27 мая понедельник
СЕЙЧАС +16°С
  • 7 мая 2019

    Кто пишет новости на 161.RU? Сейчас расскажем!

    На сайте появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой новостью), вы попадете на его персональную страничку. Там вы узнаете, кто он такой, чем увлекается и как давно работает на 161.RU. А еще там есть ссылки на его странички в соцсетях. Давайте дружить!

    30 апреля 2019

    Расскажите военную историю ваших родных!

    Перед Днём Победы портал 161.RU и социальная сеть ВКонтакте запускают проект #9мая161. Мы собираем фотографии и истории настоящих героев - ваших дедушек и бабушек, которые воевали или работали в тылу во время Великой Отечественной войны.
    Подробности читаем по ссылке:

    Подробнее
    10 апреля 2019

    Писать комментарии стало удобнее!

    Привет! В мобильной версии нашего сайта появилось обновление. Теперь плашка комментариев залипает внизу страницы. Мы надеемся, что оставлять комментарии теперь будет удобнее!

    Еще

Разрушающиеся здания, сносы и странные ремонты: как в Ростове охраняют архитектуру

161.RU решил проверить, как государство охраняет архитектурное наследие. Спойлер — не очень хорошо

Поделиться

Вот так проводились противоаварийные и консервационные работы на Станиславского, 36

Фото: Геннадий Крольман

18 апреля во всем мире отмечают день памятников и исторических мест. И сегодня мы разбираемся, как в Ростове государство охраняет архитектурное наследие. Будем говорить только о состоянии тех зданий, которые официально являются памятниками истории и культуры.

Определение памятника истории и культуры (или объекта культурного наследия) в Федеральном законе № 73 занимает целый абзац текста. Вкратце — это различные объекты недвижимого имущества, которые являются подлинными источниками информации о зарождении и развитии этой самой культуры на территории Российской Федерации.

Здание газеты «Приазовский край» давно находится в плачевном состоянии. В этом году с балконов дома бесследно исчезли ограждения

Фото: Геннадий Крольман

Объектами культурного наследия обычно становятся здания и произведения монументального искусства. Однако ими могут быть и другие вещи и места, связанные с деятельностью человека — парки, сады, природные ландшафты, центры исторических поселений и так далее.

Особняк барона Врангеля — еще один объект культурного наследия, переживающий не лучшие времена

Фото: Геннадий Крольман

По официальным данным сайта Правительства Ростовской области, на данный момент в Ростове-на-Дону насчитывается 17 объектов культурного наследия федерального значения, 338 — регионального значения, 133 — выявленных. Плюс 70 памятников археологии.

Скоро в одном из этих списков станет на один объект культурного наследия меньше.

Приключения и исключения

5 апреля ростовчан взбудоражило неожиданное известие о том, что стелу на Театральной площади хотят лишить статуса памятника ради того, чтобы обустроить прилегающую территорию. Вопрос об этом подняли на заседании Совета при Комитете по охране культурного наследия.

При этом тихо и незаметно прошло другое решение Совета, которое поставило точку в одной долгой истории. Фигурантом этого дела стало дореволюционное здание по адресу Пушкинская, 173.

Начнем издалека. В первой половине 1990-х годов были подготовлены 17 томов проекта зон охраны исторического центра Ростова-на-Дону. Туда вошли здания, так или иначе интересные с архитектурной или исторической точки зрения. Впоследствии почти все они стали ОКН.

Попали туда и два дома по вышеуказанному адресу. Один из них, небольшой особняк в полтора этажа, был описан как ценный элемент фоновой застройки конца XIX — начала XX веков, жилой дом в русском стиле, отражающий, по мнению авторов, стилистическое многообразие застройки исторического центра города. В 1998 году здание вошло в перечень памятников истории и культуры под названием «Жилой дом, к. ХIХ в. (2-й дом)».

Дом Ворожеина в 1990-х

Фото: Pastvu.com

А вот так он выглядит сегодня

Фото: Геннадий Крольман

В 2006 году здание сгорело. После началось странное. Несколько раз менялся номер дома: Пушкинская, 173, 175, опять 173, но уже под литерой А и снова 175.

