13 декабря пятница
СЕЙЧАС +2°С

Эхо боев и надписи на немецком: следы войны, которые можно найти на стенах донской столицы

В день освобождения Ростова рассказываем о домах, которые пережили две оккупации

Поделиться

Митинг в освобожденном Ростове-на-Дону, февраль 1943 года

Митинг в освобожденном Ростове-на-Дону, февраль 1943 года

14 февраля 1943 года — день окончательного освобождения Ростова-на-Дону от немецко-фашистских захватчиков. Город до сих пор хранит память о тех страшных днях. 

В Ростове много памятников, посвященных победе в Великой Отечественной войне. Это мемориальные комплексы на Театральной площади, в Змиевской балке и Кумженской роще. Вечный огонь в парке Фрунзе. Братские могилы. Рассказывают про войну экспозиции в музеях.

Следы на зданиях от пуль и снарядов — тоже память. В каком-то смысле даже более страшная. Одно дело — читать про бои за Ростов в книгах, и совсем другое — увидеть, где это происходило в самом городе. Эти стены — свидетели тех времен, когда на улицах решались судьбы сотен тысяч человек.

Сухие цифры

Мрачную картину увидел после освобождения Ростова военный корреспондент Константин Симонов. Город предстал перед ним выжженным и малолюдным. Более или менее уцелела только Нахичевань, центральные улицы города обледенели, оказались разорены, холодны и черны.

На одной из них Симонову встретился человек, тянувший за веревку салазки, на которых находился гроб, сбитый из двух фанерных ящиков, на которых было написано: «Папиросы "Дукат". Ростов-на-Дону».

Вторая оккупация Ростова, 1942 год

Вторая оккупация Ростова, 1942 год

Симонов запомнил эту картину на всю жизнь.

Из 49 085 жилых строений Ростова лежало в руинах 11 733. Из 274 фабрик и заводов уцелело шесть. Уничтожены оказались все мосты, лежали в руинах театры, школы, музеи, больницы и другие общественные здания. В библиотеках сгорело свыше двух миллионов книг.

Во время второй оккупации в городе погибло 40 тысяч человек, 53 тысячи угнали в рабство в Германию.

Больше других районов в городе пострадала Доломановка. Она находилась между важными стратегическими точками. 

Вид на Доломановку после войны

Вид на Доломановку после войны

С севера и востока ее ограничивали одни из главных улиц города — Большая Садовая и Буденновский. В начале последнего находились мосты через Дон. На западе, за рекой Темерник, находился железнодорожный вокзал.

Отметины боев на втором этаже дома

Отметины боев на втором этаже дома

Вот двухэтажный жилой дом на Тургеневской, 3, что стоит напротив хлебозавода № 1. Совсем рядом — переулок Братский, который спускается здесь к Дону. И сама набережная с переправами на левый берег — место ожесточенных боев.

Июль 1942 года. Первые часы после захвата Ростова немцами

Июль 1942 года. Первые часы после захвата Ростова немцами

Хлебозавод и соседние здания лежали в руинах уже в 1942 году. А маленький домик тогда уцелел, а после пережил второе освобождение Ростова, хотя на стенах и остались выбоины от пуль и осколков.

Более серьезные отметины видны на улице Станиславского, 39, на уровне второго этажа. Здания в соседнем квартале — на востоке — получили настолько серьезные повреждения, что были снесены после войны.

Больше всего пострадала правая часть дома

Больше всего пострадала правая часть дома

Немецкий генерал Рейнгардт писал в мемуарах, что сражение за центр Ростова в июле 1942 года шло особенно беспощадно. Защитники города не желали сдаваться и дрались до последней капли крови. Битва шла за каждый дом, каждый подвал, каждую улицу.

Характер и количество повреждений без слов показывают плотность огня

Характер и количество повреждений без слов показывают плотность огня

Везде стояли баррикады. Входы в здания закладывали кирпичами, окна — мешками с песком. За открытыми дверьми ждали смертельные ловушки — гранаты и динамитные шашки.

На балконах оборудовали пулеметные гнезда. На крышах и чердаках скрывались снайперы. Боковые улицы перекрывали массивными кирпичными заграждениями. Бои не утихали в течение нескольких дней.

В основном следы Второй мировой видны теперь на зданиях с кирпичными стенами. Однако существуют и исключения. Например, в той же Доломановке, на улице Темерницкой, 27, стоит дом с оштукатуренным фасадом. На одном из его углов видна пулеметная очередь.

