16 октября среда
СЕЙЧАС +12°С

«Такого у нас не происходит». Сидоров и Мордасов — о том, как из них выбивали признание в Ростове

Рассказываем, что «революционеры» говорили на суде

Поделиться

Сидоров и Мордасов находятся в СИЗО почти два года

Сидоров и Мордасов находятся в СИЗО почти два года

8 августа 2019 года прошло очередное заседание по делу о массовых беспорядках. Обвиняемые Ян Сидоров, Владислав Мордасов и Вячеслав Шашмин ждали этого суда больше полутора лет. Во время заседания проводился допрос подсудимых. В ходе него были даны дополнительные показания и поднят вопрос о полицейском беспределе.

161.RU рассказывает о прошедшем заседании.

«Хотели Майдан устроить?»

Первым допрашивали Яна Сидорова, который начал свой рассказ с того, что однажды попал в телеграм-чат «Революция: 5.11.17», ссылку на который он нашел в описании к одному из видеороликов Вячеслава Мальцева, автора блога группы «Артподготовка» (запрещенная на территории РФ организация. — Прим. ред.).

По его словам, 1 ноября 2017 года, очутившись в этой беседе, Ян увидел отсутствие складного обсуждения контента Мальцева. Ему не было понятно ни общей мысли, ни темы диалога, ни намерений участников чата.

Ян предложил участникам чата встретиться и обсудить насущные проблемы нашего города. 2 ноября 2017 года с единомышленниками была проведена неформальная встреча.

— Нас больше интересовала политическая ситуация, — отмечает Сидоров. — Не могу сказать, что мы думали о том, чтоб провести пикет или митинг. Мы обсуждали проблемы погорельцев и дольщиков, проблемы районов, которые не реставрируются, образование.

Проблема ростовских погорельцев — основная в митинге Сидорова и Мордасова 

Проблема ростовских погорельцев — основная в митинге Сидорова и Мордасова 

Вечером того же дня на связь с Яном вышел Влад Мордасов. После продолжительного диалога они решили познакомиться лично. 3 ноября 2017 года рядом с ДГПБ Ян и Влад в компании приятелей по чату обсуждали тему погорельцев. В конце обсуждения Мордасов и Сидоров настаивали на проведении мирной акции протеста на площади Советов 5 ноября 2017 года.

Но она так и не состоялась. Как только юноши достали плакаты и листовки, их задержали. Примерно в это же время на проспекте Соколова скрутили 18-летнего Вячеслава Шашмина. Теперь всех троих обвиняют в том, что они готовили революцию.

5 ноября 2017 года в 12:30 Сидоров и Мордасов подошли к площади. Как только они приблизились к памятнику, к ним подошли люди в гражданской одежде. Когда юноши достали плакаты и листовки, их задержали.

Их отвезли в отделение полиции Ворошиловского района, где Сидорова и Мордасова встретили люди с площади, которые оказались сотрудниками ЦПЭ.

— Когда меня завели на второй этаж, оперативник ЦПЭ Мухатдин Урусов толкнул меня на стул, начал бить по щекам и говорить: «Не надо нам врать, вы пришли сюда устраивать массовые беспорядки, хотели Майдан устроить?» — утверждает Сидоров.

По словам Яна, Урусов начал бить его по голове и требовал рассказать о беспорядках, которые они якобы хотели устроить. Сидоров утверждает, что перед ним сидел замначальника ЦПЭ по Ростовской области Валентин Краснокутский. Он не занимался протоколированием слов Сидорова, а лишь высказывал свою точку зрения и уговаривал Яна согласиться со всем, в чём его обвиняют. А за отказ, по словам Сидорова, его продолжали бить и унижать. Давление на Сидорова продолжалось до 9–10 часов вечера 5 ноября 2017 года. В итоге он сломался и согласился сказать то, что от него требовали сотрудники ЦПЭ.

— Когда Краснокутский дал мне бумагу на подпись, я не хотел, чтоб это всё продолжалось, и подписал этот опрос административно задержанного, — говорит Сидоров.

Когда всё закончилось, Сидоров спустился на первый этаж и увидел там Мордасова. Вместе их увезли в ИВС. Мордасов рассказал Сидорову, что во время опроса к нему также было применено насилие. Утром следующего дня их отправили в Кировский суд. На входе в суд уже стояли сотрудники ЦПЭ, Краснокутский и Урусов.

По словам Сидорова, к ним с Мордасовым подошел участковый района и сказал: нужно признать вину, тогда за административку им выпишут штраф или дадут несколько дней ареста. Молодые люди с самого начала планирования митинга были готовы понести административное наказание. Кировский районный суд вынес им семь суток ареста. Мордасова и Сидорова отвезли в спецприёмник. Казалось бы, что всё осталось позади, но через два дня к Сидорову пришёл Краснокутский.

«Ты же не хочешь продолжения 5 ноября?» 

— Я очень испугался, когда увидел его. Краснокутский сказал: «Разве ты думал, что наше общение уже закончилось? Ты же не хочешь продолжения 5 ноября? Так что надо нам поговорить. Рассказывай, кто тебя надоумил, как вы готовились, какая у тебя роль?» 

Сидоров ответил, что в их планах было лишь проведение мирного митинга, в ответ на что сразу пошли рукоприкладство и угрозы. После того, как Краснокутский записал всё, что хотел услышать, Яна вместе с Мордасовым повели к набережной. Оттуда они поехали в Следственный комитет. Сидоров заявляет, что следователь Аушкин дал им инструкции, что нужно говорить. Начался допрос. Перед этим Ян попросил дать ему возможность позвонить родственникам, чтобы их успокоить. Аушкин согласился, Сидоров позвонил матери, сказал, что находится в СК. По словам Сидорова, сотрудники следкома не применяли к нему насилия и давления.

