27 октября среда
СЕЙЧАС +3°С

Сергей Тараканов, политтехнолог: «В Шахтах есть специальная комната, где сотрудников избирательных комиссий учат вбрасываниям»

Поделиться

Поделиться

Поделиться

На его счету уже 53 избирательных кампании вРоссии. В Ростовской области о нем заговорили после неожиданного поражения впрошлогодних выборах мэра Новошахтинска кандидата от партии власти. Несмотря наподдержку областных властей и агрессивную избирательную кампанию, тогдашнийи.о. мэра Новошахтинска Сергей Скоблев уступил 1% голосов своемуконкуренту-самовыдвиженцу Игорю Сорокину. Так насколько всесилен пресловутыйадминистративный ресурс, и есть ли шансы прорваться во власть людям «не изобоймы»? Об этом корреспондент 161.ruспросил у известного политтехнолога Сергея Тараканова, который минувшуювыборную кампанию работал в Самаре, а следующую проведет в Ленинградскойобласти.

–Сергей, эксперты говорят, что выборы из года в год становятся все менеепрозрачными. Кому, как не вам, об этом можно судить. Вы тоже так думаете?

– В разных регионах кампании проходят по-разному.Если говорить о моем опыте в Ростовской области на выборах в прошлом году, томожно сказать, что они отличались конкурентностью. Понравился уровеньподготовки наблюдателей. Сама организация выборов проводилась с соблюдениемзакона. Результат говорит сам за себя: где-то победил самовыдвиженец, где-токоммунист, где-то – справедливоросс. То, что было на минувших выборах в Самаре,например, меня поразило. О законе вообще никто не говорил, не вспоминал и небоялся никаких последствий. На наши замечания о том, что действия членовизбиркома недопустимы с точки зрения избирательного законодательства иКонституции, нам практически прямо в глаза говорили: «После выборов подадите нанас в суд», – и продолжали делать то, что хотели. Такого раньше я не встречалнигде.

– Вотона – тенденция?

– Может быть, потому что после Самары я был вСаратове: там весной следующего года намечены выборы в Городскую думу. Пообщалсяс нужными людьми и выяснил: с самовыдвиженцами там намерены бороться не нажизнь, а на смерть.

– Акак борются с неугодными кандидатами?

– «Срезают», как правило, на этапе регистрациипутем признания подписей недействительными.

– Ичто, никак нельзя с этим бороться?

– Подписи признаются недействительными согласнозаключению экспертов. На основании этого заключения суд принимает решение, идесятки тысяч самых настоящих подписей идут в корзину. Вы, конечно, можетенайти независимого эксперта и предложить суду повторную экспертизу, но суд наэто отвечает, что ему вполне достаточно и одного эксперта. И все. Подействующему законодательству самовыдвиженцы у нас не защищены никак. Чтоделать? Я не знаю. Можно только предположить, что, если у нас, как признаютдаже президент страны и премьер, существует коррупция в органах власти, топочему бы не поискать «продажных» экспертов, чтобы предложить «больше»?Например, в Самаре, на наш штаб выходили представители экспертного сообщества ипредлагали за 1,5 миллиона рублей решить вопрос. Под экспертизой нужны триподписи – вот, по 500 тыс. за подпись. Если кандидаты действительно готовы на всеради победы – вот реальный путь достижения цели.

– Ичто, этого будет достаточно, чтобы победить?

– Конечно, нет. Для того чтобы сражаться с этойсистемой, нужен системный подход, знание предмета и масса набитых шишек. Толькоте, кто уже сталкивался с этим беспределом, может быть готов к новой встрече сним.

– Ачто вы чувствуете от постоянных встреч с ним?

– Знаете, это очень сильно деморализует. Ведьочевидно, что избиркомы находятся под пятой у администрации президента изанимаются не выборами, а выбраковкой неугодных кандидатов. Но практика отходаот демократических выборов похожа на процесс прикрытия клапана в паровоймашине. Другого такого клапана нет и, глядя, как его намертво пытаютсязаварить, становится страшно за страну. У меня – человека, который прошел неодну выборную кампанию, – нет отчаяния. У меня уже появляется злость: раз онитак, то и мы... Административный ресурс даже политтехнологов толкает на жесткиенарушения закона.

Когда избирательные комиссии чувствуют себя внезакона, может наступить закон улиц. Если все делать не по закону, вскореначинают появляться «понятия», и эти понятия, когда наступит такой момент,никогда не поставят членов комиссии выше народа. На выборах в Самаре намнеоднократно поступали предложения «пробить голову», «поломать ноги» членамизбиркома! Это уже не шутки, вы понимаете?

– Кчему это может привести?

– Мне бы не хотелось лишний раз приводить впример Киргизию, да и вообще заниматься политическими предсказаниями. Я являюсьсторонником той версии, что десять эволюционных подъемов лучше одной революции.Опять же – кто придет к власти, если вдруг ситуация коренным образом изменится?Те, кто за много лет страшно изголодались по власти. Можете себе представить,что они сделают со страной. Нынешнее руководство страны это прекрасно понимаети не раз само указывало на такую перспективу развития истории своему электорату.Но я хочу сказать: вместо того чтобы апеллировать, перестаньте сами рватьстрану на части! Низы уже действительно не могут. Выйдите на улицу и спросите убабушек: хватает ли им денег на еду? Лекарства? Эти старички в «твиттерах» и «ЖЖ»не сидят, им некуда выплеснуть свое негодование. А у них есть дети, внуки,которых тоже государство заставляет жить в скотских условиях.

–Правда ли, что на выборах даже применяется фокус с исчезающими чернилами? Такиеручки кладут в кабинки для голосования, человек делает отметку, а потом онаисчезает.

– Правда. На прошедших выборах в Самаре это было.Я давно знаю об этом приеме. Такие ручки, как правило, продаются в магазинах «приколов».В Самаре мы зашли в такой и попросили продать пару штук. Простодушные продавцынам рассказали, что буквально недавно – а дело было накануне выборов – они по заказуклиента привезли в город крупную партию таких ручек, около пяти тысяч. И всепродали. Хотя в обычных условиях такую партию и за год не продашь. Это о чем-тоговорит? Нам поступали сообщения о том, что ручки были замечены на разныхизбирательных участках. Бюллетень с непроставленной отметкой считаетсянедействительным. А между тем для представителей избиркомов есть дажеспециальные программы обучения, как незаметно проставить галочку в нужномбюллетене. Для этого крохотный стерженек прикрепляют к безымянному пальцу,немного тренировки – и можно выходить к столу подсчета бюллетеней.

– Ачто вы еще знаете о тренингах для членов избирательных комиссий?

– Достаточно. В Ростовской области, например, естьдаже специальная комната, где проводятся тренинги по вбрасываниям. Находитсяона в Шахтах. Накануне осенних выборов с моей командой даже связывались напредмет проведения тренингов. Власти были очень встревожены случаем в Азове,когда дело по факту обнаружения заполненных бюллетеней дошло до суда,повторения никто не хотел. Мы даже вели переговоры о цене. В Ростове несложилось, но в других регионах я проводил такие тренинги по вбрасываниям.

–Как?! Вы?!

– Я понимаю, что потакаю этой системе. Но во всемдолжен быть предел, в том числе и потаканию. В России очень важно уметь неперегнуть палку.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Ростове-на-Дону? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...