29 марта воскресенье
СЕЙЧАС +10°С

На протяжении почти всего дореволюционного периода основным видом транспорта в Ростове-на-Дону оставался гужевой. Во дворах многих старинных домовладений возводились конюшни и каретники. Кое-где они сохранились до сих пор (как правило, переоборудованные под сараи или чуланы), и мы можем увидеть, где этот гужевой транспорт размещался. Но где производились кареты, брички, экипажи, дроги и прочие средства передвижения? Оказалось, несколько фабрик по их производству находились недалеко друг от друга, почти на окраине Старого Ростова. О хозяевах одной из них – сегодняшний очерк.

Александр Закштейн родился в 1864 году в Таврической губернии. Особенности производства бричек он изучил досконально, работая в мастерской, где их изготавливали. И захотел начать собственное производство, для чего в 1892 году переехал в Ростов. Поначалу он арендовал фабрику Григория Емельянова, которая находилась на территории домовладения, занимавшего значительную часть квартала между Скобелевской (Красноармейской), Богатянским (Кировским), Черняевской (Восточной) и Покровским (Журавлева).

В начале ХХ века Закштейн заключил сделку с коммерсантом Яковом Бражниковым о создании торгового дома. Заниматься новая фирма должна была, разумеется, производством и продажей бричек. Партнеры приобрели имение на углу Богатянского и Черняевской – в квартале, соседнем с кварталом, в котором находилась фабрика Емельянова. Тогда всего-то имения был один небольшой дом – одноэтажный, с цокольным этажом. С юга к нему примыкало такое же невзрачное домовладение, принадлежавшее Бражникову. Оно имело адрес пер. Богатянский, 96, и считалось отдельным, однако имело общий внутренний двор с домовладением Закштейна. Этот двор до сих пор общий для всех зданий, расположенных здесь.

В 1904-1905 годах в имении Закштейна и Бражникова к востоку от углового домика было возведено трехэтажное здание. Если сегодня посмотреть на него со стороны главного фасада, может показаться, что первоначально дом этот был двухэтажным, а третий этаж был надстроен позднее – настолько разным выглядит декор третьего этажа и первых двух. Но со стороны бокового западного фасада здания легко можно заметить заложенные кирпичом оконные проемы, некогда обрамленные столь же затейливыми архитектурными элементами, что и окна первого и второго этажей на главном фасаде.

С 1905 года имение по адресу ул. Черняевская, 2/98, пер. Богатянский, оценивалось в 12 100 рублей. А оборудование бричечной фабрики, размещенной здесь – в 1,5 тысячи рублей. Работало на новом предприятии 100 человек, что позволяло производить до трех тысяч бричек в год. Продукцию торгового дома «Закштейн и Бражников» покупали и в Ростове, и в других донских городах, а также на Кавказе, в Туркестане и Сибири. Кроме того, эта продукция «была удостоена многих наград на выставках».

Успешен был фабрикант Закштейн, но каково было трудиться на его фабрике? К сожалению, пока подробных сведений об условиях труда в его «бричечном заведении» обнаружить не удалось. Но в 1911 году здесь произошла забастовка рабочих. Случайно или нет, но в следующем году у фабрики появился новый хозяин – Авраам Патт. Не исключено, что недовольство рабочих сыграло в этом свою роль.

Но тут возникает загадка. Дело в том, что с 1910 года Закштейн (уже без Бражникова) владел и другой бричечной фабрикой. Она находилась на северной стороне Скобелевской улицы (под №№ 91-97), через один квартал к северу от имения Закштейна и Бражникова, почти напротив уже упоминавшейся фабрики Емельянова.

Таким образом, в 1911 году Закштейну принадлежали два предприятия по производству бричек. На каком из них произошла забастовка – еще предстоит выяснить. Интересно то, что эта забастовка оказалась связана с именем пламенного революционера Григория (Серго) Орджоникидзе. Как раз в 1911 году он дважды приезжал в Ростов, чтобы координировать деятельность Донского комитета РСДРП(б). И, разумеется, советская историография объясняла активизацию работы Донкома и организованные им забастовки именно приездом Орджоникидзе.

Да, стачек и забастовок в 1911 году в Ростове хватало. Но вот забастовка на фабрике Закштейна произошла в июне 1911 года, а первый визит товарища Орджоникидзе в Ростов пришелся на август. Следовательно, в этот раз выступление трудящихся в защиту своих интересов было организовано без его участия.

Тем временем купец Патт приобрел не только угловое домовладение, но и имение Бражникова по Богатянскому, 96. И на территории последнего в 1912 году был построен трехэтажный дом, также сохранившийся до наших дней. Когда же началась мировая война, Патт продал оба своих имения Владимиру Ивановичу Федоровскому.

Что касается бывшего партнера Закштейна, то в 1908-1911 годах Яков Бражников владел зданием на Дмитриевской, 122, построенным его братом Александром. Возможно, дела его шли неудачно, поскольку он не только отошел от сотрудничества с Закштейном, но свой дом продал Павлу Родопулосу – брату известного в Ростове банкира Георгия Родопулоса. Сегодня об этом здании (Шаумяна, 106) напоминает только воссозданный главный фасад в псевдо-мавританском стиле.

А имение, где находилась фабрика Закштейна и Бражникова (Кировский, 90/2), сохранилось. Правда, сама фабрика была закрыта вскоре после установления советской власти, а здания стали использоваться, в основном, под жилье. И немудрено: «железный конь шел на смену крестьянской лошадке». Эту участь разделили и другие бричечные предприятия, в том числе – упоминавшиеся сегодня. Но о них – в следующий раз.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!