Незаживающие раны

Незаживающие раны

Тяжелая артиллерия

Танки и пушки использовали только на широких проспектах. Один из таких моментов показан в немецкой кинохронике захвата Ростова в 1942-м.

Немецкая кинохроника, в первой половине видео — кадры захвата Ростова в июле 1942 года

Камера запечатлела, как из орудия обстреливают двор дома, построенного в 1920-х годах, он находится на Буденновском проспекте, 68.

Обстрел дома на Буденновском немцами в июле 1942 года

Обстрел дома на Буденновском немцами в июле 1942 года

Последствия этих нескольких секунд кинохроники заметны до сих пор. Стоит лишь взглянуть на стены. Первоначально дом строился из светлого силикатного кирпича. После войны разрушенные части восстанавливали тем, что было под рукой. Так, на одной из стен оказались перемешаны силикатный и обычный кирпич, а кусок северного фасада одного из домов восстановили значительно позже.

Красным кирпичом дыры в стенах заделывали уже после войны

Красным кирпичом дыры в стенах заделывали уже после войны

Бои на Буденновском проспекте стали одними из самых ожесточенных в июле 1942 года. Проспект окутывали пыль, дым и искры, летевшие от горящих зданий. Немцам постоянно приходилось останавливать атаку и использовать пушки и пехотные орудия. Затем в бой пошли и танки.

Часть стены одного из домов на Буденновском проспекте, которая была под обстрелом

Часть стены одного из домов на Буденновском проспекте, которая была под обстрелом

Немецкий писатель Пауль Карель в книге «Восточный фронт» писал, что сражений, подобных тем, что проходили в Ростове-на-Дону, никто и никогда прежде не вел. По его мнению, такие бои разгорелись бы и на улицах Москвы и Ленинграда, если бы немцы смогли туда попасть.

Народное ополчение

Память о боях недалеко от Буденновского

Память о боях недалеко от Буденновского

Иссечен снарядами разных калибров старый дом на улице Варфоломеева, 236/59. До войны она называлась Шестой. А в послевоенное время ей присвоили имя Михаила Александровича Варфоломеева, командира Ростовского стрелкового полка народного ополчения.

Он родился в 1897 году в Саратовской области, воевал еще в Первую мировую и Гражданскую, после переехал в Таганрог. Перед началом Великой Отечественной стал заместителем директора ростовского автосборочного завода, а в июле 1941 года — возглавил народное ополчение города.

Дыры от осколков и снарядов

Дыры от осколков и снарядов


Отличились Варфоломеев и его полк в ноябре того же года. 20 и 21 числа они участвовали в уличных боях, прикрывали переправы через Дон и покинули Ростов одними из последних.

А через неделю участвовали уже в освобождении города. Бойцы начали бои в западной части Ростова, а затем направились к центру. Позже за эти действия капитана Варфоломеева наградили орденом Красного Знамени.

Путь стрелкового полка народного ополчения в конце ноября проходил по Верхне-Гниловской и Красному Городу-Саду. В последнем, на улице Профсоюзной, 29 находится дом «Гигант № 2».

Один из дворов дома-гиганта

Один из дворов дома-гиганта

История этого здания в чем-то схожа с домом на Буденновском проспекте. Строились они примерно в одно время, из силикатного кирпича. Восстанавливались после войны, и как материал использовался обычный кирпич.

Стена дома, выходящая на Профсоюзную

Стена дома, выходящая на Профсоюзную

На крыше дома-гиганта над одним из подъездов сохранился интересный элемент — башенка местной противовоздушной обороны.

Башенка МПВО

Башенка МПВО

Таких небольших наблюдательных пунктов в Ростове осталось совсем немного. Отсюда следили и за авиацией противника, и за пожарами.

Ростовский стрелковый полк народного ополчения принимал участие и в боях за Ростов в 1942 году, удерживая переправу через Дон в районе Аксая. Из двух тысяч бойцов Варфоломеева в живых осталось около 800. Позже Михаила Александровича перевели командиром в другую часть, а в феврале 1943 года он получил тяжелое ранение на Кубани и вскоре скончался.

Смерть летит с высоты

На территории Ростова проходили не только ожесточенные уличные бои. Город подвергался сильным бомбардировкам. Его бомбили и фашисты, и Красная Армия.

Так, в книге Владислава Смирнова «Ростов под тенью свастики»  приведены воспоминания ростовского краеведа Михаила Вдовина. Он рассказывает о массированных немецких налетах и о действиях советской авиации.

Бомбардировки последних начались с середины января 1943 года.