По версии Мордасова, его провели на третий этаж СК по пожарной лестнице. Влад не мог позволить себе адвоката по соглашению, он попросил себе адвоката по назначению — Александру Артаманову. Он позвонил ей, Артаманова приехала. В какой-то момент в комнату зашли Краснокутский, следователи Горбанёв и Горднев. По словам Мордасова, Горднев предложил Артамановой уйти, потому что сейчас будет зрелище не для её глаз. После ее ухода Горднев достал противогаз из шкафчика. И объяснил, что сейчас начнется «слоник».

Влад утверждает, что на него надели противогаз и несколько раз подряд перекрывали кислород, пока он не начинал задыхаться и биться в конвульсиях. Отказ сотрудничать после «слоника» вывел следователей из себя. Они повалили Влада на пол, начали пинать ногами и вытирать ботинки об лицо. По словам Мордасова, следователь Восканян в процессе заглянул и решил остаться. Они вчетвером пинали его ногами. Двое били ногами в пах. Один спереди, другой сзади. После такого давления он подписал признание. Следов пыток, к сожалению не осталось.

— У меня есть соображение на этот счёт: они профессионалы в области пыток, потому и следов не остаётся, — объясняет Мордасов.

На следующий день Сидорова и Мордасова отвезли на проверку показаний на месте. Ян сказал адвокату Лисицину, что к нему и Мордасову применялись пытки, а также спросил, смогут ли им обеспечить защиту в СИЗО. Адвокат не смог дать полных гарантий защиты своему клиенту. После окончания проверки показаний на месте Сидоров заявил Аушкину, что сотрудники его пытали. На следующий день Яна отвезли в суд, на заседании которого была избрана мера пресечения — два месяца в изоляторе.

Применение силы

На допросе Сидорова и Мордасова спрашивали о том, что они делали до 5 ноября, а также призывали ли они других участников телеграм-чата к экстремистской и радикальной деятельности.

— Никаких агрессивных высказываний от нас не было. Любую агрессию мы считали вбросами. Мы хотели образумить этих людей и указывали им на то, что они голословно марают власть, — утверждает Сидоров.

На вопрос со стороны обвинения о том, зачем Мордасову нужен был армейский ремень и почему он в чате «Революция 5.7.17» рекомендовал его использовать как оружие против представителей правоохранительных органов, Мордасов ответил:

— Армейский ремень взял для того, чтобы он держал мои штаны. В качестве оружия против полиции я никому не рекомендовал его использовать. В акте ОРМ отражены три моих сообщения, но это был вырванный из контекста спора с радикальными пользователями чата, которые собирались приносить биты и арматуру. Раз уж у меня не получалось их удалять или просто с ними спорить, можно попробовать их обмануть. Я предложил им взять с собой безопасный предмет для самообороны, чтобы вместо своих палок, бит или арматур они бы взяли ремни. А ремнями они точно ничего делать не смогут. Я писал это именно с такой целью. И сработало: никто не пришёл.

— Вы рекомендовали участникам митинга обзавестись средствами защиты? Если да, то какими и с какой целью? — спросил Сидорова прокурор Геннадий Труханов.

— Я видел, как при разгоне мирной демонстрации применяется насилие. Я не хотел, чтобы людям был нанесен вред. Потому порекомендовал обзавестись защитной экипировкой, налокотниками, щитками. Отвечать силой на действия правоохранительных органов мы не собирались, — ответил Сидоров.

— Почему вы прятали Мордасова 3 ноября 2017 года у себя в квартире?

— Я понял, что ему не стоит попадать в руки «эшников», так как они его отвезут, изобьют, будут угрожать, делать с ним всякие нехорошие вещи, — продолжает Сидоров.

— С чего вы это вообще взяли? — спросил судья.

— Да потому что это на регулярной основе происходит! Вы только взгляните, что происходит в стране! — воскликнула корреспондент портала «Активатика» Элла Василенко.

После этого судья Шумеев заявил:

— Такого у нас не происходит и происходить не будет! 

И попросил Василенко покинуть зал суда.

По словам Сидорова и Мордасова, они не ставили своей целью свержение действующей власти. И плакаты, которые агитировали к отставке действующего правительства, не несли в себе экстремистского характера: по словам Сидорова, любое правительство можно отправить отставку и любой президент может это сделать.

— Почему вы на заседании в Кировском районном суде не дали показания против лиц, которые применяли к вам насилие? — спросил судья

Сидоров ответил исчерпывающе:

— Я не подавал жалобу, потому что боялся.

Ранее 161.RU сообщил о том, что Сидорова и Мордасова оставили в СИЗО до середины ноября.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
9 авг 2019 в 18:14

Это что вообще было? О ком и для чего эта статья?

угу
9 авг 2019 в 19:41

А я считаю что эта история, шитая белыми нитками, это прежде всего позор трусливому дядеуасе. Можете арестовать меня за экстремизм!

Юрий Ростовский
9 авг 2019 в 19:01

суть происходящего - предельно проста. Парни затронули преступление года. Риэлтерский поджог 119 строений. Они желали не дать сокрыть это преступление. Именно этим они так напугали власть, что последовали "контрмеры" и из парней порешили "вылепить" БУНТАРЕЙ, против существующей власти. Угрозами, обманом, пытками - состряпали "ДЕЛО* и похоже на то, что это у властей получится. Цель проста - напугать тех, кто не верит в случайность этого пожара...
На сегодня, со стороны Дона прекрасно видно, что на подарите ведется строительство жилья, а ведь власти во всех СМИ обещали построить зону отдыха... И ГДЕ ОНА???