18 июля четверг
СЕЙЧАС +26°С
  • 8 июля 2019

    Мы обновили приложение для iPhone

    Хорошие новости для владельцев iPhone. Они первыми увидели обновление мобильного приложения 161.RU. 

    Важный момент — комментарии. В приложении вы можете оставлять их анонимно и без подтверждения, что вы не бот. В ближайшем будущем мы обновим и приложение для системы Android, следите за новостями. 

    Подробнее
    5 июля 2019

    Новые возможности для наших комментаторов!

    Привет! У нас обновление: мы расширили возможности комментирования на 161.RU. Вот две новые фишки. Во-первых, теперь можно скрывать комментарии, которые вам не нравятся. Во-вторых, репостить то, что вам нравится. Чтобы репостнуть комментарий, нужно нажать на три точки под ним и выбрать соцсеть.

    3 июля 2019

    У нас появился раздел «Мнения»! 

    Найти мнения экспертов по той или иной теме на 161.RU стало легче — последние три выводятся на любой странице сайта справа.
    Если хотите попасть в сам раздел, нажмите на кликабельное слово «Мнения».
    Если вы тоже хотите высказаться, напишите нам на почту 61@rugion.ru с пометкой «Мнение» в теме письма.

    Еще

Владимир Афанасенко, историк и публицист: «Ростову не дали звание города-героя из-за ошибок командования»

Поделиться

Принято считать, что Сталин издал приказ «Ни шагу назад» после сдачи Ростова и Новочеркасска в 1942 году. Якобы эти города без боя сдали «трусы и паникеры», а значит, о героической обороне лучше промолчать. Однако историки находят все более веские доказательства, что битва за Ростов носила поистине эпический размах. И не последнюю роль в обороне города и во время его освобождения играли полки НКВД, зачастую известные широкой публике по современным сериалам про заградительные отряды. К годовщине освобождения города от фашистов 14 февраля 1943 года автор готовящегося к выходу трехтомника об истории российских спецслужб Владимир Афанасенко рассказал 161.ru о малоизвестных страницах освобождения города.

Что именно вы хотели рассказать жителям города в готовящемся трехтомнике об освобождении Ростова? Помимо профессионального интереса были ли какие-то субъективные причины?

– Причин несколько. Первая: хотелось развенчать уже сложившийся стереотип. За несколько десятилетий сформировалось мнение, что представители спецслужб во время Великой Отечественной войны служили только в заградительных отрядах, стреляя в наших бойцов, пытавшихся отступать без приказа. Это сторона их деятельности, в частности, показана в фильмах «Штрафбат» и «Враг у ворот». Действительно, приказ №227, известный как «Ни шагу назад», был выпущен после сдачи Ростова и Новочеркасска в 1942 году. Однако роль сотрудников НКВД в войне, как демонстрируют рассекреченные сейчас документы, была гораздо шире и глубже. Вторая причина: разобраться в некоторых исторических парадоксах.

Каких именно?

– В преамбуле к уже упомянутому приказу №227 отмечено, что часть войск южного фронта, «идя за трусами и паникерами, оставили города Ростов-на-Дону и Новочеркасск без боя». Парадокс заключается в том, что в 1942 году 120 тысяч бойцов 56-й армии отошли с реки Миус и 20 июля заняли оборону вокруг Ростова, а через пять дней за Батайском собрали уже менее 18 тысяч человек, причем в основном тыловиков. Куда делось более 100 тысяч кадровых бойцов и командиров? Они что, в плену оказались, раз Ростов якобы сдали без боя? Рассекреченные сегодня документы говорят о том, что 90% армии полегли, защищая наш город за эти пять дней.

Какие документальные свидетельства, подтверждающие это, вам удалось найти?

