Город Исчезающий Ростов интервью Зачем Ростову историческая застройка и кому нужна «старая рухлядь»

Зачем Ростову историческая застройка и кому нужна «старая рухлядь»

Архитектор и общественница отвечают администрации

Историческая среда Ростова исчезает на наших глазах

Администрация Ростова утвердила состав комиссии, которая займется сохранением исторического архитектурного облика при сносе или реконструкции домов. Большинство из 26 членов — чиновники; архитекторов и активистов — единицы. Попавшая в состав комиссии руководитель спецпроектов фонда «Внимание» Елена Чернышева и архитектор Сергей Трухачев рассказали 161.RU, что думают о городской политике в отношении исторической застройки.

В последние месяцы власти красноречиво демонстрировали свое отношение к дореволюционным кварталам. Сити-менеджер Алексей Логвиненко даже назвал аварийные здания, не признанные памятниками архитектуры, «старой рухлядью», которой в городе быть не должно. Для понимания: охранный статус есть лишь у 125 домов, большая часть старого Ростова не защищена от сноса.

— Какую выгоду получает город, сохраняя исторический облик и вкладывая деньги в реставрацию и реконструкцию старинных зданий?


Елена. У каждого города, условно говоря, есть две базовые целевые аудитории — внешняя и внутренняя. Внешняя — сторонние инвесторы и туристы. Внутренняя — собственные жители. Как мы знаем, налоги горожан формируют основу бюджета, люди генерируют рост малого и среднего бизнеса. Интересы обеих этих целевых аудиторий одинаково важны. Отдавая приоритет инвесторам, сносам и многоэтажному или деловому строительству в центре, власти забывают, что мы — горожане — тоже являемся весьма весомыми инвесторами всех городских процессов.

Да, в Ростове нет уникальных, знаковых памятников архитектуры, зато есть, точнее, пока еще есть, историческая среда. Когда началась пандемия и закрыли границы, Ростов внезапно проявился на карте путешествий, и стало понятно, что к нему есть большой интерес. У нас живописно, отличные рестораны и есть где погулять. Этого уже, как оказалось, достаточно, чтобы привлечь внимание туристов и удержать их. Однодневные путешествия не очень выгодны с точки зрения туризма, важно, чтобы приезжим хотелось задержаться на 2–3 дня.

Но сейчас исторические фасады буквально обсыпаются на мостовую, архитектурные детали уничтожают во время капитального ремонта — и привлекательного становится всё меньше. Последние события со сносами и вандализмом на объектах культурного наследия ярко отразили, насколько жители накалены, как их волнует текущая позиция городских властей, насколько эта тема важна.

Сергей. В первую очередь привлекается поток туристов. У Ростова достаточно большое количество памятников архитектуры. Историческая среда хорошо сохранилась. В дореволюционный период наш город активно развивался и строился, причем строили каменные здания. Конечно, исторический центр Ростова пострадал во время Великой Отечественной войны, но в целом у нас много интересных больших объектов.

Важно, что ценность ростовской архитектуры сочетается с природными ландшафтами на спусках к Дону — с колоритными южными двориками, которые привлекают туристов из Москвы, Петербурга и других регионов. В сочетании с теми видами туризма, которые у Ростова давно развиваются, — гастрономическим и деловым — это бы сработало.

— Как вы оцениваете работу администрации по сохранению исторической застройки в Ростове?


Елена. Никак. Крайне неэффективно. Приведу конкретные аргументы. Происходит повсеместный вандализм на архитектурных памятниках, когда собственники или третьи лица наносят ущерб объекту культурного наследия. В большинстве случаев люди, нарушающие федеральное и региональное законодательство, не несут никакой ответственности.

Типичная история — скандальная ситуация с домом на Московской, 72. Из самого знакового здания города практически среди белого дня выносили архитектурные детали, а полиция по свежим следам внезапно не смогла найти виновных. Здание с момента расселения еще в 2018 году не было качественно законсервировано, в итоге консервация произошла только после громкой истории с разграблением. Причем этому дому повезло, ведь сити-менеджер проявил к нему интерес.

При этом я могу назвать еще целый список объектов культурного наследия, которым был причинен не меньший ущерб, где не были проведены своевременно противоаварийные и консервационные работы, где с тихого согласия комитета по охране памятников был произведен вандальный капитальный ремонт или крайне сомнительная реставрация.