В 2009 году остатки дома были снесены. В настоящий момент здание проходит под последним адресом и уточненным названием «Доходный дом Ворожеина», при этом в едином государственном реестре объектов культурного наследия размещена почему-то фотография соседнего дома.

Требования областного Министерства Культуры о восстановлении здания были оставлены судом без удовлетворения в 2010 году.

Государственная историко-культурная экспертиза, проводившаяся в 2018 году по поводу исключения доходного дома Ворожеина из реестра памятников истории и культуры, не нашла фактов, свидетельствующих об умышленном уничтожении. После чего посчитала обоснованным исключение объекта культурного наследия из этого списка в связи с физической утратой.

В апреле 2019 года члены Совета при Комитете по охране объектов культурного наследия решили судьбу дома Ворожеина окончательно.

Впрочем, небольшие шансы на восстановление хотя бы архитектурного облика здания есть, но теперь все зависит от собственника и не регулируется законом.

Для воссоздания, по мнению прошлогодней экспертизы, данных недостаточно (почему-то отсутствует какая-либо документация и описание особенностей дома), однако имеющиеся материалы позволяют в дальнейшем осуществить компенсационное строительство. То есть построить сооружение, похожее на утраченное.

Ушедшая история

В связи с судьбой дома на Пушкинской можно вспомнить и другие уничтоженные за последние десять лет памятники архитектуры, которые до сих пор не восстановлены. Например, кинотеатр «Россия».

Кинотеатр «Россия» в 1960-х годах

Фото: ВООПИиК Дон

На месте кинотеатра теперь синий забор

Фото: Геннадий Крольман

Долгое время в северной части парка Горького стоял только главный фасад, но и его в конечном итоге снесли пару лет назад. Теперь за синим забором — строительный мусор и молодые деревья.

Воссоздание и приспособление здания под киноконцертный комплекс «Россия», о котором говорили еще с 2000-х, до сих пор даже не началось, хотя срок окончания работ, указанный на стенде, — конец 2017 года.

Похожая история случилась и с жилым домом Д.-Ш. и Ф. Файвушевичей (под таким названием он проходит в реестре объектов культурного наследия) по адресу: Темерницкая, 64/69, ул. Московская, литера А.

Часть домовладения, выходившая на Темерницкую, в 1990-х

Фото: Pastvu.com

А вот так оно выглядит сейчас

Фото: Геннадий Крольман

Четырехэтажное здание на улице Темерницкой долгое время находилось в аварийном состоянии. 28 октября 2011 года внутри произошел серьезный пожар, после которого фасадная стена рухнула на проезжую часть. После чего здание снесли вместе с домом по улице Московской.

Часть домовладения, выходившая на Московскую, в 1990-х

Фото: Pastvu.com

...и сегодня

Фото: Геннадий Крольман

Согласно информации сайта Ростовского отделения всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, вопрос о восстановлении памятника архитектуры областное Министерство культуры поднимало последний раз еще в 2015 году, но с тех пор так ничего не изменилось.

В настоящий момент на этом месте забор, за которым находится парковка для автомобилей. Можно ли считать ее объектом культурного наследия — вопрос открытый.

За другим синим забором — руины бывшей водолечебницы доктора Рындзюна. Этому зданию повезло немногим больше. Вместо применения тяжелой строительной техники его разбирали вручную в 2014 году, по отдельным кирпичам. Однако с тех пор ситуация не изменилась.

Водолечебница Рындзюна на Социалистической, 94 в 1990-х

Фото: Pastvu.com

А вот так это место выглядит сегодня

Фото: Геннадий Крольман

В Федеральном законе № 73 прямым текстом запрещен снос объектов культурного наследия. При этом, согласно статье 61, лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны возместить стоимость восстановительных работ. Плюс за уничтожение или повреждение таких объектов в Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрена отдельная статья под номером 243.

Поэтому во время ремонта улицы Станиславского перед самым чемпионатом мира по футболу снос здания Невского домовладельческого общества проходил как выполнение консервационных и противоаварийных работ.

