20 апреля суббота
СЕЙЧАС +13°С
  • 10 апреля 2019

    Писать комментарии стало удобнее!

    Привет! В мобильной версии нашего сайта появилось обновление. Теперь плашка комментариев залипает внизу страницы. Мы надеемся, что оставлять комментарии теперь будет удобнее!

    5 апреля 2019

    Делитесь фотографиями!

    Привет, дорогой читатель!
    На нашем сайте появились новые возможности. 
    Теперь можно делиться фотографиями - достаточно нажать на картинку и выбрать, в какой из соцсетей вы хотите это сделать.

    18 февраля 2019

    Новые возможности нашего сайта

    Привет, наш дорогой читатель! У нас есть кое-что новое: форматы наших публикаций стали кликабельными.
    Теперь при клике на формат «Фоторепортаж» вы увидите все фоторепортажи. А если вы хотите почитать все интервью, кликните на формат «Интервью».

    Еще

Светлана Крузе, директор Ростовского областного музея изобразительных искусств: «Наша коллекция хороша прежде всего тем, что в ней очень мало ненужного»

Нести искусство в массы – их прямая обязанность, главное, чтобы массы хотели это искусство принимать. А в массе своей далеко не каждый житель столицы юга России знает, например, что в областном музее изобразительных искусств выставлено полотно...

Поделиться

Нести искусство в массы – их прямая обязанность,главное, чтобы массы хотели это искусство принимать. Но далеко не каждый жительстолицы юга России знает, например, что в областном музее изобразительныхискусств выставлено полотно, к которому приложил руку сам Рубенс; что там можнополюбоваться работами Айвазовского и Шишкина... В наш прагматичный век, покапод картиной не будет вывешена информация о ее ценовых перспективах аукционовSotby's и Christie's, трудно убедить посетителя в ценности представленнойэкспозиции. Хотя, с другой стороны, именно благодаря раскрученности Дали и Гойидва года назад Ростов увидел работы этих гениев, а сейчас принимает выставкуШагала. Люди готовы платить за возможность увидеть то, за что другие – оченьбогатые люди – готовы платить немыслимые деньги; прикоснуться к бесценнымэкземплярам, постоянно растущим в цене. Об искусстве, его цене и ценности161.ru побеседовал с директором Ростовского областного музея изобразительныхискусств Светланой Крузе

СветланаВалерьевна, успех выставки Гойи и Дали показал, что ростовский зритель готов квеликому. Но другого гения – Шагала – мы видим только через два года. Почему?

– Даже крупныемузеи жалуются: очень трудно сейчас стало работать и привозить выставки. Этоочень дорогое удовольствие. Да, выставка Гойи и Дали прошла успешно, но сколькобыло проблем при ее организации – это трудно описать. Начиная от таможни изаканчивая перевозкой. Ведь коллекция пришла к нам из Германии, из частныхколлекций, поэтому было необходимо провести ее таможенное оформление, оставитьмногомилионный залог за картины. Он потом, конечно, возвращается, но все равно– эти деньги ведь надо где-то взять. Хорошо, что часть проблем взяла на себякомпания, которая выступила организатором выставки. Они не хотят озвучиватьцифры, но это очень большие деньги. Частично залог внес Райффайзенбанк,частично – сам коллекционер.

Инымисловами, кабы не бизнесмены, не видать нам работ гениев?

– Увы, но этотак. У нас есть целевые программы, которые оплачивает федеральное министерство,но их хватает далеко не на все. Вот сейчас я занята идеей проведенияЮжно-российского биенале художников. Очень не хочу рассказывать об этомзаранее, но посудите сами: чем мы хуже других городов? Почему бы нам раз в двагода не проводить биеналле современного искусства на базе наших прекрасныхвыставочных залов.

А зачем? Этоже тусовка для посвященных, что она даст рядовому жителю города?

