21 ноября четверг
СЕЙЧАС -6°С

Александра Вестмайер, режиссер: «Тарантино пришел в восторг от моего фильма»

Поделиться

Родилась в Челябинске, Россия. Училась режиссуре в Государственной академии театрального искусства в Санкт-Петербурге и в Москве. Переехав в Германию, сняла документальные ленты «Иностранцы. Родина. Образование» (2003), «Найди меня» (2005) и «Мама, у меня все хорошо…» (2007). Фильм «Один в четырех стенах» удостоен множества наград, среди которых приз МКФ в Локарно, премия за лучший полнометражный документальный фильм на МКФ «Послание к человеку» в Санкт-Петербурге и Национальная премия «Лавровая ветвь 2008» в области неигрового кино и телевидения... Так отзывается о нашей землячке Александре Вестмайер Всемирная сеть. В чем секрет успеха творчества Александры, почему ее фильмы не идут в российских кинотеатрах, о чем можно поговорить за завтраком с Тарантино – эти и другие вопросы мы обсудили в беседе с молодым, но уже известным на весь мир режиссером-документалистом.

Cовместить творчество и личную жизнь – можно!

– До замужества моя фамилия была Саломатова. Я родилась и выросла в Челябинске, окончила 13 школу на северо-западе и поступила в театральную академию города Санкт-Петербурга на актерский факультет. Работала актрисой в театре «ИНТЕРСТУДИО», потом получила второе высшее образование, закончив факультет режиссуры в Москве, в ГИТИСе. Работала телережиссером в Челябинске на «Восточном Экспрессе», в 2001 году я вышла замуж и переехала в Германию.

Почему вы решили поступать в Санкт-Петербург? Челябинская академия культуры тоже ведь готовит актеров и режиссеров?

– Я слышала, что Санкт-Петербургская театральная академия и некоторые московские театральные вузы имеют сильную актерскую школу, интересных педагогов, и мне хотелось поступить именно туда. К счастью, мне это удалось.

Вы считаете, челябинское образование бесперспективно?

– Не думаю, что бесперспективно. Человек, который знает, чего хочет, добьется своего везде. Абсолютно не важно при этом, что он закончил – академию или ПТУ. Главное, чтобы была четко поставленная цель, трудолюбие и, конечно, талант.

Какая цель стояла перед вами, когда вы отправились в Петербург?

– Мне было 16 лет, и у меня была детская мечта завоевать весь мир. Какая еще цель может быть у 16-летней девочки, которая решила быть актрисой?

Как вас встретил Питер?

– Не так, как ожидала. Наверное, в мечтах все представлялось слишком просто. Поступила я действительно легко, но потом, учась в театральной академии, поняла, что профессия актера – это тяжелый труд. К тому же вдруг я оказалась одна – без мамы и без старшего брата. Поначалу было одиноко и тоскливо одной в большом городе. Потом появились друзья, интенсивная студенческая жизнь, и я почувствовала себя в Петербурге как дома. Я прожила в Питере в общей сложности девять лет – это было счастливое время. С нами работал великолепный мастер – Михаил Александрович Хусид, мы часто ездили в Европу на гастроли – это было начало 90-х, и для меня это были новые впечатления и, конечно, потрясения, так как железный занавес только начал открываться.

Какое впечатление произвела заграница в студенческие годы?

– Банально, но было странно, что вокруг все чисто, все сделано для человека. Удивила в каком-то смысле сексуальная свобода – там не боялись говорить такие вещи, которые в нашей стране, и тем более в Челябинске, были просто немыслимы.

Как относитесь к нынешнему студенчеству?

– В первую очередь я замечаю главную проблему молодежи в Европе и в Америке: молодые люди не знают, чего хотят. Для них равноценно: можно стать инженером, а можно – стоматологом. Нет увлечений, многие просто хотят зарабатывать деньги.

Школа не прививает целеустремленности?

– Я думаю, школа – это просто способ миропостроения. Человек должен сам понять, что он хочет.