– Немцы очень откровенно рассказывают о тех событиях. Нашим офицерам запрещалось вести дневники. Тем не менее мне в руки попал дневник капитана 230-го полка конвойных войск НКВД Ивана Березинцева. Это обычная ученическая тетрадка, где он очень кратко, но очень эмоционально описывает события того периода. Особенно страшными для нас были схватки в историческом центре города за Театральной площадью, где укрепились элитные войска НКВД. Ожесточенные схватки шли буквально за каждый дом. Чекистам не хватало собственных патронов, поэтому они брали оружие у убитых солдат противника и с ним бросались в атаку. Только после 56 часов непрерывной бойни, к шести утра 25 июля, немцам удалось прорваться на набережную Ростова. Кстати, наш город стал одним из первых, где велись именно уличные бои. В Киеве, Смоленске, Минске сражения шли на подступах к городу.

Почему эти события замалчивали?

– В середине 1970-х годов, когда к 30-летию Победы российским городам вновь стали присваивать звания героев, Ростов тоже претендовал. Я тогда лично готовил справку о нем, но она была отклонена заведующим идеологическим отделом ЦК Михаилом Сусловым и министром обороны, нашим земляком Андреем Гречко. Как оказалось, они непосредственно принимали участие в тех событиях. В частности, Суслов, будучи первым секретарем ставропольского крайкома, уехал в Красноводск, а эвакуацию населения не организовал. Более того, бросил партархив с секретными документами. Были и другие офицеры рангом пониже, которые впоследствии совершили немало подвигов, но в Ростове показали себя не с лучшей стороны. Они предпочли об этом забыть. По-человечески это можно понять.

Удалось ли вам в архивах Минобороны найти какие-то необычные истории об освобождении Ростова?

– Я работал в Подольске в архивах Минобороны. Там тоже имеются сведения о чекистах и в том числе их деятельности на донской земле. За четыре дня я нашел данные о 146 офицерах НКВД, которые в 1942–1943 годах были награждены боевыми орденами и медалями за подвиги на донской земле. Среди прочего были истории о феврале 1943 года, когда освобождался Ростов и близлежащие окрестности. Например, в боях за Матвеев Курган активное участие принимали бойцы заградотряда НКВД 301-й стрелковой дивизии под командованием старшего лейтенанта Федченко. В дивизии не осталось пехоты – все погибли, поскольку немцы стреляли с возвышенности, и наши бойцы были как на ладони. Так вот чекисты-добровольцы, всего 30 человек, надели немецкие шинели, построились в колонну по двое, как обычно строились фашисты, и средь бела дня пошли на немецкие пулеметы. Немцы приняли их за своих и пропустили. В итоге чекисты подошли вплотную к пулеметным расчетам и уничтожили их, захватив опорный пункт противника. А затем более суток удерживали занятую позицию, потеряв только трех человек ранеными.

Получается чекисты иногда бились бок о бок с обычными солдатами?

– Даже очень часто. Например, в июле 1943 года армии южного фронта проводили миусскую наступательную операцию, цель которой была оттянуть с Курской дуги войска противника. Оборону на Миусе немцы называли восточной границей Третьего Рейха. Ее прорыв (а он в итоге состоялся) грозил захватом Донбасса и выходом Красной Армии на Крымский перешеек, то есть обрушением всего южного фланга фашисткой армии. Немцам пришлось приостановить наступление под Курском и перебросить сюда элитный танковый корпус СС и другие дивизии. Этим железным кулаком они пытались отбросить красноармейцев на прежние позиции. В итоге в борьбе с гвардейской пехотой фашисты потеряли 239 танков – в два раза больше, чем под знаменитой Прохоровкой. Когда наша пехота стала уходить на прежние рубежи, ее прикрывали пять штрафных батальонов и один заградотряд. За время боев не было ни одного растрела штрафников. Напротив, чекисты выводили из под огня уставших, уже ничего не соображающих солдат и занимали их места. Это только один из многочисленных случаев, когда штрафники и чекисты бились бок о бок. Кстати, штрафников на фронтовом сленге называли «шура» – штрафная рота. Видимо, для конспирации. Например, в те времена можно было услышать, что «прибыло 56 шурочек».

