10 августа понедельник
СЕЙЧАС +21°С

Россию вычеркнули из стран БРИК

Россия, которую власти в разгар мирового финансового кризиса окрестили «тихой гаванью», перенесла последствия глобальной встряски гораздо болезненнее, чем страны с динамично развивающимися экономиками – Бразилия, Индия и Китай. Вопреки намерениям российск

Поделиться

Россия, которую власти в разгар мирового финансового кризиса окрестили «тихой гаванью», перенесла последствия глобальной встряски гораздо болезненнее, чем страны с динамично развивающимися экономиками – Бразилия, Индия и Китай. Вопреки намерениям российских властей в ближайшие годы превратить Москву в международный финансовый центр, сегодня на мировой финансовой арене Россия все чаще оказывается отодвинута на задний край, а о первичных размещениях акций российских компаний идет дурная слава, как о заведомо убыточных вложениях. О посткризисных достижениях и упущениях российского фондового рынка говорилось на III Уральской конференции НАУФОР, которая прошла на прошлой неделе в Екатеринбурге.

Сокращение БРИК – устоявшийся акроним от названий стран с динамично развивающимися экономиками: Бразилии, России, Индии и Китая – впервые был предложен аналитиком инвестбанка Goldman Saks Джимом О’Нейлом в 2001 году. Предполагалось, что к 2050 году именно страны БРИК займут главенствующее место на мировой финансовой арене, оттеснив страны Большой семерки. Со временем появились признаки, что страны БРИК стремятся сформировать политический клуб, и таким образом преобразовать растущую экономическую власть в большее геополитическое влияние, что в конечном счете приведёт к формированию новой финансово-экономической элиты.

Однако мировой финансовый кризис поставил под сомнение амбициозные устремления России, показав, как зависима от мировой конъюнктуры национальная экономика и как слабо развит отечественный фондовый рынок.

Россия гораздо болезненнее остальных стран, входящих в БРИК, перенесла последствия кризиса. Китай, Бразилия и Индия использовали глобальную встряску как возможность совершить прорыв – за прошедшие два года Китай переместился на второе место в рейтинге наиболее капитализированных стран, уступая первенство лишь США, Бразилия поднялась с одиннадцатого места на девятое, а Индия – с девятого на пятое. И только Россия ухудшила показатели капитализации, переместившись в рейтинге с 12-го места на 17-е.

«У глобальных инвесторов сегодня есть большие сомнения на тот счет, имеет ли Россия право по-прежнему относиться к странам БРИК, – рассказывает председатель правления Национальной ассоциации участников фондового рынка Алексей Тимофеев. – Иностранные инвесторы воспринимают ее теперь уже как часть следующего круга стран, среди которых есть и Пакистан, и Вьетнам, как бы ни казалось это обидно».

«В Лондоне и Нью-Йорке инвесторы открыто, в один голос, говорят о том, что концепция стран БРИК как похожих регионов распадается, сегодня есть развивающие в едином темпе Бразилия, Индия и Китай и – несколько в стороне – Россия, – соглашается генеральный директор компании Cbonds Сергей Лялин. – Фактически иностранные инвесторы в своем восприятии уже отодвинули Россию на задний план, отношение к идее инвестирования в акции российских компаний стало заметно хуже. Сегодня приток в фонды развивающихся стран очень большой, но на Россию приходятся какие-то крохи. И это беда не российского фондового рынка, а российской экономики в целом».

Как отмечает Алексей Тимофеев, при расчете капитализации стран важно учитывать качественные показатели национального фондового рынка. И на отечественном рынке ценных бумаг за время кризиса произошли некоторые позитивные изменения. В частности, снизилась концентрация компаний, имеющих отношение к нефтегазодобывающей отрасли - в 2010 году их доля впервые составила менее 50% в капитализации российского фондового рынка, в то время как два года назад их доля составляла около 70%, при этом порядка 25% капитализации принадлежало одной-единственной компании – холдингу Газпром. «Это прекрасно объясняло настороженное отношение западных инвесторов к вложениям в российские ценные бумаги, если это были не акции нефтегазодобывающих гигантов или фьючерсы на нефть», – говорит Алексей Тимофеев. Впрочем, снижение доли «нефтянки» в капитализации российского фондового рынка произошло, к сожалению, не за счет выхода на биржу компаний из других секторов, сколько за счет произошедшего в кризис снижения капитализации нефтегазодобывающих предприятий.