Но вы же не знали, что будете режиссером?

– Режиссером – нет, но у меня всегда было желание заниматься творчеством – кино или театром. Я даже не мечтала, что буду когда-нибудь здороваться за руку с Робертом

Редфордом или с Мэрил Стрип, что буду ездить по всему миру. Одно скажу точно – я не смогла бы стать хорошим физиком или математиком.

Александра, почему вы решили не останавливаться на одном образовании?

– Мне было недостаточно того, что я работала как актриса. Хотелось реализовать свои идеи. Для меня актриса – это нечто подневольное. Хотя я много играла в театре Петербурга и снялась в нескольких короткометражных фильмах в Москве, продюссированных ВГИКом и немецкой компанией, но в какой-то момент я поняла, что меня переполняет огромное количество идей. Как актриса я не могла это реализовать – так возникло решение стать режиссером

Чему была посвящена ваша дипломная работа как режиссера?

– Я поставила пьесу «И вдруг минувшим летом» Теннеси Уильямса. Так получилось, что дипломную работу я ставила в Германии на немецком языке в городе Штуттгарте. Было много хороших отзывов, причем я репетировала с 3-месячным сыном на руках. Так что при большом желании можно все совместить – и творчество, и личную жизнь.

Документальные фильмы – не для кинотеатров

В Германии сразу все сложилось?

– Сложно было первый год: я не знала немецкий язык. Весь год ушел только на то, чтобы научиться говорить. Потом я ставила спектакль, работала в Доме Кино в Штуттгарте – преподавала актерское мастерство. У меня было много различных проектов, сценариев, идей. Неожиданно один из этих проектов выиграл конкурс, и немецкий телевизионный канал МДР, совместно с французским телеканалом АРТе, спонсировал мой первый фильм в Германии «Мама, у меня все хорошо». Потом я получила стипендию от немецкой земли Хессен и следующий фильм делала уже с тремя телеканалами Германии. Это случается очень редко, ведь я – молодой режиссер, к тому же иностранка. Получить работу от трех станций телевидения – это почти что чудо и большая ответственность.

Речь идет о фильме «Один в четырех стенах»?

– «Один в четырех стенах» – это моя вторая работа на телевидении, но первая, которая успешно прошла по всему миру. Мой фильм получил 14 призов и был приглашен более чем на 70 фестивалей. Премьера фильма прошла в Америке, на фестивале «Сандэнс» (второй по значимости фестиваль после «Оскара»). Его организовал Роберт Редфорд, мировое значение фестиваля трудно переоценить. Есть несколько фестивалей, которые знают во всем мире – Сандэнс, Канны, Венеция, Берлинале, Локарно. На Сандэнс у нас была премьера, в Локарно мы выиграли первый приз. В России фильм получил два приза – в Москве мне дали премию «Лавр» в номинации «Лучший кино- документальный фильм 2008 года», а в Питере на фестивале «Послание к человеку» я получила «Кентавра» за лучший документальный фильм.

О чем этот фильм?

– Фильм – о детях, которым не исполнилось еще и 14 лет, но они уже совершили преступления. Документальное кино об их судьбах и вопросах, которые волнуют таких детей. Что меня особенно поразило – многим детям жизнь в специальном учреждении закрытого типа, жизнь за решеткой нравится больше, чем жизнь на свободе. Главная тема этого фильма в том, что все видят в них преступников, а они, в первую очередь, просто дети.

Почему именно «Один в четырех стенах» заслужил столько наград? Чем он отличался от остальных?

– Наверное, этот вопрос не ко мне, а к зрителям. Хотя я хочу в свою очередь сказать большое спасибо замечательной команде, которая работала над фильмом, и всем, кто мне помогал. С ноября 2009 года фильм выйдет в прокат в кинотеатрах Германии.

А в России?

– Про Россию пока не знаю, тут другая система проката... Документальные фильмы редко идут в кинотеатрах.

Как появилась идея фильма?

