25 июня пятница
СЕЙЧАС +33°С

«В тот день ждали потопа»: ростовские спасатели вспоминают крушение борта FlyDubai спустя 5 лет

161.RU поговорил с работавшими на месте авиакатастрофы

Поделиться

Одно из первых фото после крушения

Одно из первых фото после крушения

Поделиться

Пять лет назад в Ростове разбился «Боинг», летевший из Дубая

В ночь на 19 марта 2016 года в Ростове разбился пассажирский «боинг», летевший из Дубая. Погибли все находившиеся на борту 62 человека. Спустя пять лет корреспондент 161.RU Александра Шевченко поговорила с теми, кто работал на месте катастрофы, и изучила подробный отчет Межгосударственного авиационного комитета (МАК). Рассказываем о том, что происходило в кабине пилотов до крушения, и что спасатели увидели сразу после него.

Поделиться

«Мы тут одни и занимаемся ерундой»

В 21:37 Boeing 737 авиакомпании FlyDubai вылетел из дубайского аэропорта. Пилоты встретились за час до запланированного вылета. Им предстояло впервые работать вместе. Да и в Ростов-на-Дону экипаж никогда не летал.

Спустя четыре часа полета борт начал снижаться над Ростовской областью. Самолет получил разрешение на посадку, но через 10 минут почему-то сработала звуковая сигнализация о сдвиге ветра. Пришлось уйти на второй круг.

При маневре один из пилотов обратил внимание на скорость: она оказалась выше предельной и продолжала расти. Превышение было незначительным, но сам факт казался подозрительным. Капитан отметил, что судну нужна техническая проверка. Борт ушел на обход, пока в Ростове на посадку заходил другой самолет.

― Хочу посмотреть, что этот парень будет делать.<...> Мы ждем информацию о предыдущем борте: приземлится он или уйдет на второй круг, — говорит капитан на записи с черного ящика.

— Предыдущий борт ушел на второй круг из-за сдвига ветра, — отвечает диспетчер.

Командир воздушного судна (КВС) решил подождать в воздухе, чтобы определиться: идти на второй круг или на запасной аэродром. Топлива хватало еще на два часа полета. Через 15 минут капитан вышел из кабины, внутрь вошел бортпроводник и услышал от второго пилота:

― Все самолеты ушли. Мы тут одни остались и занимаемся ерундой.

― Куда они ушли?

― Я не знаю… Там был «Аэрофлот». О другом не знаю. Они ушли… Они ушли в другие аэропорты. У нас достаточно топлива. Но я не думаю, что при такой погоде… Если так же плохо будет дальше, оно того не стоит. Я не понимаю, почему они планируют подобные полеты в этот русский город ночью? Когда они уже при свете дня знают, что тут дрянь-погода, зачем они ставят это на ночь?

Поделиться

Соседний борт трижды уходил на второй круг, после чего отправился на запасной аэродром — в Краснодар. Но капитан дубайского рейса решил дождаться улучшения погоды, попробовать еще один заход и только в случае неудачи повернуть на Волгоград или Минеральные Воды.

В общей сложности Boeing 737 кружил надо Ростовом два часа, в 03:20 — новая попытка посадки. Борт запросил погоду и услышал: «Метеослужба не докладывала о сдвиге ветра на полосе». Но двумя минутами ранее сдвиг был.

Самолет начал снижение и попал в порыв ветра — скорость резко увеличилась. Экипаж срочно решил уходить на второй круг. Второй пилот увидел, что у КВС трудности с управлением, и начал ему подсказывать. Не помогло. В 03:42 самолет Fly Dabai рухнул на взлетную полосу. В отчете МАК напишут: «Все дальнейшие действия в условиях быстроменяющейся ситуации <...> носили запоздалый характер».

«Наверное, в живых никто не остался»

Суббота, ночь на 19 марта. Ливень, ветер ломает и валит деревья в Ростове. Службы спасения приведены в повышенную готовность — ждут, что разольется Дон в Азовском районе. Спасатели уже готовы выдвинуться навстречу потопу, когда в 03:50 в дежурную службу пожаротушения поступает звонок — что-то с пассажирским самолетом. Что именно, еще не знают.

