Археологические разборки
Археологические разборки

Ростовские археологи утверждают, что в хуторе Городище Азовского района, по улице Геологической, 7А, на глубине нескольких метров находятся останки греческого поселения 4 века до н.э. Нынешний владелец участка Геннадий Ляшенко, который купил его гораздо позже греков и по всем законам современной России, может стать первой жертвой ученых, которые, судя по всему, объявили войну собственникам земли по всей области.

«Ну почему именно мой участок «представляет интерес для науки»?! Вокруг него десятилетиями стоят дома, в них живут люди, и к ним никаких претензий! – возмущается подсудимый Геннадий Ляшенко. – Кто знает, где проходят границы этого городища, и есть ли оно на самом деле?»

О своей покупке в мае 2008 года он пожалел уже сто раз. Купил участок у коренной жительницы хутора, вывел фундамент будущего дома. «Пока копали котлован, абсолютно ничего особенного в грунте мы не заметили, если бы было – я бы сам обратился к археологам, их лагерь вблизи хутора стоит уже давно», – уверяет Геннадий.

Ученые действительно ведут раскопки в том районе с 50-х годов прошлого века. Греческие колонии, скифские поселения – донская земля там особенно богата археологическими сюрпризами мирового масштаба.

По словам участников сейчас уже судебного процесса, много лет археологи спокойно ходили мимо пустующего участка 7А по ул. Геологической, а когда там появилась строительная техника – заволновались.

«Ко мне обратился профессор педагогического университета Владимир Копылов и пояснил, что я на своем участке не имею права ничего строить, пока не будут проведены археологические изыскания. Сказал, что все это обойдется мне где-то в 150 тысяч рублей. Я платить не стал», – вспоминает Геннадий.

Рассудил он логически: раз продали ему участок по всем законам и без обременения, вокруг все строятся, никаких предостерегающих табличек, вроде «Внимание! Археологический памятник!» нет – с какой стати тратиться на археологические изыскания?

«Я человек законопослушный, поэтому стал выяснять, может быть, действительно чего нарушил. Сделал запрос в Азовскую прокуратуру, там пояснили, что никаких претензий ко мне с моим строительством нет. Пошел к ученым, чтобы выяснить, есть ли в наших краях то самое «Елизаветовское городище», о котором так беспокоится профессор, но мне толком никто ничего не объяснил. Паспорта археологического памятника нет, единственное упоминание о нем в Постановлении Совета министров РСФСР от 30 августа 1960 года, где сказано, что Елизаветовское городище VI-II вв. до н.э. расположено в Азовском районе, севернее станицы Елизаветинской, у старого русла реки Дон. Так это в другой стороне!» – третий год добивается правды Ляшенко.

В июне прошлого года городской суд Азова подтвердил: стройка законна.

Но потом вдруг ученые заторопились, подали заявку на оформление паспорта археологического объекта на том месте, где уже стоит готовый дом семьи Ляшенко. Прокуратура, вооружившись законом, определила, что стройка повредила памятник истории и инициировала возбуждение уголовного дела.

Суд уже начался.

«В данном случае Геннадий стал, как бы сказать, жертвой закона, – пояснил 161.ru председатель ростовского отделения Всероссийского общества защиты памятников истории и культуры Александр Кожин. – Закон о защите памятников истории и культуры был принят еще в 2002 году, но подзаконные акты к нему появились только в 2009. То есть закон, по которому можно было еще в 2002 защитить тот участок от строительства, был, а механизмов не было. Когда они появились, ученые начали им пользоваться».

Примечательно то, что в положении Геннадия могут оказаться десятки, а то и сотни землевладельцев, на которых обратят внимание «вооруженные законом» археологи.

Ведь еще неизвестно – есть там в земле «памятник» или нет, ученые «настучат» – и уголовное дело готово.

«Я уверен, что там действительно находятся остатки древнего городища греческой колонии, – убежден заведующий музеем учебно-научного археологического центра пединститута ЮФУ Александр Коваленко. – Все наши действия сейчас направлены на то, чтобы сохранить этот памятник. Никто не стремится отнять собственности Ляшенко. Ученые стали использовать закон тогда, когда это стало возможно».

Археологи действительно проходят в уголовном процессе свидетелями, и на вопрос, зачем из-за научного предположения отправлять человека в тюрьму, затрудняются ответить. Но потом поясняют: «Другим наука будет!»

«Люди, которые раньше покупали участки на таких спорных территориях, всегда говорили так: «Здесь дома стоят десятки лет, никто их не сносит ради раскопок, чем я хуже». Так вот мы намерены сломать этот стереотип», – поясняет Александр Коваленко.

Перспектива быть «наглядным пособием» не устраивает Геннадия Ляшенко. Он убежден: ученые не спешили и не спешат оформлять паспорта археологических памятников потому, что им это выгодно. Это дает им возможность потом просто шантажировать владельцев участков, с которых теперь будут требовать справки о проведении археологических изысканий.

«Заявку на оформление паспорта этого городища можно было отправить давно, – считает он. – И если бы ко мне пришли ученые, которые действительно занимаются важным делом, и попросили осмотреть участок, я бы с удовольствием им предоставил такую возможность. И даже не стал бы спрашивать, почему они это не сделали при прежнем владельце. Но – вот интересный факт. Найдите в Интернете статью Елены Слепцовой «От эллинов и варваров до казаков», 17 января 2008, газета «Наше время» №8. Археологи мечтают построить гостиничный комплекс. В мае 2008 появляюсь я и строю что-то интересное. На меня заводят гражданское судопроизводство с целью изъять земельный участок, но нигде не предлагается снести возведенные мною дома на «памятнике», чтобы восстановить «варварски поврежденный мной культурный слой, представляющий большую ценность для науки»?! Гражданский суд я выигрываю. Дальше начинается прессинг и заводится уголовной дело. Правда, интересная цепочка?»