3 августа вторник
СЕЙЧАС +35°С

«Хуже, чем в девяностые, не будет»: директор Центрального рынка — о власти и попытках «отжать» бизнес

Интервью Юрия Муковоза, который обвиняет администрацию в давлении на предпринимателей

Поделиться

Юрий Муковоз руководит Центральным рынком с <nobr class="_">1990 года</nobr>

Юрий Муковоз руководит Центральным рынком с 1990 года

Поделиться

В марте администрация Ростова-на-Дону поставила Центральному рынку ультиматум — убрать павильоны с улицы Станиславского или готовиться к принудительному сносу. Ответы предприятия власти называют «отписками», упрекают в том, что ларьки портят вид на Кафедральный собор, и грозят «скорыми мерами». Генеральный директор рынка Юрий Муковоз рассказал в интервью 161.RU, почему считает давление властей попыткой «отжать бизнес» и почему сам планирует отказаться от торговых палаток.

Справка: Юрий Муковоз руководит Центральным рынком с 1990 года, тогда же он стал президентом Ассоциации рынков Ростовской области.

«Наезд» администрации


— Центральный рынок — это и транспортный узел, и духовный центр города, и главный рынок. Не считаете ли вы, что «наезды», как вы это назвали, связаны с тем, что кусочек лакомый?

— Конечно, он лакомый, и это связано. Сто процентов. Собор [Рождества Пресвятой Богородицы] духовно кормит, а мы — физически. Старый базар существует с 1845 года. Это историческая ценность.

— Соседство с собором вы оцениваете…

— Положительно. Мы помогали его реконструировать. Собор привлекает на рынок дополнительных посетителей. Человек заехал поставить свечку, потом пошел за покупками. Бывает и наоборот: утром продавец ставит свечку, молится о хорошем базарном дне. Вечером свернул торговлю, ставит свечку в благодарность.

Центральный рынок помогал реконструировать Собор Рождества Пресвятой Богородицы

Центральный рынок помогал реконструировать Собор Рождества Пресвятой Богородицы

Поделиться

— Вы 31 год являетесь генеральным директором Центрального рынка. Какой период для вас был самым тяжелым?

— Девяностые. Это период становления, когда рынок был в ветхом состоянии. Я все эти тридцать лет строюсь. Первую реконструкцию мы начали со здания администрации рынка — это памятник архитектуры. Углы у него уже разрушались, крыша провалилась. Сооружение было громоздким, ремонт — дорогостоящим, но начали с него и пошли дальше: поменяли павильоны, построили рыбные боксы. Сейчас мы сносим то, что ставили в девяностые, и реконструируем рынок по второму разу. Что бы сейчас ни сделала администрация, хуже, чем в девяностые, не будет.

— Недавно вы рассказали о конфликте с администрацией. Можно поподробнее?

— С городской властью у нас проблем никогда не было. Но конфликт с [начальником управления торговли Ростова Константином] Тихоновым у нас случился в первый же день его работы на должности. До назначения я вообще этого человека не знал. Он попросил принести абсолютно всю документацию на рынок. У него принцип знакомства такой. Я позвонил и возмутился.

— Вы были единственным руководителем рынка, который так отреагировал?

— Они потом эту тематику отпустили.

— На каком этапе конфликт с администрацией?

— На начальном. Потом, может, будут какие-то действия.

— По вашим ощущениям, конфликт именно с Тихоновым или с кем-то другим — Голубевым, Логвиненко?

— С кем-то за Тихоновым. Я не хочу называть вышестоящие имена. Тихонов — лицо подневольное.

— У вас бывают личные встречи? Пытаетесь наладить отношения?

— Сам я туда [в администрацию] практически не хожу — пока полчаса будешь пропуск выбивать, пороги обивать… Я уже вышел из этого возраста, мне скоро семьдесят.

— В прошлом году была пресс-конференция по поводу ярмарочной торговли. И вы, и Тихонов были в числе спикеров. Как общались кулуарно?

— Прохладно, вежливо. По поводу павильонов тогда разговоров не было. Эта тема поднялась в конце прошлого года. С позиции администрации мы должны моментально свернуть ряды [на улице Станиславского]. Но я же не могу просто выбросить людей на улицу. Там торгуют тридцать предпринимателей, с ними заключены договоры. Они платят арендную плату — по 400 рублей за день.

Конфликт с администрацией города находится на начальном этапе, считает Муковоз

Конфликт с администрацией города находится на начальном этапе, считает Муковоз

Поделиться

— Вы предлагали им перейти на другие места?

— Конечно. Внутри рынка у нас много пустых павильонов. Другие места их не устраивают: на Станиславского слишком хороший трафик, покупательская способность высокая.

— Но вы планируете на месте их торговли строить временный павильон.

— Потому что ряды на Станиславского нужно сносить. Планируем в апреле. Мне стыдно на них смотреть, они пришли в негодность. Проект строительства павильона уже в стадии завершения. Отремонтируем фасадную часть здания, павильоны будут закрытого типа, остекленные, получится совсем другой вид. Строить планируем поэтапно. Сломаем десять мест, сделаем фасад здания, потом павильон. Затем пойдем дальше, примемся за следующие десять мест.