Станиславского, 36 в 1990-х 

Фото: Pastvu.com

Этот же дом сегодня

Фото: Геннадий Крольман

Впрочем, аккуратного демонтажа конструкций объекта культурного наследия и обязательного сохранения архитектурных элементов фасада не наблюдалось. Работали отбойными молотками и топорами.

Проблемные дома

Еще около двух десятков официальных памятников архитектуры в настоящий момент находятся в аварийном состоянии и могут повторить судьбу вышеперечисленных зданий.

В полуразрушенном виде находятся известные всем ростовчанам Парамоновские склады — объект культурного наследия федерального значения, проходящий в документах как комплекс экспортных зерновых складов еще с 1995 года.

На Большой Садовой недалеко от Ворошиловского стоит пятиэтажный доходный дом Емельянова, построенный по проекту архитектора Нидермейера — памятник архитектуры эпохи модерна, фасад которого облицован гранитом.

Большая Садовая, 94, в 1990-х

Фото: Pastvu.com

Этот дом закрыт баннером уже год

Фото: Геннадий Крольман

Здание, которое практически не пострадало во время войны, в отличие от своих соседей на перекрестке, теперь медленно разрушается. А старая ограда внутренней лестницы несколько лет назад исчезла в неизвестном направлении.

Другие объекты культурного наследия также переживают далеко не лучшие времена. В их числе и гостиница «Московская» на Большой Садовой, и доходный дом Гудермана на перекрестке Соборного и Донской, и особняк Трестер на Серафимовича.

Серафимовича, 95. Особняк Трестер в 1990-х

Фото: Pastvu.com

И сегодня

Фото: Геннадий Крольман

Последние два больше всего рискуют повторить судьбу бывшего дома Файвушевичей на Темерницкой — проход в здания в настоящий момент открыт всем желающим. Никакой консервации не наблюдается.

Дом Гудермана в 1990-х

Фото: Pastvu.com

И сегодня

Фото: Геннадий Крольман

Пассаж Кушнарева на проспекте Соколова находится в паре десятков метров от правительства Ростовской области. И хотя здание признано аварийным еще в 2017 году, вместо реставрации или ремонта оно просто закрыто баннером.

Пассаж Кушнарева в 1990-х

Фото: Pastvu.com

И в настоящий момент

Фото: Геннадий Крольман

Новоделы вместо памятников

Не все гладко и с реконструкцией и восстановлением старых ростовских зданий. В Федеральном законе № 73 сказано, что объекты культурного наследия — это те объекты, которые являются подлинными источниками информации о прошлом.

Вспомним стелу, а точнее «Мемориальный комплекс "Воинам-освободителям г. Ростова-на-Дону от немецко-фашистских захватчиков"». На сайте Комитета по охране объектов культурного наследия можно найти целых две экспертизы, выводы которых одинаковы — включение памятника в реестр необоснованно, так как с момента создания прошло менее 40 лет.

Однако в список памятников истории и культуры входит, например, доходный дом Аджемова. Чего-либо, связанного с прошлым, здесь нет — в нулевых здание снесли, а затем построили совершенно новое, увеличив в два раза количество этажей.

Доходный дом Аджемова до реконструкции

Фото: Pastvu.com

И после реконструкции

Фото: Геннадий Крольман

Изменили не только объемы бывшего доходного дома — фасады напоминают оригинал лишь отдаленно. Элементы декора распределены случайным образом. Что здесь осталось подлинного, что должно охраняться законом, непонятно.

Совсем ненамного лучше ситуация с доходным домом Солодова на Газетном — под таким названием проходит в реестре контора мельницы этого купца.

Контора мельницы Солодова до реконструкции

Фото: Pastvu.com

И после реконструкции

Фото: Геннадий Крольман

Здесь остались фрагменты стен первого этажа, скрытые за штукатурным слоем. Но фасад все равно остается скорее вольной фантазией на тему дома, который здесь когда-то стоял. А сзади пристроен новый корпус в десять этажей.