– Когда я в Челябинске работала тележурналистом на «Восточном Экспрессе», то снимала репортаж о детской преступности в спецшколе. В процессе работы я спросила

наобум у мальчиков – как им живется? И услышала, что им тут нравится больше, чем дома, и что они хотели бы здесь остаться. Была шокирована ответом и с того момента решила снять про это фильм.

Американцы по-настоящему оценили фильм: никто не вышел в туалет

Как выглядит рабочий день режиссера в тот момент, когда снимается кино?

– Самый сложный и самый длительный процесс – это подготовка к фильму. Это организация всего съемочного процесса. Еще очень длительный период – это время монтажа. Во время самих съемок все происходит очень быстро. «Один в четырех стенах» мы снимали 35 дней, монтировали 5 месяцев, а подготовка заняла почти два года.

Публика разных стран одинакова или все же отличается?

– По большому счету, люди все воспринимают одинаково, но в Голландии удивило – публика увидела в фильме много смешного. Да, он снят с юмором, но чтобы люди так смялись – ни в одной стране такого не было. Финны, например, очень сдержанны – они весь фильм не проронили ни звука и были очень внимательны. Американцы, как мне потом расссказали, по-настоящему оценили фильм: никто даже не вышел в туалет. Это, оказывается, лучшая похвала.

Александра, вы снимаете кино только о России?

– Пока да. Я еще не настолько знаю жизнь Германии, чтобы снимать о ней. Снимаю то, что могу, то, что знаю, то, что мне нравится. Почему в моем фильме мальчики так открыты? Ни один иностранный режиссер не смог бы такого добиться. На фестивале мы завтракали вместе с Робертом Рэдфордом и Тарантино – они были просто в восторге от того, как можно до такой степени раскрыть детей, от того, что они выглядят на камеру естественно, это удивительно.

Ваши разговоры с Тарантино больше носили профессиональный характер?

– Я думаю, что никто из режиссеров не любит вести беседы о профессии. Выпив пару коктейлей, ты не хочешь говорить о работе. Да и, в принципе, ты не захочешь говорить о работе с таким режиссером. С ним можно говорить о чем угодно: как здорово кататься на Сандэнс-фестивале на на горных лыжах и какой отличный коктейль смешивают в баре, но не о том, какая у тебя следующая работа.

Кстати, каковы ваши ближайшие планы?

– Буду снимать другой мир, который называется Бурятия. Раньше времени не люблю говорить о проекте – вот сниму фильм, тогда и поговорим.

Какие темы будут звучать в вашем творчестве?

– Разные. Я не отношусь к режиссерам, которые придерживаются только одной темы. Люблю экспериментировать и пробовать разное. Мне кажется, чем больше я попробую, тем больше смогу найти. В планах – снять романтическую комедию, мультик. Я человек, открытый к отношениям, к работе, к людям, к темам.

Есть ли возможность у зрителей с вами общаться?

– Да, у меня есть свой сайт. Мне приятно общаться со зрителем, я всегда в поисках новых идей и сценариев . Буду рада сотрудничать.

А вообще, можно научить снимать кино?

– Научить – дурацкое слово. Должна быть потребность снимать кино. И должна быть удача – нужно быть вовремя в нужном месте. И, конечно, талант. Иначе все превращается в домашнее видео. Я не люблю такое «творчество».

Критика и мнение читателей влияют на ваше мнение?

– Я всегда слушаю, что мне скажут. А принимать или нет... Нужно все пропускать через себя. Что-то остается. Я не упираюсь, что черное – только черное. Оно может быть и темно-серым. Всегда прислушиваюсь к чужому мнению.

Александра, как вы отдыхаете?

− Творчество – это целая жизнь, когда я занимаюсь любимым делом я не замечаю времени. А когда возникает пауза, я с радостью провожу время со со своей семьей.

Работа не мешает личной жизни?

– Многие говорят, что сложно совместить творчество и личную жизнь. Постоянные переезды, постоянные путешествия, съемки. К счастью, мне это удается.

ТЕКСТ

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!