В 2021 году сити-менеджер анонсировал программу льготной аренды архитектурных памятников под восстановление. По официальным заявлениям, были проанализированы лучшие российские практики. По факту — это довольно сырая схема с большим обременением для потенциального инвестора и не очень привлекательной мотивационной частью.

Уже несколько лет по инициативе губернатора работает комиссия по сохранению исторического облика, и я даже в нее вхожу. Но мы можем рассматривать только здания, где проводится капитальный ремонт, и заключения комиссии носят «рекомендательный» характер. Городская администрация отказывается закрепить полномочия комиссии, ссылаясь на юридические коллизии.

Сергей. Не могу сказать, что можно дать какую-то положительную оценку. Накопилось много скандальных примеров сноса и совершенно варварского уничтожения фоновых объектов. Эффект, который создается этой работой, перекрывает хорошие моменты с ремонтом зданий. Но и ремонт зачастую делают с низким качеством.

— Дадут ли созданной комиссии достаточно полномочий и будет ли она иметь вес в принятии решений властей?


Елена. Сейчас мне сложно ответить на этот вопрос однозначно. Мне самой очень интересно. Появление такой комиссии — своевременный и необходимый шаг. Подобный опыт был во время проведения реновации в Москве. Правительство Москвы и градозащитное сообщество вступили в коллаборацию, в результате которой более 200 зданий были исключены из списков на снос.

Самое важное, бесспорно, в том, как часто будет собираться комиссия, какой круг вопросов она сможет отрабатывать и каковы будут полномочия. Последнее — краеугольный камень, если полномочия будут иметь сугубо «рекомендательный», то есть необязательный, характер.

Сергей. Насколько я знаю, со стороны ряда активистов было обращение к администрации города — мол, надо бы добавить комиссии полномочий. Но, к сожалению, этого не произошло. Особого влияния со стороны созданной комиссии я не жду. Это, скорее, такая ширма. У нас есть градостроительный совет в Ростове, но с момента образования ни разу не собирался. Может быть, у новой комиссии будет больше встреч и на них не будет действовать ковид, как на членов градостроительного совета — последних якобы именно по этой причине не собирают. Отмечу и состав новой комиссии: из 26 участников я насчитал только 5 человек, не являющихся чиновниками. Они могут быть независимыми в принятии решений. Могут быть. С нынешним же составом можно будет решать локальные организационные проблемы.

— С чего бы вы начали работу в составе этой комиссии? Какие шаги надо предпринять в первую очередь?


Елена. С анализа списка зданий, признанных аварийными, и зданий, которым в данный момент собираются присвоить такой статус. В рамках общественного движения «МойФасад» мы уже провели такую работу на основе официального списка аварийных зданий. Но в течение 2021 года этот список расширялся, и финальная версия пока в официальных источниках не опубликована. Необходимо выделить ценную фоновую застройку — здания, которые сносить ни в коем случае нельзя. И, конечно, с предложения ввести мораторий на снос как минимум на год, до финального уточнения приоритетных для сохранения объектов.

— Насколько изменилось отношение ростовчан к старой архитектуре и понимание ее ценности? Изменилось ли в лучшую сторону или большинству на нее плевать?


Елена. Очень сильно изменилось, причем буквально в течение последних трех лет. Количество неравнодушных выросло в разы. Как мне кажется, на это повлияла большая доступность краеведческой информации: сейчас многообразие лекций, пабликов и экскурсий. Горожане стали лучше понимать свой город и гордиться им.

24 января Логвиненко и Голубев увидели, во что превратились старинные дома в центре Ростова

Спрос на экскурсии по городу и лекции на краеведческую тематику очень большой, причем именно со стороны обычных жителей. Людям нравятся красивые здания, им нравится понимать, что по этим же улицам ходили известные люди, что сто лет назад в этих же локациях происходили интересные события. Что они живут в интересном месте, с интересной историей. Поэтому, выбирая путь минимизации «расходов» и трудозатрат в отношении исторического фонда, власть создает крайне взрывоопасную ситуацию. Это не просто здания, это уязвление нашей самости, покушение на персональную и коллективную память. Это воспринимается как угроза лично тебе, твоей личности, уникальности.

161.RU писал, чем закончился осмотр аварийных домов и памятников архитектуры, который провели Алексей Логвиненко и губернатор Василий Голубев. Главный архитектор города уверен, что сносить всё подряд чиновники не должны.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем