26 апреля пятница
СЕЙЧАС +24°С
  • 10 апреля 2019

    Писать комментарии стало удобнее!

    Привет! В мобильной версии нашего сайта появилось обновление. Теперь плашка комментариев залипает внизу страницы. Мы надеемся, что оставлять комментарии теперь будет удобнее!

    5 апреля 2019

    Делитесь фотографиями!

    Привет, дорогой читатель!
    На нашем сайте появились новые возможности. 
    Теперь можно делиться фотографиями - достаточно нажать на картинку и выбрать, в какой из соцсетей вы хотите это сделать.

    18 февраля 2019

    Новые возможности нашего сайта

    Привет, наш дорогой читатель! У нас есть кое-что новое: форматы наших публикаций стали кликабельными.
    Теперь при клике на формат «Фоторепортаж» вы увидите все фоторепортажи. А если вы хотите почитать все интервью, кликните на формат «Интервью».

    Еще

«За этот кирпич мне грозит египетская тюрьма»: ростовчанин рассказал о своей необычной коллекции

Разбираемся, кто такие брикхантеры

Поделиться

У брикхантера даже есть кирпич с именным клеймом

Фото: личный архив Бориса Талпы

Борис Талпа — кандидат наук, ученый. Он уже почти 50 лет работает в институте наук о земле ЮФУ. А еще он брикхантер — охотник за кирпичами. Его коллекция, которая постепенно переросла в музей, насчитывает больше 1200 экспонатов и пополняется каждую неделю. Образцы Борис Васильевич собирает по всему миру. Корреспондент 161.RU поговорил с ученым и узнал подробнее о его необычном увлечении.

Кирпичи вместо сувениров

В начале 1970-х годов Борис Талпа начал работать на кафедре минералогии и петрографии Ростовского государственного университета. Он занимался изучением глин и вел поиски сырья для кирпичной промышленности.

Начали с Краснодарского края, где было около 50 мелких заводов, расположенных на равнине. Почвы никто не восстанавливал, и они терялись. Из-за этого регион потерял много посевных площадей.

Через некоторое время молодые исследователи провели там работы и неподалеку от Геленджика, в поселке Адербиевка, построили кирпичный завод. Сейчас по разработкам Талпы на территории бывшего СССР работают 23 завода. И почти с каждого завода Борис Васильевич в качестве сувенира привозил по кирпичику. Из каждой страны, которую ученому доводилось посещать, он тоже привозил по экземпляру.

Коллекция профессора насчитывает больше тысячи экземпляров

Фото: личный архив Бориса Талпы

Фото: личный архив Бориса Талпы

Фото: личный архив Бориса Талпы

― Кирпич ― это важный элемент культуры и архитектуры любой страны. Например, в Таиланде кирпичи тонкие, как и стены домов, из-за теплого климата этой страны. В южных странах делают тонкие кирпичи, а в северных — крупные, но технологии похожи, — объяснил Талпа.

В 2014 году он узнал о существовании в Петербурге музея истории кирпича. Посещение этого музея стало стартом для создания собственной коллекции и создания собственного музея. Ученый начал собирать кирпичи с клеймами на местах разрушенных старинных зданий Ростова, Азова, Таганрога и обмениваться ими с коллекционерами из Северной столицы и других городов. А место нового путешествия теперь выбиралось по наличию там интересных экспонатов для коллекции.

Как избежать египетской тюрьмы

В коллекции мужчины немало древних кирпичей. Есть образцы из Древнего Рима, которым по три тысячи лет, есть образцы из средневековых замков. Например, кирпич из Бальги — первого замка Тевтонского ордена, располагавшегося в Восточной Пруссии.

― Для меня это охота. Я же брикхантер, а не коллекционер. Интересные кирпичи еще нужно найти. У меня характер такой — постоянно что-то ищу. На геолого-географический факультет потому и пошел, — поделился Борис Васильевич.

Самый старинный и «самый любимый у всех брикхантеров России» образец — это кирпич из египетского Карнакского храма. Этому кирпичику 4 тысячи лет, сделан из ила Нила и некогда был частью одной из храмовых колонн. За этот экспонат Талпе может грозить египетская тюрьма.

― Кирпич отдали мне местные археологи. Они предупредили, что если меня поймают с ним на таможне, то посадят в тюрьму-темницу на 15 лет без права переписки. Для маскировки я набрал современных клейменных арабской вязью кирпичей, упаковал и отправился в аэропорт. Меня заставили вскрыть ящик. Эксперт увидел, что это кирпичи с местной стройки и дал добро. Спросил: «Зачем?» Я ответил: «Сувениро», — смеется брикхантер.

Тот самый кирпич из Карнака

Фото:  личный архив Бориса Талпы

Случались и ситуации, о которых Борис Васильевич не может вспоминать без слез.

Это было в 2017 году. Мужчина летел в Ростов из Казани, где проходила конференция брикхантеров. В багаже два кирпича: один из Казанского кремля, а второй — из Свияжского. В ростовском аэропорту багаж задержали, а через некоторое время всё-таки вернули со словами: «По весу принимаете?»

― Принял, раскрываю, а там всё расколото. Что искали, непонятно. При этом в чемодане были материалы по кирпичному делу, статьи. Ну, просмотрите, если уже вскрыли багаж — зачем кирпичи ломать?! — до сих пор с негодованием вспоминает профессор.

Некоторые кирпичи для коллекции Талпа добыл не сам — это подарки студентов. Например, один из китайских учеников Бориса Васильевича привез ему из южнокорейского города Пусан необычный серый кирпич.

― В этой стране серый цвет считается благородным. Китайцы давно освоили восстановительный обжиг. Именно таким способом из каолина получают фарфор. При таком обжиге обычные глины становятся серыми, — пояснил мужчина.

Сколько стоят кирпичи

Сколько стоят экземпляры его коллекции, Борис Васильевич раскрывать не стал.

По его словам, стоимость экспонатов определяется по нескольким критериям. Основной — география.

― Петербургский кирпич в Петербурге будет стоить одни деньги. В Ростове его цена возрастет в несколько раз, в том числе из-за доставки. Или вот нахичеванские кирпичи. У нас они доступны, а в Санкт-Петербурге за них и пять, и десять тысяч рублей заплатят. В Америке за такой экспонат могут и 10 тысяч долларов отдать — оттуда дорого стоит пересылка, — добавил брикхантер.

Другой критерий — насколько коллекционным является образец. Если на кирпиче есть какие-то особые дефекты, клейма, то он поднимается в стоимости.

― Коллекция с обработанными материалами, с определением производителя, историей стоит дороже. И это должна быть именно коллекция, а не набор кирпичей, которые можно положить в стенку.

Роль играет и эксклюзивность экспоната. Если кирпич — единственный в своем роде, то и цена на него будет больше.

Иногда на кирпичах можно увидеть интересные следы

Фото: личный архив Бориса Талпы

Поиск грибных мест

У Бориса Васильевича есть целый алгоритм выбора места поездки, откуда можно привезти новый экспонат.

― У моей супруги аллергия на амброзию, поэтому с середины августа мы выезжаем туда, где этого растения нет. Это основной параметр, по которому я выбираю поездки. Потом смотрю, где есть исторические места. Например, Восточная Пруссия, Прибалтика и так далее, — рассказал брикхантер.

Борис Васильевич составляет маршрут, на котором обязательно будут грибные места — так брикхантеры называют районы, где есть потенциально интересные образцы. Затем профессор сообщает о своих планах другим коллекционерам.

― В 2017 году была кирпичная встреча в Петербурге. Собрались 30 человек. Это люди разных профессий: от сантехника, водителя до академиков, ученых. Чай попили, посидели, а потом пошли в лес к разрушенному зданию. Каждый нашел себе по кирпичику. Никто так в поездках туристических не узнает город, как брикхантер. Мы ведь по всяким подворотням ходим, видим реальную жизнь, — поделился Талпа.

Профессор меняется кирпичами со своими коллегами по увлечению. В основном это брикхантеры из российских городов, из Белоруссии и Украины. Талпа говорит, что обмен с коллекционерами из других стран очень дорогой из-за транспортной перевозки.

В коллекции брикхантера есть и такие интересные экспонаты

Фото: личный архив Бориса Талпы

Фото: личный архив Бориса Талпы

Охрана замков и домов

В Ростове существует целая лига брикхантеров, пусть и неофициальная. Это семь человек, которые хорошо знакомы и общаются между собой. Брикхантеры занимаются не только поиском и собиранием кирпичей. Они активно участвуют в формировании городской среды и в охране исторических памятников.

― Мы устраиваем акции по спасению домов. Участвовали в спасении замка Лакиера рядом с Таганрогом. Сейчас у фасадов ростовских зданий идет варварская реконструкция, хотя это и реконструкцией сложно назвать. Нам удалось отбить несколько домов, — рассказал профессор.

Он добавил, что ростовские брикхантеры бьются и за то, чтоб в старой части города не было высотной точечной застройки, а Пушкинская застраивалась только из старого кирпича. К сносу домов в городе у них тоже свое отношение.

― Благодаря нам организовано несколько фирм, которые занимаются плановой разборкой зданий. У города нет денег на расчистку площади после сноса, а большинству строителей нужна голая площадка. Во многих разрушенных строениях сохранились старинные камины, ковка, литье, — уточнил Талпа.

Кирпич из итальянского Ливорно

Фото: личный архив Бориса Талпы

По его словам, это основа для новых зданий. Теперь рабочие вручную выбирают кирпичи, полы, лес, кровлю. Из этого строят новые дома, стилизованные под старинные постройки. В Ростове есть уже несколько таких зданий.

Борис Васильевич говорит, что брикхантеры не разрушают здания, а спасают кирпичи из уже разрушенных, «чтоб в музее остался хотя бы один экспонат».

Если вы хотите первым читать самые интересные материалы, подписывайтесь на канал 161.RU в Telegram: t.me/news161ru.

Увидели что-то интересное в городе? Присылайте информацию на почту редакции 61@rugion.ru, в нашу группу «ВКонтакте», а также в WhatsApp по номеру +7 918 50-50-161.