– Любой городдолжен сам формировать социокультурную среду, в которой предстоит расти егодетям. Вот о Ростове любят говорить, что город – купеческий, здесь интереснотолько коммерческое искусство, и что современные художники донские стараютсяработать только в этом направлении – пишут интерьерные работы и пр. На самомделе у нас очень много молодых талантливых художников. Потенциал у городахороший. У нас третий по численности региональный союз художников. Работы этойстарой гвардии выставлялись на аукционах «Кристи» и «Сотби». Я вообще уже давновыступаю за то, чтобы ввести понятие Ростовская школа живописи. Пока естьтолько московская и питерская. Кстати, Тимков – известный донской художник –стал ярким представителем питерской школы... А вообще, я ярлыков не люблю.Границы искусства современного очень размыты. Четко различимо лишь коммерческоеи некоммерческое...

Все равно:то, о чем вы говорите в большей степени относится к внутренней кухне донскойживописи. Да, надо поддерживать местных талантливых художников и развиватьдонскую школу живописи. Но кто ее будет ценить? Не правильнее было бы большевремени уделять формированию художественного вкуса у подрастающего поколения,просто загоняя их в залы вашего великолепного музея?

– В этом деле –формировании вкуса – главное – это то, что дают родители и школа. Да, мыотметили нехорошую тенденцию: раньше к нам чаще приводили школьников. Я незнаю, что случилось. То ли дети изменились, то ли учителя. У нас очень хорошиеэкскурсоводы, хорошие выставки, но все равно... Сейчас в связи с расширениемштата я набрала много очень хороших девушек молодых, которые увлечены своейработой и умеют прекрасно ладить с детьми. Есть даже специальные программыработы с детьми, в садики выезжаем, с трехлетними работаем. Но здесь должнабыть общая заинтересованность. Я разговаривала с министром образованияГуськовым, он говорит: «Приносите свои предложения, мы будем рассматривать». Новы поймите: я не могу требовать, чтобы учителя заставляли детей ходить в нашмузей за деньги.

А бесплатно?За границей очень многие музеи пускают на свои площади школьников бесплатно.Видела своими глазами в американском музее школьный урок в экспозиционном зале– сидят на полу, кружком, учителя слушают...

– Поймите: мыведь не благотворительная организация. У нас есть план, который никто неотменял. У каждого научного сотрудника есть план по посетителям, по количествупроведенных экскурсий. Бесплатных посетителей ему никто не засчитает! Он можетих проводить – ради бога, но и план он тоже должен выполнять.

План?! Усотрудников государственного музея изобразительных искусств? То есть вы должныприносить доход?

– У всех музеевесть финансовый план. Например, надбавки и премии сотрудникам можно выплачиватьтолько из перевыполненного плана.

У меня былотакое представление, что заработанные от продажи билетов деньги идут на мелкиенужды музеев: там шторки новые повесить, здесь перила покрасить... Ладно, еще сТретьяковки или Эрмитажа требовать план – там такие туристические потоки. Но спровинциального музея-то что спрашивать?

– Конечно, мы нетак много зарабатываем. И уж тем более не можем заработать на то, чтобыпокупать новые экспонаты, скажем, XVIII или XIX веков. При желании мы можем изэтих заработанных денег брать средства на покупку картин, но цены на стоящиепроизведения искусства – сами понимаете... А захламлять музей малоценнымиработами не хочется.

Кстати, акак сейчас пополняются фонды музея?

– Хороший вопрос.Был подарок в 2007 году от главы компании «ЛитерПолис» г-на Алексеева. Это нашспонсор, они наших молодых художников спонсирует. Они подарили портрет девушкинеизвестного художника XIX века. Мы скоро надеемся устроить презентацию этогополотна. Его уже отреставрировали, сейчас специалисты занимаются реставрациейрамы. Реставрация – процесс небыстрый, тем более качественная. Хотим, чтобыпрезентация была сказочной.

Это вамповезло?

– Да, это чистойводы везение. К сожалению, меценатство здесь не очень развито. Но не надодумать, что это беда только провинциальных городов. Это общая проблема сейчас.

Но ведьфонды пополнять надо? Как покупать экспонаты, за какие деньги?

– Система такая: надоэти траты планировать заранее. Вот недавно нам принесли и предложили блюдо.Просто замечательный экспонат. Денег нет. Мне надо их заказать в министерстве.И то: если я их запланировала еще в прошлом году. Хотя я же не могу знать,сколько денег и на что мне понадобиться. Если же деньги есть, пока моя заявкапройдет все стадии согласования, продавец может передумать и продать экспонаттем, кто сможет рассчитаться без лишних проволочек. Очень сложно покупатьработы у коллекционеров.