Какие еще знаковые события происходили в 1943 году под Ростовом?

– В марте 1943 года (когда Ростов был только освобожден) фронт на Миусе вынуждено застыл – некому было наступать. Пришлось с освобожденной территории призывать молодежь. Но это были совсем «зеленые» пацаны! Как их бросать под фашистский огонь? Тогда войска НКВД по охране тыла действующей армии начали отправлять снайперские команды на три-пять дней в командировку на передовую. Был случай, когда 11 человек за трое суток поразили 127 целей и среди них 81 немецкого офицера. Потом на этом участке фронта немцы месяц боялись голову высунуть над бруствером. Такие группы действовали на всех участках фронта. В итоге за два месяца они уничтожили несколько тысяч фашистов, что впоследствии позволило нам прорвать фронт.

Получается, у вас НКВД везде героями выступает. Были же какие-то неприглядные эпизоды?

– Мы стараемся объективно отражать события, без перекосов. Были и заградительные отряды, которые стреляли по убегающим бойцам, и довольно неоднозначные расследования. В нашем регионе, кстати, выслежено более 70 тысяч дезертиров, сотрудничавших с фашистами во время оккупации. Чекисты также вели дело о расстрелянных мирных жителях в шахте Красина и на Змиевской балке. Ведь не только фашисты этим занимались, но и полицаи, которых необходимо было найти. В общем, роль НКВД в освобождении города очень велика, но нам еще много предстоит сделать, чтобы открыть всю правду.

Справка
Владимир Афанасенко родился 27 декабря 1951 году в Сальске. В 1974–1975 годах работал заместителем директора по воспитательной работе средней школы №53 имени 1-й Конной армии Ростова-на-Дону. С 1975 по 1981 годы – на военной кафедре Ростовского государственного университета в должности заведующего кафедрой ППР, преподавателя курса «История войн и военного искусства». В 1981–1985 годах – старший научный сотрудник, заместитель директора по научной работе Ростовского областного музея краеведения. В 1985–2010 годах – преподаватель высшей категории Ростовского строительного колледжа. С 2009 года – младший научный сотрудник ЮНЦ РАН.
В данный момент Владимир Афанасенко в составе группы ученых завершает работу над трехтомником «На страже Отечества», посвященному 100-летнему юбилею российских спецслужб: от работы жандармерии до чекистов и сотрудников НКВД.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ольга
14 фев 2017 в 15:10

У меня отец находился в Ростове во время его оккупации ему было 7 лет. рассказывает много интересного и про войска которые сожгли зерно при отступлении оставив голодать всех кто остался в городе, и про немцев которые из полусожженой муки пекли хлеб и кормили детей и как организовывали школы и занятия для них же. и обучали там не на немецком языке, но тут же как его чуть было не расстреляли немцы за то что стащил бензин у них. А также после освобождения Ростова его дома душил солдат который залез ограбить дом (наверное лучше назвать то что от дома осталось) и солдат был не немцем.... И как было чуть не расстреляли мою бабушку после освобождения Ростова за то что ушла с митинга где про вождя рассказывали, решив что это поступок антисоветский, а у неё дома одни шестеро детей оставались, именно это её и спасло. И вот разберись в этом кто плохой а кто хороший.... одним словом война. Нельзя односторонне наверное давать оценку ни одному событию, особенно если владеем не всей информацией.

Гость
14 фев 2017 в 12:43

Благодарая "шедеврам" типа Штрафбата сейчас НКВД у многих ассоциируется с ужас/кровь/невинные жертвы. А вспомнить хотя-бы первый захват Ростова, когда всего небольшоая группа НКВДшников сдерживала на вокзале диверсантов вермахта, все погибли, но позволили отступить за реку с техникой и людьми.

Тупин
14 фев 2017 в 13:04

Молодец, похвалил чекистов.
Может ждать внусняшек.