Андрей Малейко был одним из первых, кто узнал о происшествии

Андрей Малейко был одним из первых, кто узнал о происшествии

Поделиться

Только на месте спасатели осознают — произошла авиакатастрофа. На взлетной полосе видят воронку, в которой еще горят топливо и части самолета.

― Первая мысль, что, наверное, в живых никто не остался, — вспоминает Андрей Малейко. — Но мы надеялись: кого-то найдем. А чем дольше ходили по обломкам, тем отчетливее понимали, что спасать, к сожалению, некого. Потому что самая крупная часть самолета [на взлетной полосе] — часть фюзеляжа длиной в три метра. Даже от магниевых тележек, которые самые прочные детали, — от них почти ничего не осталось.

Андрей Малейко — майор, старший помощник начальника дежурной смены службы пожаротушения Ростовской области.

Первым, что увидел другой спасатель — Виктор Косов, — когда прибыл на место, оказалось тело бортпроводницы и обломки. Предыдущий день был для него последним перед отпуском, но из-за угрозы потопа офицера попросили быть на связи.

― Я был дома, — рассказывает Косов. — Примерно в начале пятого утра мне позвонил начальник, говорит: «Давай собирайся, у нас самолет упал». Я подумал: «Какой самолет? У нас? Ночью упал? Тренировка, что ли?» Начальник перезванивает: «Давай быстрее, у нас упал "Боинг"». Вот тогда понял, что всё серьезно.

Виктор Косов — подполковник внутренней службы, замначальника управления организации пожаротушения ГУ МЧС РФ по Ростовской области.

Поделиться

«С нами потом работали психологи»

Как потушили горящие обломки борта, взлетное поле поделили на участки. Задачей спасателей стало обследовать всю территорию.

Виктор Косов (в красной боевке) во время работы после авиакатастрофы

Виктор Косов (в красной боевке) во время работы после авиакатастрофы

Поделиться

― Мы работали со следователями по изъятию деталей самолета, биологической массы... Почему говорю «биологическая масса»? Там было всего два тела: мужское без конечностей, только туловище, и вот стюардесса — у нее вроде одна конечность была. Остальное — не разобрать. Мы собирали всё это, а следователи описывали. Черные ящики мы в тот же день нашли, — вспоминает Косов.

Начало рассветать, шел ливень, дул очень сильный ветер. Задача была одна — собрать какие-то вещи, детали самолета, чтобы установить причину аварии.

― Привлекли много личного состава: и тех, кто был на сутках, и даже из других регионов. Ставропольский край нам помогал, — рассказывает Малейко. — Около двух суток проработали. Фактически отдых был только на обед, ужин, завтрак.

По словам офицера, за 22 года его работы в пожарной охране это была первая ситуация с такими жертвами:

― Я повидал многое. Всё сгладилось. С нами, разумеется, поработали психологи, так как мы долго там находились, много чего насмотрелись. Потом вернулись в обычную жизнь, немного отдохнули — и дальше, как обычно.

А Косов говорит, что переживал за молодых спасателей.

― Меня трудно шокировать. Для меня это было не первое ЧС, но первое связанное с самолетом. Когда ты на месте, все эмоции прячешь и выполняешь свою работу, не задумываешься. Но после двух с половиной дней, когда я попал домой... Я руки потом вымывал дней 10, потому что оно въелось под ногти, в пальцы.

Так выглядела взлетная полоса после крушения. Стрелкой указано направление полета

Так выглядела взлетная полоса после крушения. Стрелкой указано направление полета

Поделиться

Поделиться

«Первой реакцией было непринятие»

На том борту были 62 человека: 55 пассажиров и 7 членов экипажа. Чтобы помочь всем родственникам погибших, привлекли около 40 психологов. Юлия Черновол была одной из них. Ее муж — сотрудник МЧС. Пока он работал на полосе, она помогала людям в аэропорту.