Но вам какдиректору провинциального музея не стыдно перед своими коллегами за то, что ужеесть? Как мы смотримся на общем фоне?

– Что вы! У нас замечательнаяколлекция. Несмотря на то, что лишь чуть больше шести тысяч единиц хранения, ясчитаю, что у нас коллекция очень достойная. Очень хороший раздел древнерусскогои русского искусства. В свое время сотрудники закупали не только наших, донскиххудожников, но и выезжали в Москву, в Санкт-Петербург. К тому же у насвеликолепная коллекция западноевропейского искусства, восточная коллекция,которая еще ждет своего часа.

Но ведь увас появились новые залы в здании на Чехова, 60. Чего еще желать?

– Хранение фондов– одна из самых актуальных проблем сейчас. Для сохранности экспонатов требуетсяспециальный режим температуры и влажности, все это должно тщательноконтролироваться. У нас вот проблема – надо воздух подсушивать. В новом здании,при его проектировании, все это было учтено. А вот на Пушкинской – сложнее:старинный особняк, там провести все эти коммуникации сложнее. А, скажем,выставлять коллекцию древнерусского искусства гармонично именно в том здании,хотя она и требует большего внимания как раз с точки зрения сохранности.Спасибо Владимиру Федоровичу Чубу: из его фонда были выделены деньги на покупкуспециальных выдвижных рам для хранения картин. Это очень дорогое удовольствиедля музея, но вот теперь и мы располагаем таким оборудованием.

Наверное, всвязи с демонстрацией таких дорогих работ, как полотна Шагала и Дали, требуютсянемалые затраты дополнительные на охрану?

– Организаторы ссамого начала обращают внимание на организацию охраны в музее, так что мыизначально неплохо подготовлены к приему такой выставки. Ну и, конечно, будутпредприниматься дополнительные меры.

– Что-тоособенное ждет посетителей?

– Чем намнравится сотрудничество с «ЕвроАртом» – это их подход к организации выставок.Сейчас мало привезти знаменитого автора – есть люди, которым Шагал, скажем,безразличен. Необходимо еще подать работы. Работы Гойи и Дали, например, былиоформлены в паспарту со специальным стеклом, которые не пропускают ультрафиолети не бликуют. И визуальный эффект от этого превосходный, и сохранность картиныобеспечена. Выставка работ Шагала посвящена библейской легенде об Адаме и Еве.При декорировании зала использованы ткани синего и бордового цвета. Особуюатмосферу выставке придадут свежие живые яблоки, разложенные повсюду.

Возвращаяськ вашей коллекции, понимаю, что для вас как для директора все экспонаты важны иценны. Но спрошу так: потеря какого экспоната стала бы самой тяжелой утратойдля музея?

– Знаете, вместоответа я дам вам посмотреть план эвакуации здания музея на Пушкинской на случайпожара. Это утвержденная инструкция, с которой тщательным образом ознакомленкаждый сотрудник. Они все знают, кто какой экспонат из какого зала выносит впервую очередь. Так, в случае пожара из первого зала такой-то сотрудник первымвыносит «Портрет атамана» Ефремова, из второго «Лунную ночь» Айвазовского, изтретьего – «Лосиный остров» Саврасова, из четвертого – Сурикова... Вот это такназываемая первая очередь. Но совершенно очевидно, что и «Сусанна и старцы»Рубенса, и ряд других работ представляют совершенно особую ценность, которуюнельзя измерить ничем. Знаете, если бы не дай Бог нечто такое там произошло, ябы не знала, что делать, села бы и плакала посреди зала. Ведь известен случай,когда сотрудники одного важного учреждения во время пожара стали прятатьдокументы в несгораемые шкафы и в результате погибли все. Самое ценное – эточеловеческая жизнь. Наша коллекция хороша прежде всего тем, что в ней оченьмало ненужного. Может ведь быть и 15, и 20 тысяч единиц хранения, а гордитьсянечем.