16 июня воскресенье
СЕЙЧАС +22°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще!

    Друзья, это случилось — мы все упростили. Теперь просто пишете свое мнение и сразу отправляете его! Мы убрали  капчи, картинки, без которых нельзя было оставить комментарий. Вы отправляете коммент, и он тут же появляется на сайте. Давайте общаться!

    7 мая 2019

    Кто пишет новости на 161.RU? Сейчас расскажем!

    На сайте появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой новостью), вы попадете на его персональную страничку. Там вы узнаете, кто он такой, чем увлекается и как давно работает на 161.RU. А еще там есть ссылки на его странички в соцсетях. Давайте дружить!

    30 апреля 2019

    Расскажите военную историю ваших родных!

    Перед Днём Победы портал 161.RU и социальная сеть ВКонтакте запускают проект #9мая161. Мы собираем фотографии и истории настоящих героев - ваших дедушек и бабушек, которые воевали или работали в тылу во время Великой Отечественной войны.
    Подробности читаем по ссылке:

    Подробнее
    Еще
Фото пользователя

Артём Краснов

Редактор раздела «Авто»

Почему не стало колли, эрделей и догов: собаковод — об уходящем культе псов

Мы живем в кошачье время, но так было не всегда

Поделиться

Фото пользователя

Артём Краснов

Редактор раздела «Авто»

Двадцать лет назад в моде были собаки размером с телят

Фото: Ротвейлеры-лучшая порода собак / Vk.com

Редактор раздела «Авто» Артем Краснов рассуждает о собачьем культе 90-х. Почитайте его колонку:

90-е годы запомнились мне не только песнями Алёны Апиной и водкой «Чёрная смерть», но и культом собак. По вечерам площадка у соседней школы напоминала контактный зоопарк, а газон по соседству с ней выглядел как поднос с профитролями. Рядом с догом могла идти старушка, которая в холке была лишь чуть выше него. Собачники мяли в руках мощные ошейники с шипами, пока их питомцы топтали детские площадки, а дети наблюдали с безопасного расстояния.

Но так было не сразу. До начала 90-х в нашем доме жил лишь один трясущийся тойтерьер (из тех, кто умирают при включении фумигатора) и, может быть, ещё пара болонок. Но едва развалился Союз, началось что-то вроде массовой сублимации, когда собаки стали не просто сторожами или питомцами, а как бы средством самовыражения. Собак выбирали с избытком: главное, чтобы плечи пролезли в створки лифта, а зад умещался в тесной прихожей.

Я давно не слышал красивых названий пород того времени, например ризеншнауцер (это такой черный пёс с квадратной мордой). Или миттельшнауцер — такой же, но поменьше и цвета металлик. Были очень красивые и довольно бестолковые колли, которые лаяли простуженным голосом и всегда невпопад. Афганские борзые напоминали мне Арамиса, а сенбернары — Портоса. Русские псовые борзые были такими худыми и светлыми, что в анфас становились невидимыми. Их противоположностью были ньюфаундленды — это такие танки с лицом садового гнома, производящие огромное количество соплей, хозяева выходили гулять с полотенцем (зато «ньюфы» спасли много жизней). Терьеры отличались веселым нравом: морда эрделя выглядела авантюрно, как соглашение в Беловежской Пуще, а фокстерьеры прыгали на высоту моего тогдашнего роста. Еще были стриженые пудели-Артамоны, неуклюжие и обаятельные бассеты, скамейки-таксы, карманные пекинесы, слегка матерные чихуа-хуа, плюс масса бандитских пород: боксеры, ротвейлеры, бульдоги, доберманы и классика жанра — немецкие овчарки. И ещё эти лохматые пастушьи собаки, которые непонятно что пасли в центре Челябинска.

Собаки стали новым измерением свободы, и с их помощью мы как бы прощупывали безграничные возможности времени. Сейчас довольно странно содержать собаку, которая производит навоза больше, чем вся остальная семья. Но в 90-х дерьмо откладывали под окна соседям, поэтому запах свободы чувствовался у каждого куста.