― Мы ожидали острую реакцию людей, но из-за отсутствия информации была тишина. То есть в зале всё было спокойно, пока родственникам не сообщили, что борт потерпел крушение. Первой реакцией [у людей] было непринятие всей ситуации: «этого не может быть». Нашей первой задаче было снятие острой стрессовой реакции и работа с острым горем, — вспоминает Юлия.

Юлия Черновол — капитан, психолог отделения ФПС ГПС по медицинскому и психологическому обеспечению ГУ МЧС по Ростовской области.

Кто-то из людей был в аэропорту в момент крушения — встречал близких, а кто-то жил далеко — потребовалось время на дорогу. Создавались группы, с каждой из которых работал психолог. Но они были непостоянными, потому что всё время подъезжали новые люди. Работа была построена посменно — это позволяло психологам перевести дух. По словам Юлии, она помнит каждого человека, с которым работала.

Юлия Черновол помнит каждого, кому ей пришлось помогать после катастрофы

Юлия Черновол помнит каждого, кому ей пришлось помогать после катастрофы

Поделиться

Психологи общались с родственниками погибших 24/7. Они сопровождали людей на всех этапах: и сразу после катастрофы, и во время размещения в гостинице, и при заборе биоматериала для анализа ДНК, и в момент выдачи личных вещей и тел.

— Человек в шоковом состоянии не всегда может отслеживать свои витальные (основные. — Прим. ред.) потребности. Бывает, спрашиваешь: «Когда последний раз вы ели?» А он об этом даже не думает. Еще мы координировали родственников погибших. Человеку, столкнувшемуся с такой бедой, очень сложно сориентироваться. Привлекли очень много ведомственных служб, а людям надо было в кратчайшие сроки оформить документы, получить личные вещи, компенсации, обратиться в областное Бюро судебно-медицинской экспертизы. Мы подсказывали, как действовать, — рассказала Черновол.

Сразу после ЧП организовали две горячие линии — на базе МЧС и на базе центра экстренной психологической помощи в Москве. На них поступило очень много звонков — и не только от родственников. Звонили просто неравнодушные люди. Такие же неравнодушные почти сразу организовали стихийный мемориал. Они приносили к аэропорту цветы и игрушки.

«Катастрофа произошла в неблагоприятное время»

Жители Ростовской области получили по миллиону рублей за каждого погибшего родственника. Кроме того, некоторые из них подали иски против авиакомпании. Судебный процесс начался в апреле 2016 года и продлился три года. Всё закончилось компромиссом в январе 2019-го — стороны заключили мировые соглашения. Каковы были его условия, не уточнялось.

В течение трех с половиной лет МАК расследовал причины катастрофы. В комиссии работали эксперты из США, Франции, ОАЭ, России и стран, граждане которых погибли в результате крушения. В течение всего этого времени выдвигалось множество версий о причинах катастрофы: то самолет не выдержал нагрузки, то замерз руль высоты, то КВС намеренно устроил столкновение.

Поделиться

В конце 2019 года МАК опубликовал окончательный отчет о расследовании. В нем говорилось, что причиной стала растерянность главного пилота — он допустил несколько ошибок, приведших к крушению.

— Ключевым моментом стал тот факт, когда пилот длительное время — 12 секунд — нажал и продолжал удерживать кнопки управления стабилизатором в направлении «на пикирование». Второй пилот адекватно оценивал положение самолета, подсказывал КВС правильные действия и даже попытался вмешаться в управление. Но его правильные подсказки о выводе самолета из опасной ситуации не привели к положительному результату, — написано в отчете.

Еще одной причиной названа усталость пилотов.

― К моменту катастрофы экипаж находился в воздухе 6 часов, из них 2 часа в напряженной обстановке, связанной с необходимостью принимать нестандартные решения. При этом катастрофа произошла в самое неблагоприятное время с точки зрения биоритмов, когда работоспособность <...> находится на нижнем пределе, а вероятность совершения ошибок возрастает, — отмечено в заключении.

В 2017 году в память о погибших в той катастрофе у старого аэропорта установили мемориал «Прерванный полет». В центре композиции — упавшая птица, отлитая из бронзы.

Мемориал «Прерванный полет»

Мемориал «Прерванный полет»

Поделиться

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ19

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...