По той же причине изменилась и доля десятки наиболее капитализированных компаний – сейчас она составляет порядка 65%, в то время как до кризиса – более 70%, однако по-прежнему крайне высока их доля в торговом обороте российских бирж – порядка 90%.

После кризисного затишья российские компании вновь стали проводить IPO: в первом полугодии 2010 года 13 компаний разместили ценные бумаги на суммарную стоимость 4 млрд долларов. «Первичный рынок «задышал», тем не менее ситуацию вряд ли можно назвать благополучной – добрая половина в суммарном объеме первичных размещений приходится на долю холдинга «Русал» – а это по факту иностранная компания (зарегистрирована на британском острове Джерси – Прим. ред.), которая разместила бумаги на зарубежной бирже, так что часть российских инвесторов была лишена возможности участвовать в эмиссии, однако самое пикантное состоит в том, что львиная доля бумаг была выкуплена крупными российскими институциональными инвесторами. Эта история не лучшим образом характеризует отношение к российскому фондовому рынку со стороны крупного отечественного бизнеса», – считает Алексей Тихонов.

Напомним, в январе 2010 года в результате размещения на Гонконгской бирже и параллельного (для привлечения европейских и американских инвесторов) IPO на французской бирже Euronext (подразделение NYSE) ОК «Русал» продала 10,6% акций за $2,24 млрд. Крупнейший пакет акций (3,15%) в ходе IPO приобрел Внешэкономбанк.

«Ситуации с IPO российских компаний, которые с помощью различных схем, правдами и неправдами, стремятся проводить первичные размещения на зарубежных биржах, не может не огорчать, – отмечает Сергей Лялин. – Однако стоит отметить и тот факт, что сегодня все портфельные инвесторы говорят о том, что над российскими компаниями словно тяготеет плохая карма, поскольку участвовать в российских IPO катастрофически не выгодно. За последние годы не было ни одного удачного примера первичного размещения российской компании – во всех без исключениях случаях бумаги падали сильнее рынка, и западные портфельные инвесторы уже бегут от российских IPO как черт от ладана».

По мнению экспертов, причина того, что все обстоит пока не очень хорошо – и с первичными размещениями, и с ликвидностью за пределами первой двадцатки компаний-эмитентов – кроется в неразвитости институциональных инвесторов – паевых инвестиционных фондов, негосударственных пенсионных фондов, страховых компаний. И убедить их инвестировать средства в инструменты фондового рынка может только стабильный и продолжительный рост котировок ценных бумаг. Между тем, как отметил председатель правления биржи РТС Роман Горюнов, после некоторой эйфории, вызванной ростом рынка после кризиса, наступил период бокового движения, который не добавляет оптимизма.

«По показателю объема открытых позиций российский фондовый рынок еще не восстановился до докризисного уровня, – говорит начальник отдела организации прямых продаж и обучения работе на фондовом рынке Департамента казначейских операций и финансовых рынков Сбербанка России Илья Ефимчук. – Это связано с тем, что существенно уменьшилось число инвесторов, которые приходят на рынок ценных бумаг с широкими инвестиционными горизонтами – после того как многие обожглись на стратегии «купил-держи» в 2008 году, инвесторы стали активно искать новые возможности заработка. Этим объясняется и наблюдающееся сегодня бурное развитие высокочастотного трейдинга, скальперских операций – все это приводит к тому, что по обороту торгов российский фондовый рынок восстановился и даже превосходит докризисный уровень, а с точки зрения удержания позиций этого еще не произошло».

По словам Романа Горюнова, для повышения эффективности управления средствами компаний в рыночной обстановке сегодня необходимо расширять линейку финансовых инструментов.

Долговой рынок, как отмечает Сергей Лялин, на сегодняшний день самый беспроблемный сегмент российского фондового рынка, прирастает постоянно и стабильно. Даже государство наконец стало занимать на внутреннем рынке в больших объемах, чем за рубежом, объем рынка госбумаг, вернувшего утраченные позиции по ликвидности, существенно увеличился: так, если в начале года он составлял около 1,5 трлн рублей, то сейчас – 1,85 трлн рублей. По оценкам Сергея Лялина, до конца года ожидаемый объем предложений госбумаг составит еще около 300 млрд рублей. Рынок муниципальных заимствований – напротив, самый небольшой и медленно растущий сегмент: с начала года он вырос всего примерно на 20 млрд рублей, составив порядка 440 млрд рублей. «В данном сегменте есть локомотив – город Москва, который достаточно активно выходит с собственными бумагами на долговой рынок, разместив в 2010 году облигации на сумму порядка 18 млрд рублей, – рассказывает Сергей Лялин. – В этом сегменте есть четко выраженная сезонность, и наибольшее количество размещений муниципальных облигаций происходит в последнем квартале».

