанс поверить в зловещую славу этого дня. Адвокаты подсудимых и лично один из них, Анастас Тильгеров, заявили о фальсификации протокола осмотра места, где нашли тела Виталия Садовничего и Ольги Иванкиной.

Протокол осмотра места происшествия – лесополосы между поселками Варваровка и Гай-Кодзор в Анапском районе – был составлен 6 апреля 2013 года. По версии следствия, сюда привезли тела убитых, чтобы закопать. Анастас Тильгеров занимался подготовкой ямы для трупов.

Адвокаты выступили с ходатайством об исключении этого документа на основании того, что подписи подсудимого и понятых в этом протоколе сфальсифицированы. И приложили заключение экспертов – графологи пришли к выводу, что на некоторых страницах расписались другие лица. На заседании 13 ноября подсудимый Тильгеров также подтвердил, что в протоколе стоит не его подпись. «На первых двух страницах протокола расписывался не я», – признался Анастас Тильгеров, подчеркнув, что «это лишь небольшая часть фальсификаций, которыми занималось следствие, чтобы прийти к одному результату – обвинительному заключению». Даже место захоронения, заявил Тильгеров, он указал так, как ему сказали следователи.

Сторона обвинения посчитала, что заявления подсудимого и заключения экспертов недостаточно, чтобы суд проводил дополнительную проверку подлинности подписей. Суд традиционно согласился с обвинением, ходатайство защиты было отклонено.

Примечательно, что при участии Тильгерова найти тела так и не удалось. Их обнаружили через пять дней во время повторных следственных действий уже без участия подсудимого. Это, заявила защита, подтверждает протокол от 11 апреля 2013 года – Тильгеров не указан как участник следственных действий, на фотографиях следственного эксперимента его тоже нет.

Прокурор Александр Коробейников поспешил заявить присяжным, что подсудимый есть на фото, но в темноте его плохо видно, но чуть позже, после новой «порции» доказательств лжи от защиты, заявил, что ошибся. Судья в свою очередь попросил присяжных не учитывать слова прокурора при вынесении вердикта.

Защитники подсудимых по итогам недели признавались, что испытывают определенное сочувствие к гособвинителям. Судя по происходящему на процессе, им было бы значительно проще работать в условиях сталинского суда-тройки, без присяжных, адвокатов и даже подсудимых, которые ставят под сомнение не только каждое доказательство, но и звучащие в зале показания. Но это не означает, что позиция защиты будет изменена. Наоборот, процесс по делу Зиринова может обрасти новыми уголовными делами. На этот раз – в отношении его «авторов». В частности, защита намерена дать ход заявлению Тильгерова о фальсификации документов.

«Мы обратимся в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по этому факту», – отметил адвокат подсудимого Сергей Южаков.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!