Модерн, который мы теряем

Неприятности могут поджидать памятники истории и культуры и во время капитального ремонта. По закону все работы на таких зданиях должны быть согласованы с Комитетом по охране объектов культурного наследия. Несмотря на это, итоговый результат иногда вызывает некоторые вопросы.

Подобная ситуация произошла в прошлом году по адресу: Братский, 84. Главный фасад четырехэтажного здания времен модерна покрасили, а дворовые стены — заштукатурили.

Дом Сивожелезова до ремонта

Фото: Геннадий Крольман

И после ремонта

Фото: Геннадий Крольман

Доходный дом Сивожелезова, построенный в 1914 году, — одно из немногих сооружений той эпохи в Ростове, долгое время сохранявших оригинальный внешний вид. Как правило, до революции кирпичные фасады не красились, тем более у зданий в стиле модерна, который особое значение придавал в том числе фактуре стен самих домов.

Так дом Сивожелезова выглядит сейчас

Фото: Геннадий Крольман

Но в итоге вместо очистки фасада он приобрел свекольный оттенок и утратил исторический облик.

Доходному дому статского советника Седненко, который согласно реестру объектов культурного наследия принадлежал почему-то другому человеку, Долгополову, повезло еще меньше.

Дом Седненко до ремонта

Фото: Геннадий Крольман

И после ремонта

Фото: Геннадий Крольман

Стены еще одного здания времен модерна были выполнены по технологии пустошовной кладки — между кирпичами отсутствовал слой раствора (на самом деле он просто доходил примерно до половины каждого кирпича).

Однако в итоге по проекту, согласованному, по-видимому, с Комитетом по охране объектов культурного наследия, на фасад здания нанесли цементный слой, который затем был окрашен.

Вот так исчезает пустошовная кладка на объекте культурного наследия

Фото: Геннадий Крольман

Так ушла в прошлое одна из ключевых особенностей фасада доходного дома Седненко.

Путаница в документах

О сложившейся неразберихе в охране памятников истории и культуры тонко намекает не только отсутствие табличек и описаний домов, на которых они должны висеть, но и тот факт, что два здания имеют одновременно два взаимоисключающих статуса.

Так, согласно данным официального портала Правительства Ростовской области доходный дом Н.Е. Парамонова находится в списках объектов культурного наследия регионального значения. Проходит он там по адресу: ул. Красных Зорь, 157/10а, ул. 7-го Февраля, литера А.

Одновременно это здание находится среди выявленных объектов с зеркально отраженным адресом (ул. Седьмого февраля, 10а/157, ул. Красных зорь) и отсутствием литеры.

Доходный дом Николая Парамонова

Фото: Геннадий Крольман

Такая же история и с домом Когбетлиева в Нахичевани, причем адреса в разных списках одинаковые, а годы постройки — разные: 1890 и 1912.

По идее, это невозможно. Статус выявленного получает здание, которое может иметь признаки памятника истории и культуры. А после экспертизы этот статус меняется на объект культурного наследия местного, регионального или федерального значения.

Позитивные примеры

Дела с охраной памятников истории и культуры в Ростове последние пару десятков лет обстоят не особо хорошо. Но существуют и положительные примеры отношения к историческому наследию. Впрочем, гораздо чаще это происходит по инициативе частных лиц либо людей, заинтересованных прошлым города.

По иронии судьбы, одним из лучших таких примеров можно считать здание, которое в конце 2000-х годов Министерство Культуры вывело из списка объектов культурного наследия вместе с двумя сотнями других — дом купца Россолимо.

Дом купца Россолимо после капитального ремонта

Фото: Геннадий Крольман

Во время капитального ремонта фасад здания аккуратно расчистили пескоструйным методом и восстановили утраченную лепнину и внешний декор.

15 апреля 2019 года весь мир потрясла новость о том, что в Париже сгорел знаменитый Нотр-Дам-де-Пари. На следующий день Минкульт РФ предложил начать сбор добровольных пожертвований на реставрацию здания.

Дело это, в общем-то, правильное — значение собора Парижской богоматери понятно не только для Франции, но и для мировой культуры. Однако хочется, чтобы люди обращали внимание и на то наследие, что находится вокруг.