СЕЙЧАС +13°С
Все новости
Все новости

Уроки чеченского правописания

Громкий процесс по так называемому «кондопожскому делу» споткнулся о перевод, а вернее сказать – о переводчицу с русского языка на чеченский. Аминат Дакаева – уроженка Чечни, проживающая в Ростове-на-Дону, – известна своим участием в качестве переводчицы

Поделиться

Громкий процесс по так называемому «кондопожскому делу» споткнулся о перевод, а вернее сказать – о переводчицу с русского языка на чеченский. Аминат Дакаева – уроженка Чечни, проживающая в Ростове-на-Дону, – известна своим участием в качестве переводчицы по многим громким судебным процессам. В карельской Кондопоге во время судебного разбирательства вдруг выяснилось, что подписи Аминат Дакаевой под ее переводом постановлений о привлечении подсудимых в качестве обвиняемых и еще одна подпись – на постановлении о назначении самой Дакаевой в качестве переводчика – подделка. Вернут ли дело снова в прокуратуру или затянувшийся процесс продолжится, узнавал корреспондент 161.ru.

Дело полковника Буданова, дело капитана Ульмана и несколько процессов в областном ростовском суде уже над чеченцами, которых обвиняли в терроризме. Ростовской прессе Аминак Дакаева известна не понаслышке. Филолог с высшим педагогическим образованием, имеющая преподавательский опыт. Знание в совершенстве как чеченского, так и русского особенно остро понадобилось после двух чеченских кампаний. Ни у потерпевших, ни у обвиняемых чеченцев претензий к переводу не было. У судей тоже не возникало сомнения в правильности перевода Аминат. Зато в Кондопоге сама Аминат вдруг усомнилась в подлинности собственной подписи и, соответственно, тех переводов, под которыми она якобы расписалась.

«Я не первый раз участвую в судебных процессах в качестве переводчика. Кое-какие тонкости знаю и понимаю. Поставить свои подписи не могла физически, поскольку получала текст для перевода по электронной почте и таким же образом пересылала его обратно», – заявила Дакаева. Тексты для перевода, как оказалось, ей направлял директор ростовского бюро переводов Алексей Винников, которого уже вызвали в Кондопогу для дачи показаний.

Ее заявление подтвердила и почерковедческая экспертиза. Адвокаты подсудимых чеченцев теперь настаивают, что фальсификация подписей под процессуальными документами – веское основание для возвращения уголовного дела обратно в прокуратуру.

Ростовский адвокат Людмила Тихомирова, которая в свое время представляла стороны защиты потерпевших чеченцев по делам Буданова и Ульмана, объяснила корреспонденту 161.ru «тонкости перевода» и предположила, что «кондопожское дело» скорее всего вернут в прокуратуру для «работы над ошибками».

«В Ростове такие судебные (или следственные) ляпы не могли произойти в принципе. Во-первых, на процессах, где участвуют жители Российской Федерации, но не русские, обязательно присутствие переводчика. Это конституционное право. Во-вторых, судья обязательно спрашивает у подсудимых (или потерпевших), понимают ли они речь переводчика. Я лично (по долгу службы) общалась с чеченцами, у которых переводчицей была Аминат Дакаева. Она владеет литературным чеченским, а ведь есть еще и диалекты. Но Аминат всегда переводит на литературный, то есть правильный язык. В Кондопоге же она в своем переводе увидала слово-диалект, значение которого она и сама может не так истолковать. А если этот диалект исказит смысл документа? Ей грозит уголовная ответственность. Это лишь одна причина, по которой дело должны вернуть в прокуратуру», – уверена Людмила Тихомирова.

Далее, поясняет процессуальные тонкости ростовский адвокат, документы, представленные в суде, должны быть только подлинными. Никаких факсимиле, копий, заверенных у нотариуса, и прочих современных наворотов! Под русским и чеченским текстами ставится так называемая «мокрая» подпись, а если надо – то и печать. Однако в следственном управлении следственного комитета (СУСК) при прокуратуре РФ по Республике Карелия сегодня заявили, что под теми документами (постановления о привлечении подсудимых в качестве обвиняемых) Уголовно-процессуальным кодексом подписи переводчицы не предусмотрены. Значит, и нарушения никакого по сути дела-то нет. То есть судебный процесс тормозить не надо. Зачем же тогда кто-то, несколько раз тщательно потренировавшись (как следует из заключения экспертизы), поставил чужую подпись там, где вроде и не надо ее ставить? Этот вопрос тоже предстоит решить суду.

Напомним, в Верховном суде Карелии проходит слушание дела шести выходцев с Северного Кавказа. Два года назад они участвовали в массовой драке у ресторана «Чайка» в городе Кондопога. Тогда были убиты двое местных жителей, около десяти человек получили ранения. Все подозреваемые обвиняются в хулиганстве, в причинении вреда здоровью различной степени тяжести, а гражданин Магомадов обвиняется в убийстве двух лиц.

Фото: Фото с сайта Stloica.onega.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter