21 октября среда
СЕЙЧАС +9°С

«[Насилуют] со всех сторон»: рестораторы Ростова — о новых запретах для общепита

Представители бизнеса и власти не сошлись в оценке антикоронавирусных ограничений

Поделиться

Ресторанная отрасль снова попала под «санкции»

Ресторанная отрасль снова попала под «санкции»

В Ростове заработали новые карантинные ограничения. Под раздачу опять попали рестораны, которым теперь нельзя работать после 22:00, и ночные клубы. Уже после публикации антикоронавирусного постановления администрация смягчила требования, разрешив общепиту работать на вынос поздно вечером и по ночам. 161.RU поговорил с представителями бизнеса и власти о том, каких последствий ждать от второй волны запретов.

Недельная заболеваемость в октябре оказалась вполовину выше той, которую фиксировали в мае, и кратно выше показателей апреля, когда в Ростове начал действовать режим изоляции. 14 октября на Дону выявили 280 зараженных коронавирусом, 9 пациентов умерли.

Марк Котляр, управляющий ресторана «Кинза»:

— Считаю, что решение закрывать заведения именно в 22:00 принято наобум. Ограничительные директивы придуманы для того, чтобы просто они были. У людей в голове стереотип: мол, рестораторы и так много зарабатывают, чересчур богаты и вообще всё стерпят.

Не понимаю, чем отличается посещение ресторана от похода в магазин, на базар или от поездки на автобусе. Более того, я считаю, что структурировать толпы и максимально контролировать масочный режим можно как раз в заведениях общепита. Почему в ресторане нельзя находиться после десяти часов вечера, для меня большая загадка.

Знаете, ограничения в Ростове — это как в бассейне на одной из шести дорожек запретить писать.

Марк Котляр

Необходимые меры — это не ограничение работы ресторанов. Это закупка медицинского оборудования, препаратов, открытие новых ковидных отделений, обучение персонала. А наши власти способны только подписывать формальные бумажки.

Смягчение ограничений, которое приняли на следующий день после выхода документа, никак отрасли не поможет. Работа заведений навынос после 22:00 значительно снизит прибыль. Почему свет клином сошелся на ресторанах, я не понимаю.

Алексей Скидан, шеф-сомелье ресторана Leo Wine & Kitchen:

— В этом году мы не работали 4,5 месяца. При этом сохранили весь штат, организовали доставку, было очень сложно выжить. Новые ограничения скажутся на выручке ресторана, она снизится примерно на 20–25%. Пока не понимаем, смогут ли гости перестроить свои привычки и приходить в заведение чуть раньше. Нужно учитывать, что в октябре нам уже необходимо заплатить налоги за льготный период, который дали из-за карантина и закрытия ресторанов. Нашим коллегам из баров придется наиболее сложно: у них основная посадка начинается как раз в десять вечера. Им я сочувствую. Боюсь, многие в новых условиях лишатся работы. Удручает, что новый документ бессрочный.

Вечером в ресторанах две посадки — в 19:00 и в 21:00. А теперь, получается, будет только одна. Если человек придет, скажем, в 21:30, мы будем вынуждены объяснить ему ситуацию.

Положение странное. В супермаркетах поток людей не сокращался всё это время, на рынках в выходные не протолкнуться, при этом многие не носят маски. А у нас маленький ресторан на 35 человек и еще три-четыре человека работают в зале. В Leo Wine & Kitchen есть все условия для соблюдения санитарных мер, мы следим за дистанцированием, после каждого гостя проводим дезинфекцию поверхностей.

Многие в новых условиях лишатся работы. Поддерживать бизнес при этом никто не собирается. Говорят, и так уже много денег на предпринимателей потратили.

Станислав Смирнов, владелец сети кофеен Setter’s:

— Власти, на мой взгляд, давно оторвались от реальности и не видят, где на самом деле находится «бутылочное горлышко» в потоках людей. А сейчас внезапно виноватыми вдруг оказались заведения, которые работают после 22:00.

Власти сконцентрированы на наказании и избирательном контроле, а отнюдь не на обеспечении мер защиты. Взять маршрутки в часы пик, автобусы, где все берутся за поручни и передают наличные или прикасаются к терминалам оплаты. Если деньги на конвоиров и инспекторов пустить на дезинфекцию поверхностей, будет эффект.