Один из школьных друзей Вдовина, Олег Мясорубов, жил на углу Пушкинской и Доломановского. В конце января во время ночного налета туда упала одна из бомб. Дом разрушило до основания. К счастью, его жильцы прятались от авианалета в подвале и спаслись.

В паре кварталов от этого перекрестка, на улице Пушкинской, 31, находится поликлиника городской больницы № 8. Интересны дворовые стены здания, которые не покрыты штукатуркой. На них хорошо видны следы от одной из таких ночных бомбежек.

Безмолвный свидетель боев за Ростов

Безмолвный свидетель боев за Ростов

Спасите наши души

Во время обстрелов и налетов горожане прятались не только в подвалах зданий. Рыли и щели — окопы, которые прикрывали сверху чем-нибудь, от досок до обломков зданий.

Чтобы во время внезапных атак найти укрытие было проще, жители Ростова оставляли надписи с указанием направления на стенах домов. Одну из них обнаружили в 2009 году участники общественного движения «МойФасад». Надпись сохранили и очистили от наслоений более позднего времени, в том числе и от современного граффити.

Вид надписи после проведенной работы

Вид надписи после проведенной работы

Само убежище находилось, скорее всего, в подвале одного из соседних домов.

Во время оккупации Ростова оставляли свои надписи на стенах и немцы. Они стали переименовывать улицы и возвращать им прежние, дореволюционные названия. Один из таких примеров можно увидеть на перекрестке улицы Социалистической и переулка Журавлева. 

Дореволюционное название Социалистической на русском и немецком

Дореволюционное название Социалистической на русском и немецком

На память потомкам

Самая грустная часть истории — состояние всех вышеперечисленных объектов.

Надпись «Путь к убежищу» когда-то указывала дорогу к спасению, но пару лет назад ее стер неизвестный. Причем старался он очень активно, судя по следам на соседних кирпичах.

«Путь к убежищу» в настоящее время

«Путь к убежищу» в настоящее время

Надпись «Щель» в Рабочем городке недалеко от Буденновского уничтожили в результате капитального ремонта здания. Исчезли надписи на Закруткина и Донской.

Дом на улице Станиславского, 39 признали аварийным в 2009 году. На данный момент он расселен. В том же десятилетии его вывели из списка объектов культурного наследия вместе с еще 204 домами (по информации ростовского ВООПИиК). А значит, он не охраняется никакими законами. Внутренний корпус дома уже разобран неизвестными лицами, остался только тот, что выходит на саму улицу.

Дома на Пушкинской и Темерницкой объектами культурного наследия являются. Но вряд ли в предметы охраны этих зданий входят следы от пуль и осколков. Немного больше «повезло» дому на Буденновском, 68. Его стены не штукатурили во время капитального ремонта.

На доме-гиганте на перекрестке Горького и Островского следов истории не осталось. В свое время здесь всё заделали короедом.

Читайте новости прямо на смартфоне в нашем канале Telegram.

Увидели что-то интересное в городе? Присылайте информацию на почту редакции 61@rugion.ru, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp по номеру +7-918-50-50-161.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Один из 14%
14 фев 2019 в 12:02

А можно пофантазировать: Мрачную картину увидел после 18 лет правления "великого стратега" военный корреспондент Константин Симонов. Город предстал перед ним серым и убогим. С разбитыми дорогами, безвкустными строениями, погрязшим в грязи и с попрошайками на всех перекрёстках. Более или менее уцелели только Администрации области и города - руководство не обижает себя любимых.
Из-за наплыва областников город не выглядел пустым, поэтому судьба сжалилась над ВК и не дала узнать ему, что население города, области и страны в мирное время сокращается темпами сопоставивыми с военными действиями ВОВ. Что многим не хватает на еду и людей могут выгнать из жилья за просрочку ЖКХ или кредиту. На одной из улиц Симонову встретился человек, стоящий в одиночном пикете против пенсионного ограбления. Но ВК не успел с ним поговорить, т.к. тот был немедленно скручен подоспевшими полицаями. Удивительно, но корреспонденту нигде не встретились Красные флаги, только очень похожие на Власовские.
Везде стояли шлагбаумы. Окна на первых этажах зданий с решёткми. И т.д. по тексту. К чему это я? Да к тому, что третью оккупацию город не переживёт.

Елена
14 фев 2019 в 11:25

Очень хорошая и поучительная статья для потомков.Большое Вам спасибо.

людмила
14 фев 2019 в 10:30

Очень хотелось бы, чтоб такие новости шли первой строкой! А в самом конце, где то там, внизу, сообщалось о тех, кто выкладывает свои фото для пиара!