Макс Покровский рассказал о своем любимом ругательстве
Макс Покровский рассказал о своем любимом ругательстве

 

Что такое дружба?

— Когда не достают.

Что такое любовь?

— Это когда половое влечение перемешивается с уважением.

Что такое ревность?

— Одно из самых здоровых чувств.

Что такое музыка?

— 85% моей жизни.

Что заводит?

— Всё естественное, не химическое и натуральное.

Что обламывает?

— Натура человеческая.

Самый любимый звук?

— Голоса любимых людей, звук бас-гитары, звуки хорошей музыки. Одного звука нет. И еще когда кто-то сочно рыгнет — отличный звук.

Самый нелюбимый звук?

— Голоса некоторых публичных лиц, имена которых я называть не буду.

Что такое свобода?

— Это то, чего у нас нет.

Ваше любимое ругательство?

— Я ругаюсь настолько цветисто и сочно, на базе звуков выдумываю слова и слоги. Если место какое-то плохое, я его называю «Черто*****».

Самое нелюбимое слово?

— «Хобби». Оно нелюбимое по двум причинам. Во-первых, я не понимаю людей, у которых хобби, они по-моему (Крутит пальцем у виска.). То, что ты любишь, — это твоя профессия, ты должен выжимать из этого всё. И я сейчас не про деньги. Вторая причина — это самое д***льное по звучанию слово.

Группа «Ногу свело!» выступает уже 30 лет
Группа «Ногу свело!» выступает уже 30 лет

Что такое смерть?

— Это то, что принесет нам или облегчение, или тьму. Но мы не знаем, что именно. Это то, к чему нужно подойти готовым, зная, что ты в жизни сделал хотя бы 30–40% из того, что намечал.

«Ногу свело!» — про что это?

— Это про то, какие люди странные и смешные, как они странно смешно глядят и выглядят, ходят и на всё смотрят. Как они сами себе кажутся серьезными, и они не понимают, до какой степени они смешны, наивны в этой своей серьезности и чванливости.  Это зеркало всего, что вокруг происходит. Но оно либо очень-очень преломленное, либо до такой степени прямое, что люди ему просто не верят.

Чем бы вы никогда не хотели заниматься?

— Мне нравится приставка «бы» в вашем вопросе, потому что «никогда не говори никогда». Не хочу заниматься политикой. Потому что мне уж больно неинтересна эта работа. Но я не знаю — ну что ж вокруг так ... [плохо]?

Если Бог существует, что бы вам хотелось услышать, когда вы окажетесь перед ним?

— Я не знаю, что хотел бы услышать. Знаю, чего бы не хотел: «Ну что, ... [чудила], был у тебя в жизни шанс? И что ж ты им не воспользовался?» Я хочу использовать все шансы, которые дает мне жизнь, которые дает Всевышний. Я очень не хочу, чтобы Он покрутил у виска и сказал: «Ты — придурок, у тебя было столько шансов, и ты их все упустил».