Чиновники ездят на своих черных «Камри» за деньги налогоплательщиков, еще и [насилуют] со всех сторон, абсолютно не понимая, как живет город.

Станислав Смирнов

Наших кофеен ограничения не так сильно касаются, мы и решили перейти на работу до 22:00 с этой недели. Но это совершенно случайная мера из необходимого комплекса, как будто мартышка ловит бумажку в мешке.

Александр Иващенко, директор клуба «Мёд»:

— Мы еще не оправились от первой волны, как всё по новой. В городе много мелких ночных баров. Как ограничения повлияют на этот бизнес, будет зависеть от того, на какой период времени их введут. Вполне вероятно, что если нам опять предстоят четыре месяца простоя, то многие просто не выдержат это ни финансово, ни эмоционально. <...> Хороших заведений в Ростове осталось не так уж и много.

Нас ждет вторая волна запретов и ограничений, я думаю, она будет сложнее. Еще очень важный момент: меры по закрытию озвучили, а где меры по поддержке? Получается, всё равно на бизнес, просто закрыть его, и всё? У нас бытует мнение, что развлекательные заведения никому не нужны и поддерживать их не надо. <...> Вообще, по логике, мы тоже относимся к ресторанам. Получается, что не по ОКВЭДу закрывают, а именно по наименованиям.

Юрий Пигулко, директор караоке-бара «Соловей»:

— Вопросов очень много. Если мы обеспечим социальную дистанцию, ограничим танцпол, то можем продолжать работать? Дальше: отдельным пунктом вынесено, что заведения общественного питания работают до 22:00. Как Роспотребнадзор будет применять эту классификацию? Относится это ко всем заведениям, или бары-караоке будут выделены в обособленную категорию? Если абсолютно весь общепит закрывают и ограничивают, то, естественно, по бизнесу это ударит колоссально. По клубам — особенно, потому что мы открываемся с 21:00. Получается что — час работать?

Никакого диалога власти и бизнеса.

Юрий Пигулко

В Москве прошло совещание бизнеса и администрации. Там администрация сказала: мы хотим, чтобы заражалось как можно меньше людей. Рестораторы ответили: мы можем обеспечить дистанцию и следить за соблюдением мер. А у нас в приказном порядке: мы будем делать вот так, и всё.

Игорь Бураков, председатель комитета Заксобрания по экономической политике:

— Радости от новых ограничений для общепита не испытывает никто. В том числе власти, которые вводят эти ограничения. Все прекрасно понимают, что малому и среднему бизнесу, которым у нас в основном и представлен общепит, приходится очень нелегко. Рестораны и кафе только-только стали выходить из глубокого кризиса. Публика снова потянулась в заведения, и тут начинают возвращаться ограничительные меры. Однако очевидно, без них сегодня не обойтись.

В Ростовской области сейчас бьются весенние рекорды, а одна из эффективных мер борьбы с распространением коронавирусной инфекции — ограничение массового скопления людей, минимизация социальных контактов. Это вынужденная мера.

Если бы речь шла о двух-трех месяцах, то, наверное, большинство заведений смогли бы преодолеть эти негативные последствия, тем более что и государство со своей стороны подставило плечо ради сохранения рабочих мест, трудовых коллективов. Но сегодня далеко не у всех есть такой запас прочности, чтобы несколько месяцев оставаться закрытыми, а потом работать не в полную силу. Придётся перестраиваться и пытаться выживать.

Олег Дереза, бизнес-омбудсмен в Ростовской области:

— Ситуация двоякая. Область на четвертом месте по выявляемости в стране. Больницы переполнены. Мои знакомые по три дня не могут дождаться скорой помощи — понимаете, что это такое? Все врачи работают на износ. Я и сам перенес ковид. Это вначале речь идет о деньгах и экономических потерях, потом — о человеческих жизнях.

К тому же рестораны не закрывают. Если ввели ограничение, что общепит работает до 22:00, то человек, который хочет в ресторан, всё равно туда придет, только пораньше.

Самое главное, чтобы на этом фоне не было всплеска активности черного рынка, подпольных дискотек и ресторанов. Это самое страшное — когда честный бизнес терпит убытки, а нелегалы, которые не платят налогов и держат полнейшую антисанитарию, собирают сливки. За этим власть должна четко следить, потому что это убивает веру предпринимателей в закон.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!