— Когда планируете ввести павильоны в эксплуатацию?

— Точно в этом году. Если региональное Министерство строительства и архитектуры оперативно согласует проект, можно и за два месяца построиться. Вместе с разработкой проектно-сметной документации на павильон уйдет 25 миллионов рублей. Стоимость аренды для предпринимателей останется такой же, как и была. Торговые места на Станиславского эти тридцать предпринимателей сохранят. Если администрация выпустит, например, постановление о сносе этих рядов, мы будем судиться за людей и наш бизнес.

— У вас в принципе натянутые отношения с властью?

— С [областным] Департаментом потребительского рынка мы отлично работаем, они нам помогают, снабжают даже юридической литературой. А с администрацией города контакта и взаимопонимания нет. Основные претензии по павильонам на улице Станиславского, но это видимая часть, верхушка айсберга.

— Видимая часть для вас или города?

— И для меня, и для города. Что там дальше, пока можно только догадываться.

Сложнее всего рынку пришлось в девяностые

Сложнее всего рынку пришлось в девяностые

Поделиться

— Вы президент Ассоциации рынков Ростовской области. Что об этом конфликте думают в объединении?

— Мне даже стыдно об этом говорить, потому что это началось на ровном месте, когда мы и так собираемся сносить эти ряды. Мне постоянно звонят предприниматели и спрашивают: «Что происходит? У тебя что, «отжимают» [Центральный] рынок?»

Есть ощущение, что у вас пытаются «отжать» рынок?

— Ну так, половинчатое. Это попытки. Но мы этого не боимся, потому что предприятие совершенно прозрачное. Работаем по-белому с самого начала.

— «Крыша» у рынка есть?

— Разные органы в начале 2000-х предлагали уйти в теневую деятельность, покрышевать рынок, но мы это отметали и отметаем. Крышевать — это что значит? Меньше доходов, меньше налогов, и все время находишься в подвешенном состоянии, зависишь от тех людей, кто крышует. Нам не нужны сомнительные предложения.

— А вообще отжать рынок реально?

— Очень трудно. Наша земля в частной собственности, все строения — и временные, и капитальные — тоже. Всем владеет ЗАО. Акционеры разделяют мое мнение, что администрация не права. На строительство тратим заработанные деньги, субсидий не получаем, за грантовой поддержкой не обращались. Чего от меня хотят? Может, запугать или какие-то препоны чинить, может, обанкротить. Поглядим.

Земля Центрального рынка находится в частной собственности

Земля Центрального рынка находится в частной собственности

Поделиться

Тенденции рынка


— В декабре сити-менеджер Алексей Логвиненко заявил, что Центральный рынок портит вид на Кафедральный собор — под отреставрированным красивейшим сооружением стоят «ржавые ларьки из девяностых». При этом он хвалил современные павильоны.

— Сегодня на Центральном рынке есть и палаточные ряды, и павильоны. Например, торговый дом Максимова, павильон одежды, рыбный, фруктово-овощной. Необходимые капитальные павильоны у нас уже построены. В дальнейшем их пока нецелесообразно строить.

— Почему?

— Доходная часть уже не та, она упала. Мы не зарабатываем столько, чтобы строить одни капитальные здания и сооружения. Это исходя из нынешней экономической ситуации. Если она будет улучшаться зарабатывать — да, почему нет? Будем строить. А пока мы ориентируемся на временные строения. Это тоже павильоны современного типа, но более легкие. У них есть свои плюсы. В капитальные павильоны мелкие сельхозпроизводители идут с неохотой.


— Что такое капитальный павильон, понятно. А временный?

— Например, навес около мясного павильона. Там торгуют домашней продукцией владельцы личных подсобных хозяйств. Продают капусту, морковь, огурцы, помидоры. Мелкий бизнес в павильон не загонишь. Во-первых, места дешевле. Во-вторых, удобнее выгружать мешки, продавать и собираться. Если мы переведем всех в капитальные сооружения, то лишимся этих производителей. Тогда и рынок будет не так востребован со стороны ростовчан — к нам приходят именно за натуральной деревенской продукцией.

Торговый дом Максимова — капитальный павильон

Торговый дом Максимова — капитальный павильон

Поделиться

— Значит, в будущем рынок по-прежнему будет сочетать…

— И капитальные здания, и павильоны. Да. У нас есть предприниматели хорошего достатка, есть мелкие. Так вот, временные павильоны — для мелких.

— Сколько сейчас предпринимателей работают в капитальных зданиях, сколько во временных?

— Пятьдесят на пятьдесят. Значительного перевеса в какую-то одну сторону по продовольственной группе товаров нет. Что касается вещевой торговли: в капитальных зданиях арендаторов пока больше. Но эта торговля постепенно уходит в прошлое. Уже развита доставка на дом, а сервисы онлайн-заказов продают одежду со скидками. В итоге людям все просто приносят под дверь. Наши торговые площади сокращаются, количество занятых мест под промышленные товары уменьшается.

— Территориально планируете расширяться?

— Нам достаточно своей земли. Надо ее обустраивать.

оцените материал

  • ЛАЙК30
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...