На Дону школьник после десятиминутной операции впал в кому и превратился в инвалида

Родители мальчика подали в суд на больницу, где проводили операцию

Поделиться

До операции Ярик был очень подвижным и  шустрым ребенком 

Фото: Елена Пыдык

Несложная операция по удалению лимфоузлов у девятилетнего Ярика из Азова сделала ребенка инвалидом. После хирургического вмешательства мальчик впал в кому. А когда через полгода очнулся, то уже не смог ходить, сидеть, держать голову и даже разговаривать.

Наркоз

Тот страшный день, перечеркнувший жизнь семьи Пыдык, Елена помнит, как сейчас. Два года назад, 16 февраля, ее сына положили в больницу. Предстояла, казалось бы, совсем простая операция.

— У Ярика увеличились лимфоузлы на шее. Мы пошли на прием в ЦГБ Азова. У врачей возникло подозрение на онкологию, так как узлы были плотными и неподвижными. Биопсию, которая показала бы, действительно ли клетки раковые, делать не стали. Объяснили это тем, что более надежный способ проверить природу клеток — вырезать лимфоузлы, а не забирать иглой ткани, — рассказала Елена.

Родные школьника согласились на такой план лечения. Особых опасений операция не вызывала. Врачи объяснили родителям Ярослава, что процедура быстрая и несложная. Да и профессионализм медперсонала не вызвал сомнения. А вот результатов гистологии очень боялись — не дай Бог, подтвердят рак.

— Оперировали нас в Азовском отделении областного онкодиспансера. Перед тем как разрезать ткани, как и полагается, сделали наркоз, ввели препарат через вену и начали делать надрез, но, как потом выяснилось, наркоз усыпил, но не обезболил. Тогда «долили» еще. И у сына остановилось сердце. Как потом покажет экспертиза, оно не билось пять-шесть минут, и всё это время в мозг не поступал кислород. А еще эксперты пришли к выводу, что доза наркоза, допустимая для моего ребенка, была превышена в два раза, — пояснила Елена.

Тогда врачам удалось «завести» сердечко Ярика, но из-за кислородного голодания в организме начались необратимые процессы: у мальчика оказалась тяжело поражена центрально-нервная система, и он впал в кому.

Елена верит, что когда-нибудь ее сын вновь будет ходить и разговаривать 

Елена верит, что когда-нибудь ее сын вновь будет ходить и разговаривать 

Страшнее, чем рак

В этот же вечер из Ростова в Азов на консилиум приехали врачи 20-й городской больницы, а через несколько часов мальчик оказался в реанимации «двадцатки». Там он провел три с половиной недели. А затем последовали долгие месяцы в областной детской больнице.

— В общей сложности с момента той злополучной операции сын пролежал на больничной койке девять месяцев. Из них шесть он был в коме, — рассказывает Елена.

Но и после того, как Ярик очнулся, Елена вместе с сыном львиную долю своего времени проводят в больницах. Мальчик остался глубоким инвалидом. Он не может глотать, говорить, ходить, сидеть, держать голову. По словам мамы, когда ему больно, Ярик издает такие страшные звуки, что сердце обливается кровью.

Но и в этом, казалось бы, аду Елена находит повод для радости и даже счастья.

— Я счастлива, что сын жив. Радуюсь, когда радуется он, — продолжает женщина.

А еще Елена верит, что сын когда-нибудь сможет встать на ноги и сказать ей: 

— Мама, я люблю тебя.

Сейчас Ярик не ходит и не разговаривает 

Сейчас Ярик не ходит и не разговаривает 

На курсы реабилитации семья Пыдык потратила больше двух миллионов рублей.

— Взяли кредиты. Помогли благотворительные фонды, друзья, школа, в которой учился Ярик,— поясняет Елена.

Но деньги закончились. Именно по этой причине семья ребенка-инвалида подала на онкодиспансер иск в суд. Елена говорит, что ее цель — не столько наказать врачей, сколько получить с учреждения моральную компенсацию, на которую она сможет и дальше лечить сына.

У Елены, кроме Ярика, есть еще двухлетняя дочь. Девочка родилась сразу после злополучной операции 

У Елены, кроме Ярика, есть еще двухлетняя дочь. Девочка родилась сразу после злополучной операции 

Суд

2 июля Кировский районный суд вынес решение по делу Ярика.

 — Суд частично удовлетворил требования истицы (копия постановления суда имеется в постановлении у редакции. — Прим. ред.). После того как решение вступит в законную силу, с онкодиспансера взыщут 1 миллион рублей, это будет компенсация за моральный вред. Также ответчик должен будет заплатить 599 тысяч рублей штрафа за несоблюдение в досудебном порядке требований потребителя и оплатить судебные расходы на сумму 46 тысяч 500 рублей, — прокомментировал специалист по защите прав пациентов, арбитр коллегии автономных третейских судей «Южный региональный арбитраж» Алексей Пешков.

В Азовском филиале онокодиспансера пояснили, что врач, оперировавший в тот день Ярика, уже у них не работает, а анестезиолог, который вводил наркоз, по-прежнему практикует.

Редакция 161.ru ждет от областного Минздрава комментарии по поводу суда. Как только ведомство нам их предоставит, мы сразу же опубликуем ответ на сайте.

Увидели в городе что-то интересное или необычное? Сообщите об этом всему Ростову! Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 (918) 50–50–161. Телефон службы новостей 303–06–14.

У нас есть собственный канал в Telegram, где мы публикуем самые интересные новости Ростова. Если вы хотите одним из первых читать эти материалы, подписывайтесь: T.me/news161ru.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
18 июл 2018 в 16:24

Ввести двойную дозу наркоза врачу и анестезиологу и посмотреть,как эти два выкарабкаются

Гость
18 июл 2018 в 17:02

Фамилии хирурга и анестезиолога? Чтоб люди знали, с кем не иметь дел ни в коем случае.

Гость
18 июл 2018 в 16:24

Уважаемая редакция, как перечислить деньги маме ребёнка?