Самый большой сегмент долгового рынка – корпоративные облигации – за три квартала показал рост с 2,3 трлн рублей до 2,6 трлн рублей, как отмечает Сергей Лялин, «рост не огромный в процентном выражении, но достаточно внушительный».

«Как обычно, летом возникает некое затишье, а осенью количество размещений облигационных займов резко возрастает, – говорит эксперт. – Так, в сентябре прошли размещения корпоративный облигаций на сумму 130 млрд рублей – цифра не рекордная, но весьма внушительная для российского долгового рынка. Радует, что происходит удлинение заимствований – до кризиса облигационные займы выпускались на год-полтора, максимум – на три года. Сейчас три года стало уже стандартным, привычным сроком размещения корпоративных облигаций, при этом появились пятилетние, семилетние бумаги».

Как отмечает Сергей Лялин, после кризиса рынок корпоративных заимствований существенно изменился – заметно снизилась доля облигационных займов компаний третьего эшелона. «Эта тенденция должна радовать, потому что основу долгового рынка во всем мире составляют все-таки крупнейшие корпорации, высококачественные заемщики», – отмечает руководитель Cbonds. Впрочем, интерес инвесторов, который прежде был сконцентрирован только в сегменте наиболее качественных бумаг, сегодня вновь постепенно возвращается в третий эшелон, где могут быть достаточно высокие ставки заимствований.

Необходимо отметить, что в этом году произошло знаковое событие – российский рынок корпоративных облигаций обогнал по объемам рынок евробондов. За 9 месяцев 2010 года было размещено российских еврооблагаций на 23 млрд рублей, в то время как за аналогичный период прошлого года – 11 млрд рублей. Еще одно знаковое событие – размещение суверенного российского выпуска еврооблигаций – по словам Сергея Лялина, это событие, которое уже давно ждали, улучшило восприятие России в финансовом мире и облегчило российским компаниям-эмитентам выход на международную арену. Знаковым событием, по мнению эксперта, стоит считать и размещение евробондов ОАО «РЖД» на 1,5 млрд рублей.

«Спрос на заимствования за рубежом достаточно большой, но в ближайшее годы российский долговой рынок будет расти опережающими темпами, потому что сами компании стали более заинтересованы в том, чтобы заимствовать в рублях, – считает Сергей Лялин. – Кризис показал, что валютный рынок волатильный и нестабильный, ожидать можно всего, а хеджировать риски в больших объемах на внебиржевом рынке достаточно сложно, кроме того, это сопряжено с дополнительными затратами».

Приток средств в такие инструменты коллективных инвестиций на фондовом рынке, как паевые инвестиционные фонды также есть, но показатель прироста, как отмечает Серегй Лялин, несопоставим с приростом средств, размещенных на банковских депозитах. «Причина слабой заинтересованности инвесторов очевидна: управляющие компании сегодня не способны предложить уникального инвестиционного продукта, – утверждает эксперт. – Так, ПИФ акций должен инвестировать средства в ликвидные акции надежных компаний – а эмитентов, чьи бумаги удовлетворяют данному требованию, на российском рынке сегодня всего 15-20, поэтому в портфелях различных управляющих компаний присутствуют одни и те же эмитенты – разве что в разных долях. Получается, что для инвестора нет никакого смысла инвестировать в ПИФ, платить надбавку при входе, скидку при выходе, менеджментское вознаграждение управляющей компании… Гораздо проще и дешевле отрыть брокерский счет и сформировать портфель за счет акций тех же 10-15 компаний».

По мнению Сергея Лялина, сегодня для управляющих компаний приобретает особую важность использование производных инструментов, которые позволяют создавать более интересные стратегии, ведь далеко не каждый инвестор способен правильно захеджировать портфель, ограничив возможный размер убытков.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!