По вечерам во дворах начиналась такая вакханалия, что трудно было к ней не присоединиться. Сначала я обработал бабушку, она убедила маму, мама поговорила с папой, и через год-другой у меня появился русский спаниель Рэдька. По законам времени он был аномально крупным и весил за 30 килограммов. Когда он запрыгивал на диван, кто-нибудь с дивана слетал.

Рэдька и я (Артём Краснов. — Прим. ред.). Снимок сделан в начале 90-х

Фото: Михаил Краснов

Рэдька был добрым, терпеливым и общительным псом. Он не сказал ни слова, но нам всегда казалось, что он говорил без умолку. В мимике и жестах он был красноречив, как Олег Табаков. Он любил поесть, обожал прогулки, отлично плавал, а если и кусался, то, скорее, от обостренного чувства справедливости. Ну либо из хулиганских побуждений.

Он чуял нас за три квартала и всегда ждал у порога с тапочкой в зубах. Он спал на кресле, которое считалось его креслом. Однажды он сожрал новогодний торт с подоконника, и ему даже не попало, потому что кто же оставляет торты на подоконнике.

Я вспоминаю Рэдьку как близкого друга и мучаюсь от моментов, когда из-за подростковой резкости был к нему несправедлив. Его внезапная смерть от инсульта осенью 2001 года оставила во мне пустоту, которая не исчезла до сих пор.

Закончились 90-е, а с ними ослабел культ собак. Собак стали выбирать рациональнее. Повеяло европейским прагматизмом и всякими там корги. Ушла романтика больших форм. Крупных собак стали заводить владельцы просторного жилья, что лишило ситуацию приятной абсурдности. На дни рождения перестали дарить милых медвежат, которые вырастали в московских сторожевых и порабощали хозяев. Увлеченные собачники перешли на редкие и дорогие породы, как будто цена имеет значение. Собак стало попросту меньше.

Конечно, в этом есть плюсы. Я рад, что почти не встречаются бультерьеры и волкодавы, волочащие за собой поводки с тщедушными хозяевами на конце. Я рад, что собачники теперь собирают дерьмо питомцев в мешочки — немыслимый и даже тревожный акт по меркам старого времени. Я рад, что по утрам нас не будит лаем какой-нибудь чау-чау.

Я сам не готов вставать в пять утра, чтобы выгуливать собаку. А собак, которых не нужно выгуливать в пять утра, я считаю кошками.

Кота мы купили за 200 рублей

Фото: Артем Краснов

Пару лет назад я, как и мой отец, прогнулся под желание сына и завел кота, имя которому мы пока не согласовали. Кот выглядит образцом практичности, разве что съел корма на сумму, в сотню раз превышающую собственную стоимость. Кот очень метко гадит в лоток, не лает на прохожих, спит у меня в ногах и не обременен тем, что делает котов пахучими (и мешает танцорам). Он прыгает за лазерной указкой и смешно дрифтует на кафельном полу. 

Хотя я полюбил нашего безымянного кота, мне не хватает собачьей открытости. Кот похож на подружку, которая с тобой ради денег или секса. То есть может спокойно встать и уйти, если что-то из перечисленного внезапно кончилось.

Ветеринар как-то объяснила мне разницу психологии собак и кошек: первые, если им плохо, показывают боль, потому что живут среди своих. Вторые боль скрывают, потому что живут среди конкурентов, недоброжелателей и прочих енотов. Наверное, мы и сами живем в кошачье время.

Но мне всё-таки не хватает собаки. Какого-нибудь умного и ушастого кобеля, в глазах которого читается скорбь за грехи всего человечества (на самом деле просто хочет пожрать). Когда-нибудь заведу собаку снова. 

А вам ближе...

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    коко
    13 июн 2019 в 14:25

    где это собачники убирают дерьмо за своими питомцами? не видела таких...

    Рабинович
    13 июн 2019 в 10:04

    Не только кот очень метко гадит в лоток. Некоторые люди это делают после затяжного посещения пивной - главной святыни русского народа.

    Рабинович
    13 июн 2019 в 14:18

    Лет двадцать назад у меня был пудель, потом он иммигрировал, а я остался на северном.